1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Европа и европейцы

17.07.2001 Замки Европы (I)

Фамильный замок семьи Гогенцоллернов
Замок святого Ангела в Риме

Я живу на улице, которая называется Альтебургерштрассе, то есть улица старого замка. Замка на ней давным-давно уже нет, но название осталось, сохранило память о прошлом. Если немножечко помечтать, ведь позволено же мечтать и взрослым людям, то можно представить, что я живу в замке. Мечты, мечты!

А ведь есть люди, которые действительно сегодня живут в замках. Этим людям и, конечно же, их замкам, мы решили посвятить этот и следующий выпуск журнала «Европа и европейцы». Мы побываем в Италии, Чехии, Испании и Англии. Начнем с Германии, с фамильного замка семьи Гогенцоллернов, бывших немецких монархов. Там побывал мой коллега Геннадий Темненков:

От столицы земли Баден-Вюртенберг Штутгарта до родового гнезда Гогенцоллернов замка «Хоэнцоллернбург» чуть больше часа езды по неширокой дороге. На кресле рядом с водителем с микрофоном в руке сидел необычный гид: невысокий, худощавый пожилой человек с большими залысинами и породистым хрящеватым носом, одетый в дорогой тёмный костюм. Войдя к нам в автобус в Штутгарте, он просто и незатейливо представился:

    Меня зовут Майнрад принц Гогенцоллерн. Я официальный представитель королевского дома и буду сопровождать вас в поездке к замку.

    Пока мы добирались до цели путешествия, «его высочество» или «его светлость», обе формы обращения к нему экскурсовод воспринимал как само собой разумеющееся, так же, впрочем, как и более прозаичное «господин Гогенцоллерн», успел вкратце рассказать историю королевского дома.

    По его словам Гогенцоллерны вышли где-то на заре средневековья из Швейцарии. Два брата рыцаря, не гнушавшиеся промышлять благородным делом разбоя на больших дорогах, согласно мутному упоминанию в какой-то древней летописи, обосновались в Швабии, построив на скале Цоллер в горах Швебиш альб крепость, «бург».

    От этой-то скалы высотой 855 метров, которая до сих пор господствует над практически плоскими окрестностями, и пошло прозвище рыцарей, перешедшее затем на всех их потомков, - Гогенцоллерны, от устаревшего южно-немецкого «хоэнцоллер» – высокая скала.

    Но, что-то братья рыцари, или их потомки между собой не поделили, и род раскололся на две ветви. Одна из них, старшая, переселилась на восток Германии и заложила основу династии брандербургских курфюрстов, а затем и немецких королей и императоров. А младшая ветвь осталась в Швабии, вошедшей затем в Вюртембургское герцогство и королевство. Их родовым гнездом всегда считался и считается вовсе не знаменитый дворец Сансюси под Берлином, а замок «Хоэнцоллербург» под городком Хехинген.

    Вон он уже виднеется на горе. Гора неуклонно приближалась, росла. А светлое строение приобретало всё новые контуры, пока не превратилось в удивительный по красоте замок с высокими зубчатыми стенами, многочисленными квадратными и круглыми башнями и башенками и стрельчатыми окнами. Наверное, в таком же вот замке жили герои сказок Шарля Перро.

    Вблизи «Хоэнцоллернбург» подавляет не только великолепием, но и размерами. Пройдя через нижние, а затем и верхние ворота, попадаешь на обширный мощёный булыжником двор, посреди которого стоит огромное дерево, а под ним старинная бронзовая пушка.

    Этот замок был заново отстроен в 19 веке по приказу императора Вильгельма 1. В нижней части замка располагается музей, ресторан, ружейная палата, две часовни, католическая и протестантская, и сокровищница дома Гогенцоллернов. Они доступны посетителям, которых в год приезжает до 300.000. А в верхней части замка, где также есть собственный двор, куда доступ посторонним закрыт, находятся личные квартиры членов королевского дома.

