1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Глобус

17.10.2001 Босния и Герцеговина: балканское братство моджахедов

Так или иначе, события в Афганистане в эти дни диктуют свои условия построения политических и информационных передач. Сегодняшний выпуск "Глобуса" не является исключением. Ещё со времён первой афганской войны во многие языки мира прочно вошло слово "моджахед". Тогда, в восьмидесятые годы из разных исламских государств в Афганистан съезжались "борцы за веру", чтобы дать отпор "неверным". Чуть позже, в девяностые годы, мир снова заговорил о моджахедах. На этот раз воевавших на балканской войне. Однако, как удалось выяснить нашей корреспондентке по странам Центральной и Южной Европы Татьяне Шарой, с окончанием войны борцы за веру не покинули Боснию и Герцеговину. Более того, многие из них продолжили заниматься террористической деятельностью.

«Без веры нет свободы» – таким был девиз бойцов седьмой легкой бригады третьего (позже – седьмого) корпуса правительственной армии Боснии и Герцеговины «Эль Моджахед». Эта бригада численностью около тысячи человек, сформированная в октябре 1992 года в городе Травник, принимала участие практически во всех операциях боснийской войны. Воевали в рядах «Эль Моджахеда» только ревностные мусульмане – боснийцы вместе с турками, иранцами, арабами. Среди других частей седьмая легкая отличалась стойкостью, дисциплиной и жестокостью, однако с политической точки зрения ее существование было неудобным для Сараево, поскольку давало западным странам повод для упреков в поддержке исламского фундаментализма. Но иногда казалось, что вся боснийская армия идет по начертанному Аллахом пути: на парадах приказы отдавались на арабском языке, в авангарде колонн под зеленым знаменем шествовали бойцы в белых шароварах и с закрытыми черными платками лицами.

Моджахеды зачастую выполняли в боснийской армии задачи комиссаров; считалось, что к концу войны (осень 95 года) в Боснии скопилось около двух тысяч добровольцев из многих мусульманских стран. Опора на исламский мир, откуда в Сараево поступала значительная финансовая поддержка, боснийским властям казалась естественной. После заключения Дейтонского мира правительство обязалось в течение месяца разоружить бригаду «Эль Моджахед» и отправить иностранных добровольцев по домам. Но этого не случилось: в Завидовичах, Тешнье, Бугойно, Зенице, Травнике и других городах осели сотни иностранцев. Все они получили боснийские паспорта, обзавелись семьями, переженившись на местных девушках или выкупив жен за несколько тысяч немецких марок.

Моджахеды жили закрытыми «коммунами». Самая большая исламская община, около 300 семей, возникла в селе Донья Бочинья близ города Маглай, откуда во время войны выгнали прежних жителей – сербов. Есть данные о том, что глава этой мусульманской общины, Абу Мина, причастен к организации террористических актов в европейских странах. Другой «новый босниец» - тунисец Мехрез Андуни в 99 году был арестован турецкой полицией на основании ордера Интерпола по обвинению в пособничестве Усаме бен Ладену и подготовке покушения на папу Римского Иоанна Павла П. Еще пятеро выходцев из мусульманских стран арестованы минувшим летом в самой Боснии, причем в трёх случаях власти объявили о связи арестованных с организацией «Аль Каида», главой которой считается Усама бен Ладен.

Летом 2000 года международные власти Боснии предприняли несколько попыток вернуть в Донью Бочинью сербских беженцев, но моджахеды отказывались покинуть село и даже блокировали дороги. Расформировать общину удалось только в середине осени, но большинство моджахедов не покинули Боснию, а перебрались в другие районы страны. Как утверждает информированный загребский еженедельник «Глобус», именно в Боснии, в горном массиве Озрен, до последнего времени действовал крупнейший в Европе центр по подготовке «исламских бойцов», где под руководством местных инструкторов на трехмесячных курсах готовились рекруты для участия в боевых действиях в Косове, Чечне и Афганистане.

В самом конце 99 года в Чечню из Боснии отправился отряд из 30 человек во главе с тунисцем Абу Аль Ма-Али, который в свое время был полевым командиром бригады «Эль Моджахед». Переброской бойцов из Боснии занималось туристическое агентство «Эйр Коммерс Абаджич» из города Мостар. В лагере в горах Озрен моджахеды жили в спартанских условиях и, по законам шариата, целые дни проводили в молитвах, изучении Корана и боевых упражнениях, для которых имелась неплохая материальная база – от стрелкового оружия до легкой артиллерии. Не все «курсанты» были иностранцами – в лагере проходили обучение и боснийские юноши. Финансовое обеспечение всего предприятия осуществляла якобы гуманитарная арабская организация «Феджир».

