1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Наука и техника

17.09.2001 Какими средствами бороться с терроризмом?

Беспрецедентная серия чудовищных терактов, совершённых на прошлой неделе против США, заставила политиков и военных экспертов задуматься над тем, насколько эффективны принятые сегодня в мире концепции безопасности. В частности, с особой остротой встал вопрос и о противоракетном зонтике, которым президент Буш намеревается уже в самое ближайшее время прикрыть Соединённые Штаты. Правда, пока совершенно неясно, как варварские теракты повлияют теперь на планы вашингтонской администрации, касающиеся развёртывания противоракетной системы.

Возможно, эти планы начнут осуществляться ударными темпами; но точно так же не исключено, что в свете новой ситуации они будут кардинально пересмотрены. Система национальной противоракетной обороны, хоть по масштабам и уступает той «стратегической оборонной инициативе», которую собирался реализовать президент Рейган, должна - благодаря новым технологиям - превзойти её по эффективности. По крайней мере, так говорят разработчики новой системы. Независимые эксперты высказываются гораздо более скептически. Джон Холдрен, профессор Гарвардского университета, поясняет:

    «Эта система не защитит нас ни от баллистических ракет, ни от небольших лёгких самолётов, ни от террористов, подкладывающих бомбы или захватывающих авиалайнеры. Однако многие американцы об этом не догадываются. А люди, пропагандирующие сегодня систему ПРО, полагают, что общественность так обеспокоена проблемой безопасности, что не обратит на это внимание. Это просто чушь, полная чушь. На самом деле следует признать, что в атомный век мы очень уязвимы. А поскольку стопроцентно надёжных систем не бывает, то вся затея теряет смысл: ведь и одна единственная ракета, долетевшая до цели, причинит ущерб катастрофических масштабов. А значит, в том, что касается ядерной угрозы со стороны других государств, надо делать ставку на взаимное ограничение,сдерживание и устрашение».

    Тэд Постол, военный эксперт из Массачусетского технологического института в Бостоне, указывает на обилие отказов в ходе испытаний, на слабый менеджмент всего проекта, на низкое качество конструкторских работ, а главное - на стремление разработчиков системы скрыть от общественности свои неудачи в ходе испытаний.

      «Они не могли понять, где какой объект. Их собственные данные свидетельствуют о том, что они не могли отличить настоящие боеголовки от макетов, муляжей. И что же они сделали? Утаили эти данные! А потом изменили всю программу испытаний так, чтобы эта проблема, выявленная уже во время первого полёта, просто не могла возникнуть в ходе дальнейших полётов. Я считаю это обманом».

      Тэд Постол предложил видоизменить систему с таким расчётом, чтобы ракеты противника перехватывались в первые же секунды после пуска, ане в середине полёта. Такую концепцию осуществить несложно, но она способна обеспечить противоракетную оборону лишь в ограниченных масштабах, поскольку требует мониторинга тех регионов, из которых предположительно исходит угроза. Хотя эта идея нашла отражение в недавних выступлениях Джорджа Буша, президент по-прежнему говорит и о намерении создать непробиваемый щит от всех ракет. Это противоречие наводит Тэда Постола на мысль, что никакой законченной концепции системы ПРО пока просто нет:

        «Я думаю, это не случайно, что никто точно не знает, как будет выглядеть противоракетная программа Буша. Видимо, всё дело в том, что такой программы не существует. Пока в наличии имеется лишь набор политически мотивированных заявлений и обещаний».

        Надо сказать, что это обстоятельство не укрылось и от внимания конгрессменов. Во всяком случае, обсуждая в начале сентября оборонный бюджет, один из подкомитетов Сената урезал финансирование программы с 8,3 до 7 миллиардов долларов. Конечно, на фоне общего бюджета Пентагона в 350 миллиардов это капля в море, но сенаторы дали ясно понять: сначала президент и его команда должны объяснить, какой им видится система ПРО, только после этого можно будет говорить о деньгах. Министр обороны Доналд Рамсфелд был раздосадован:

          «Это печально. Какой сигнал это подаёт русским? Они увидят, что между сенаторами и президентом имеются разногласия, и постараются тут же использовать это обстоятельство, изменят свою тактику. Всё это отнюдь не помогает нам вести с ними переговоры».