    Пользуются этими квартирами высокие особы редко, они живут здесь наездами. И только раз в год все отпрыски дома Гогенцоллернов собираются в замке на конференцию для обсуждения текущих дел. Встречи эти происходят в центральной зале, которая называется «Маркграфенциммер».

    В это просторное помещение, богато украшенное позолотой и обставленное вдоль высоких окон старинной мебелью мы прошли, предварительно надев огромные, похожие на снегоступы войлочные шлёпанцы, опасно скользившие по фигурному паркету.

    Если кто-то думает, что гербом дома Гогенцоллернов является знаменитый чёрный орёл с грозно загнутым клювом, то он ошибается самым жестоким образом. Исконным гербом этого рода была и остаётся оскаленная собачья морда, выглядывающая из-за черно-желтого щита. Орел появился в геральдике прусских Гогенцоллернов значительно позже. Ну а «милую собачку», здорово смахивающую на собаку Баскервилей, принц Майнрад показал нам на многочисленных витражах окон и лепных украшениях стен. Провел он нас и в святая святых музейной экспозиции, куда допускают далеко не каждого туриста, - сокровищницу королевского дома. За толстым пуленепробиваемым стеклом здесь поблёскивает россыпью драгоценных камней императорская корона Гогенцоллернов.

    Этот атрибут королевской власти однажды был украден. Несколько лет назад грабитель, как потом выяснилось бывший циркач, сумел подняться по отвесной стене замка и, проникнув в сокровищницу, выкрасть корону. Как оказалось, вор не знал, кого он обокрал. Когда Гогенцоллерны опубликовали в немецких газетах вежливую просьбу вернуть реликвию и пообещали не преследовать вора, тот явился в замок с повинной, вернул «экспонат», и долго извинялся за своё невежество. Гогенцоллерны сдержали слово: отпустили циркача с миром и даже выплатили ему компенсацию.

    В одной комнате с короной хранится ещё одна святыня – пробитый пулей сюртук Фридриха Великого, а рядом с ним помятая серебряная табакерка. По словам нашего гида, этот сюртук был на прусском короле в одном из сражений, которое чуть было не стоило ему жизни. Пуля вражеского гренадера попала во Фридриха, но расплющилась о любимую серебряную табакерку, которую король носил в нагрудном кармане.

    Наша встреча с гостеприимным хозяином замка завершилась за столом, сервированным фарфором и серебром, на котором гордо красовался герб Гогенцоллернов. После множества изысканных кушаний и изрядной порции вин их королевских подвалов принц Майнрад проводил нас к воротам замка, где нас уже ждал автобус.

    Церемония прощания была омрачена неожиданным инцидентом. Проносившаяся мимо нас группа мальчишек, чуть было не сшибла пожилого принца с ног. Пробормотав что-то в качестве извинения и, даже не оглянувшись, подростки умчались дальше. Ну откуда они могли знать, что с особами королевской крови так не обращаются. Ну а принц Майрад, поправив сбившийся на сторону галстук, заметил: «Я же Вам говорил, что предпосылок для восстановления монархии в Германии сейчас нет».

    Ну, в Италии, например, тоже нет. А королевского наследника, тем не менее, в страну не пускают, на всякий случай. Впрочем, большинство замков в Италии всегда принадлежало не королям, а патрициям, аристократам. Ну и монархи внесли свою лепту в украшение страны. О замке святого Ангела в Риме рассказывает наш корреспондент Алексей Букалов:

    История замка неотделима от истории Рима. Император Адриан много путешествовал по белому свету. В конце своей жизни он вспомнил о гармоничной красоте греческих храмов и задумал возвести усыпальницу для себя и своих близких.