В середине сентября министр иностранных дел Боснии и Герцеговины Амер Капетанович опроверг обвинения в том, что страна является убежищем для международных террористов. По словам министра, за минувшее десятилетие боснийские паспорта официально были предоставлены всего 420 гражданам исламских стран. Другой член правительства – министр внутренних дел Мухамед Бешич – заявил, что в числе этих людей не значится имя Усамы бен Ладена, как о том писала пресса. Однако влиятельный еженедельник «Репортер» из Баня-Луки приводит другие данные: в 93 году паспорт на имя бен Ладена выписан в боснийском посольстве в Вене, хотя лично международный террорист его не получал.

Война в Боснии давно закончилась, но боевой пыл моджахедов не угасает: веры в них столько, что на неё не хватит никакой свободы.

США: Рудольф Джулиани - мэр по кризисным ситуациям Несмотря не непрекращающиеся угрозы со стороны террористов, несмотря на рассылаемые по городам США письма, содержащие бациллы сибирской язвы, посеять панику среди американцев экстремистам не удаётся. Примером для многих жителей США служит мэр Нью-Йорка Рудольф Джулиани. Сразу после того, как первый самолёт, захваченный террористами, врезался в один из небоскрёбов Всемирного торгового центра, он поспешил к месту катастрофы. Это едва не стоило жизни мэру. Вместе с другими Рудольф Джулиани вынужден был пробираться в безопасное место сквозь облако пыли и пепла, поднявшееся после того, как рухнуло первое здание. Он стал одним из первых жителей города, кто, засучив рукава, принялся за работу. Наш нью-йоркский корреспондент Юрий Дулерайн представляет своего мэра.

В нью-йоркском театре «Метрополитен-опера» давали благотворительный концерт в пользу пострадавших от террористических актов. Оркестр нью-йоркской филармонии во главе с Куртом Мазуром исполнил реквием Брамса. Маэстро Джеймс Левайн, главный дирижер «Метрополитен-опера», руководил исполнением фрагментов из опер Верди. Все шло по плану, пока на сцену не вышел самый известный любитель оперы в Нью-Йорке и по совместительству мэр города Рудольф Джулиани. Впрочем, называют его просто – Руди. Он представил публике, собравшей, кстати говоря, 2,5 миллиона долларов, хор театра «Метрополитен-опера». И что тут началось. Джулиани приветствовали стоя, овациями, криками, свистом восторга, как на стадионе «Янки» во время бейсбольного матча. Ему бросали цветы, как знаменитым тенорам. Концерт удалось возобновить лишь после того, как Руди пригрозил, что если овация не прекратится, то он сам будет петь.

Сегодня мэр Нью-Йорка, несомненно, самый популярный человек в городе. Такое впечатление, что Джулиани всюду и всегда, в любое время суток – так было с первых же часов после катастрофы 11 сентября, когда исламские террористы, захватившие пассажирские лайнеры, использовали их как оружие массового уничтожения. Джулиани произносит речь в соборе Святого Патрика на похоронах героев-пожарных. Он подбадривает работников аврийно-спасательных бригад, разгребающих днем и ночью развалины. Он руководит расчисткой окрестных улиц. Он поясняет туристам, почему полицейские не позволяют им сниматься на фоне разрушенного центра. Он подсчитывает потери города и призывает федеральное правительство выделить 90 миллиардов долларов на восстановление. В тоже время Джулиани демонстративно разрывает на клочки многомиллионный чек от саудовского принца, когда узнает, что этот принц объяснял теракт в Нью-Йорке политикой США на Ближнем Востоке. «Не может быть морального оправдания убийству 6 000 невинных людей», - сказал Джулиани.

Он выступает в ООН, с трибуны Генеральной Ассамблеи призывая международное сообщество помочь Соединенным Штатам в искоренении терроризма. Дипломаты аплодируют ему стоя. Те самые дипломаты, которых Джулиани обычно ругает за бесконечные нарушения правил парковки автомобилей и за нежелание платить штрафы. Впрочем, в последний раз мэр Нью-Йорка произносил речь по приглашению Генеральной Ассамблеи почти полстолетия назад, в 1952 году.

Нью-Йорк считается бастионом либерально крыла Демократической партии, и на мэра-республиканца за восемь лет его правления спустили немало собак за его консервативные взгляды. Либералы обвиняли Джулиани в пуританском отношении к искусству. Он отказал в городских субсидиях Бруклинскому музею за то, что там устроили выставку художников-авангардистов с картинами, как утверждал мэр, богохульного содержания. Возмущенные художники прозвали Рудольфа Джулиани «Адольфом».

Излишне жесткой считали политику мэра в борьбе с преступностью и с пьянством за рулем. Джулиани, в прошлом окружной прокурор Нью-Йорка, приказал, в частности, перегораживать полицейскими барьерами отдельные улицы для проверки на трезвость и конфисковать на месте автомобили у пьяных водителей. Преступность резко сократилась, также как и смертность в автомобильных авариях. Но мэру это популярности не прибавило.