          Впрочем, не исключено, что проблемы ПРО теперь уже не актуальны. После терактов в Нью-Йорке и Вашингтоне эксперты склонны полагать, что основные угрозы в 21-м веке будут исходить не от государств и их армий, а от террористических группировок и экстремистов-одиночек. Тут противоракетная система бессильна. Так нужна ли она вообще? Сабине Райфенберг, журналистка, занимающаяся этой тематикой и беседовавшаясо многими экспертами, говорит:

            «Многие склоняются к ответу «Нет, не нужна!» Критические высказывания относительно системы ПРО звучат всё громче. Уже раздаются слова«чушь» и «глупость». Специалисты считают, что это неразумно - вкладывать неимоверные средства в противоракетный щит, не уделяя должного внимания мерам по борьбе с терроризмом. Здесь предстоит многое переосмыслить. Важно отметить также и то, что эти теракты стали свидетельством несостоятельности американских спецслужб. США сделали ставку на высокие технологии, а столкнулись с крайне примитивными, но, какоказалось, весьма эффективными методами террористов: хотя преступники были вооружены самыми обычными ножами, они всё же смогли прорваться в пилотские кабины и использовать пассажирские авиалайнеры как летающие бомбы».

            Российский военный эксперт Владимир Луков уверен:

              «Вся прежняя система отработок на суперкомпьютерах виртуальных военных действий противника и выбор контрдействий американцев теперьлетит коту под хвост. Зачем ставить и проверять в военных учениях илив ходе испытаний сенсоров на спутниках, надводных и даже подводныхкораблях, не говоря уже о мониторинге намерений противника на сушечерез посольства и другие учреждения США почти в 200 странах мира? Командующий ВВС США Ричард Холи говорил, что боевые лазеры будут установлены на «Боингах-747», которые способны обшаривать территорию потенциального противника в глубину на 13 тысяч километров при пролётах через эту территорию. Ничего этого уже не нужно после событий11-го сентября. Создаваемая система перекрёстного нацеливания не учла, как оказалось, одного: сами «Боинги» стали не средством сдерживания, а оружием нападения».

              Так как же бороться с таким видом терроризма? В одних только Соединённых Штатах ежедневно взлетают и приземляются 40 тысяч самолётов:в каждый по антитеррористической группе сопровождения не посадишь! Что касается проблемы безопасности пассажирских авиаперевозок, то тут технические решения уже имеются, причём давно. Например, сегодня все гражданские самолёты, используемые на международных линиях, оборудованы специальным устройством, предупреждающим пилота о препятствиях по курсу следования. Кроме того, на европейских аэробусах установлено устройство, не дающее пилотам выполнять опасные и рискованные манёвры: слишком крутые виражи, слишком резкий набор высоты и так далее.

              По словам профессора Штефана Леведага, директора Института авиационных систем при Немецком аэрокосмическом центре в Брауншвейге, технически не составляет большого труда соединить эти устройства с системами управления самолётом так, чтобы лайнер уклонялся от столкновения с препятствием автоматически и без участия экипажа. Причём можно лишить экипаж возможности вмешиваться в работу этой автоматики. То есть самолёт самостоятельно будет облетать препятствия, а командир корабля, даже если захочет, не сможет ему в этом помешать.

              Правда, - говорит профессор, - на то, чтобы соответствующим образомпереоборудовать все самолёты, потребуется очень много времени и денег, а кроме того, необходимы длительные согласования на международном уровне. Есть и другие возможности затруднить террористам захват самолётов: например, управлять авиалайнерами дистанционно с земли - технически это вполне осуществимо. И, наконец, самое простое средство: перекрыть доступ в пилотскую кабину из пассажирского салона. Единственная трудность будет состоять в том, чтобы разместить в кабине отдельный туалет для экипажа, но эта проблема решаемая, - считает профессорЛеведаг.

              Всё это замечательно. Беда лишь в том, что фанатикам-экстремистам, судя по всему, не откажешь в изобретательности: в следующий раз они придумают что-нибудь новое. Кроме того, есть и ещё одно тревожное обстоятельство. На него указывает Рихард Хайм Шнайдер, эксперт по Ближнему Востоку:

                «Я думаю, что после этих терактов у противной стороны - я имею в виду террористов - многие сдерживающие барьеры рухнули. То есть после таких терактов стали психологически возможными и совершенно другие вещи - например, применение биологического или химического оружия.Кроме того, всё более вероятной представляется ситуация, когда террористам удастся получить доступ к ядерным технологиям».

                А поскольку речь идёт об исламских фанатиках-самоубийцах, понятно, что их не остановят ни инстинкт самосохранения, ни соображения морального характера. Так что же современная цивилизация может противопоставить столь безжалостному, бесстрашному и непредсказуемому противнику? Профессор Карл Кайзер, возглавляющий Немецкое общество внешней политики, говорит:

                  «Нужно улучшить работу информационных систем, разведки и контрразведки, укрепить взаимодействие различных ведомств - как военных, таки гражданских, - на международном уровне. И решать эту задачу должны все демократические государства сообща».