    Это колоссальное сооружение было построено во 2 веке нашей эры по плану самого Адриана вне стен древнего города на берегу Тибра. Первоначально усыпальница императорской фамилии выглядела как огромная ротонда диаметром 64 метра. Она была облицована мрамором, украшена греческими статуями, а на вершине, где теперь над городом парит ангел, прежде, скорее всего по типу этрусских захоронений, был насыпан могильный холм усаженный вечнозелёными растениями. В течение почти ста лет здесь хоронили императоров.

    В 5-6 веках, волны варварских нашествий разбивались о неприступные стены мавзолея. Когда не хватало метательных снарядов, римляне сбрасывали на врагов тяжёлые мраморные статуи. В 590 году в Риме, как и во многих других городах Европы, разразилась жестокая эпидемия чумы. И поскольку справится с ней никак не удавалось, Папа Григорий Великий решил пройти крестным ходом по Риму, прося всевышнего о прощении и милости. Папа шёл во главе процессии к собору святого Петра, держа в руках святую икону богоматери, написанную по преданию евангелистом Лукой. И когда он ступил на мост, ведущий к мавзолею Адриана, ему вдруг привиделся парящий над императорской усыпальницей ангел, державший руку на рукояти меча. Ангел медленно опустился на крышу мавзолея и исчез. Папа понял смысл небесного знамения. Господь услышал молитвы верующих и ниспослал своего вестника, который, влагая меч в ножны, давал понять, что эпидемия закончилась. И действительно, после этого в городе не было ни одного случая заболевания чумой. В память о чудесном событии Папа повелел отлить бронзового ангела и водрузить его на крышу мавзолея Адриана, который с той поры стал называться замком святого Ангела.

    В 10 веке в период междоусобиц мавзолей был преобразован в крепость, переходившую от одного владельца к другому. Здесь находили убежище бароны, спасавшиеся от папского гнева.

    Нередко и сами Папы искали в крепости защиты от неприятелей и народного гнева. Они бежали из Ватикана по идущей прямо к мавзолею высокой стене с коридором на верху. По ее широкой поверхности, говорят, свободно проезжала запряжённая повозка. Со временем в замке расположились библиотека и секретный архив, а некоторые помещения стали использоваться в качестве тюремных камер. В них томились в разное время Галилей, Бенвенуто Челлини, граф Калиостро, Аристотель Фиорованти и другие менее известные, но в равной степени несчастные люди. Некоторым, правда, удалось отсюда выбраться, как, например тому же Фиорованти. Дело было в конце 18 века, в трудные для себя времена великий архитектор решил поправить дела занявшись чеканкой фальшивых монет. Его быстро нашли и отправили в тюрьму замка святого Ангела, откуда Фиорованти умудрился бежать, всё-таки пригодились фальшивые монеты. Оттуда, в конце концов, он попал в Россию, где он принял участие в строительстве московского Кремля. Вот такой путь от одной крепости до другой.

    Иногда осуждённых казнили на верхнем бастионе замка. И тогда над городом плыли печальный звон и ныне находящегося здесь колокола. Именно с этой террасы Тоска, героиня известной оперы Джиакомо Пуччини бросается вниз после смерти своего возлюбленного – художника Каварадоси. Интересная деталь, в прошлом году римский оперный театр решил поставить Тоску, так сказать, в варианте для бедных. Прямо на футбольном поле столичного олимпийского стадиона был сооружён из дерева и пластика макет замка святого Ангела впечатляющей величины. Эффект был поразительным, и надолго запомнился не только любителям Пуччини, но и всем поклонникам римской старины.

    С 1935 года в замке разместились военно-исторический музей и богатая коллекция произведений искусства. Ещё сравнительно недавно в Риме сверяли время по выстрелу пушки, извергавшей огонь ровно в полдень с бастиона замка. А в обширной зелёной зоне, которая сохранила пятигранную форму древнего сооружения, окружённого глубокими, поросшими густой травой рвами, и прекрасным парком нередко устраиваются представления, выставки и книжные ярмарки. Здесь любят собираться и отдыхать туристы и сами римляне. Старый замок гостеприимно укрывает их своей гигантской тенью.