Его упрекали в холодности, в надменности. Последним по времени поводом для критики стал семейный скандал, в ходе которого 57-летний Джулиани появлялся на публике с подругой. Отчасти из-за этого скандала, а отчасти из-за обнаруженного у него рака простаты, мэр вышел из предвыборной борьбы за место в Сенате. На эту должность избрали супругу Билла Клинтона. Однако, все это было до теракта, так давно, что кажется уже седой стариной. Сегодня Руди Джулиани своей популярностью соперничает с кинозвездами. Нынешняя его активная деятельность, его оптимизм, энергия и решительность – все это вселяет уверенность в жителей Нью-Йорка и помогает пережить самую большую трагедию в истории города. Раздаются требования переизбрать мэра еще на четыре года, но увы, это запрещено законом, принятым несколько лет назад. Возможно, его полномочия продлят на несколько месяцев. Президенту Бушу рекомендуют поставить Джулиани во главе специальной комиссии по восстановлению Нью-Йорка.

Как бы там ни было, но Нью-Йорк старается вернуться к своей нормальной жизни. К этому призывает мэр города Рудольф Джулиани. Нормальная жизнь - это и ежедневная работа американских судов, известных своими подчас сенсационными решениями о выплате крупных штрафов или многомиллионных компенсаций за причинённый ущерб. На это и сделал ставку старейшина намибийского племени гереро Куаимо Рируако, обратившийся в один судов Вашингтона. Таким образом, он намеривается добиться от крупнейшего в ФРГ банка "Deutsche Bank" и двух других немецких фирм выплаты компенсаций за ущерб, причинённый его народу за годы колониального господства Германии на юге Африки.

Намибия: как получить компенсацию за годы колониального ига? «Правительство Германии и немецкие фирмы наконец-то должны ответить за страдания, причинённые народу гереро. Ведь создали же они специальный фонд по выплате компенсаций бывшим подневольным рабочим «третьего рейха», - поясняет Куаимо Рируаку те мотивы, которые побудили его обратиться в американский суд. 66-летний Рируаку является старейшиной племени гереро, насчитывающего сейчас, по разным оценкам, от двухсот до четырёхсот тысяч человек.

Когда-то гереро населяли северную часть сегодняшней Намибии. Впрочем, в конце 19 века эта территория входила в состав германской колонии, называвшейся Юго-Западная Африка. В 1904 году здесь совершенно неожиданно для немцев вспыхнуло восстание племени гереро. Свободолюбивый народ, состоявший преимущественно из пастухов, решил дать отпор колонизаторам, которые захватывали всё новые и новые земельные наделы и пастбища. Около 120 белых фермеров и торговцев были убиты.

Германскую карательную экспедицию возглавил генерал фон Трота, известный своей жестокостью. Несколько месяцев солдаты рейха преследовали воинов гереро, пока не окружили их в районе Ватерберга. Часть гереро была уничтожена в бою, остальные отступили в пустыню, где многие погибли от голода и жажды. По оценкам историков, общее число жертв восстания со стороны гереро превысило 60 тысяч человек – треть всего племени.

В сентябре этого года на состоявшейся в Дурбане конференции ООН по борьбе с расизмом министр иностранных дел ФРГ Йошка Фишер от имени правительства Германии принёс извинения за порабощение и разграбление африканских государств в эпоху колониализма:

    - Невозможно изменить то, что уже произошло. Однако признание вины, ответственности за совершённую несправедливость, признание своих обязательств перед историей, может, по меньшей мере, вернуть жертвам и их детям украденное у них достоинство.

    Однако старейшина племени гереро Куаимо Рируаку считает, что извинения без компенсаций – пустой звук. В два миллиарда долларов оценил он ущерб, причинённый его народу Германией и немецкими фирмами, участвовавшими в порабощении гереро. С этим иском Рируако обратился в один из судов Вашингтона, так как в США, по его мнению, у гереро большие шансы на успех.

    Между тем, как сообщила «Немецкой волне» представительница «Deutsche Bank», во Франкфурт-на-Майне, где находится штаб-квартира банка, из Соединённых Штатов не поступало никаких документов в связи с иском гереро. А потому пресс-служба пока отказалась дать какие-либо комментарии. Правительство же Германии ранее уже неоднократно отклоняло требования гереро о выплате компенсаций.

    По словам министра иностранных дел ФРГ Йошки Фишера, в этом вопросе Берлин не может идти навстречу лишь одной этнической группе. В то же время, Германия осознаёт ответственность перед своей бывшей колонией, но это касается Намибии в целом.

    За последние 11 лет, прошедшие после провозглашения независимости Намибии, ФРГ предоставила ей более одного миллиарда долларов финансовой помощи. Это составляет 60 процентов всех денежных средств, поступивших из-за рубежа на развитие страны. К тому же, говорит советник посольства ФРГ в Намибии Клаус Дитер Дюксман, на пороге двадцатого века Германия как колониальная держава играла второстепенную роль.

    Если же американский суд даст ход иску народности гереро, то, по мнению немецкого дипломата, не избежать нескольких тысяч исков против Великобритании, Франции, Португалии и других бывших колониальных держав. Так что, ожидать выплаты компенсаций гереро вряд ли стоит.