                  Однако столь простыми и традиционными рецептами тут, похоже, не обойтись: до прошлого вторника вооружённые силы США и прочих странисходили - сегодня это очевидно - из безнадёжно устаревших концепций возможных военных конфликтов. Теперь человечеству предстоит переосмыслить свои представления об угрозах и опасностях, пересмотреть образ потенциального противника. Фридберг Пфлюгер, депутат бундестага от ХДС и председатель парламентского комитета по делам Европы, говорит:

                    «Мы воочию убедились в том, что угроза миру по-прежнему сохраняется. В первый раз нас, наконец-то, проняло: голоса, предупреждавшие о возможности подобных терактов, раздавались и раньше, теперь к ним, надеюсь, прислушаются. Ясно, что нам не обойтись без высокоэффективныхспецслужб - между тем, мы уже сочли было, что они - пережиток прошлого, и в последнее время постоянно сокращали численность их персонала. Нужно сделать упор на создание и подготовку антитеррористическихподразделений. Следует принять все меры к тому, чтобы не допустить расползания оружия массового поражения: не хватало только, чтобы террористы заполучили атомное, биологическое или химическое оружие! Кроме того, надо рассматривать в более тесной взаимосвязи вопросы внешней и внутренней безопасности. Ведь и у нас, в Германии, тоже есть группировки исламских фанатиков-радикалов. Я вовсе не намерен ставить знак равенства между мусульманами и экстремистами, между исламом и терроризмом, но потенциальную угрозу необходимо трезво оценить».

                    Понятно, что Фридберг Пфлюгер, будучи депутатом бундестага, вынужден высказываться осторожно. Петер Шолль-Латур, видный журналист изнаток ислама, не скованный официальной должностью, говорит откровеннее. На вопрос, какими методами можно эффективно бороться с терроризмом, он отвечает:

                      «В принципе - теми же, какие используют и сами террористы. Понимаю, это звучит ужасно. Но нам не обойтись без высокопрофессиональных антитеррористических групп, готовых выполнять и грязную работу. Нам придётся выработать совершенно новую стратегию и на террор отвечатьантитеррором».

                      Пока конкретные организаторы терактов в США не установлены, остаётся только гадать, кто же бросил вызов цивилизованному человечеству: группа частных лиц или какое-то государство. По мнению российского эксперта Сергея Маркова, директора Института политических исследований, теракты в США осуществлены «международной организацией, которая не является государством в классическом смысле слова, но приобрелачастично государственные функции и обладает мощью и бюджетом, сравнимыми с мощью и бюджетом многих стран». Сейчас, - считает политолог, - «когда понятие государственности всё больше размывается, возникают квазигосударства - мощные этнические общины, для которых несуществует границ и которые живут своей жизнью, имея своих лидеров,своих бандитов, свою полицию и платя налоги не только там, где живутв настоящий момент, но и стране, откуда вышли их предки».

                      Обсудить ситуацию и выработать новые методы борьбы с международным терроризмом должны лидеры «большой восьмёрки», - считает Марков. «В условиях, когда террористические организации стали обретать характер квазигосударств, мировая цивилизация обязана дать ответ на их вызовы, и ответственность тут лежит в первую очередь на лидерах развитых стран». Эту точку зрения разделяет статс-секретарь в Министерстве иностранных дел Людгер Фольмер:

                        «Мы убедились в том, что нынешние структуры безопасности оказалисьнеспособны предвидеть, распознать и предотвратить такие теракты. Военные структуры и концепции безопасности в целом всё ещё слишком тесно увязаны с категориями холодной войны и реалиями переходного периода. Мы должны исходить из того, что прежних образов врага большене существует. Россия теперь партнёр, в тенденции - друг, а опасность грозит нам совсем из других уголков Земли. Как мы теперь убедились, к этим угрозам следует относиться очень серьёзно. Уже в ближайшие дни мы должны приступить к пересмотру всей нашей политики безопасности».

                        А завершить сегодняшнюю передачу я хочу словами депутата бундестага Фридберга Пфлюгера. Он говорит о том, какие выводы предстоит сделать человечеству из трагических событий 11-го сентября:

                          «Они указывают на то, что основной конфликт 21-го века заключается уже не в противоборстве идеологий или национальных государств, а в противоборстве культур. Мы выступаем за диалог культур, но должны быть готовы, если нужно, и сражаться за нашу свободу».

Также по теме