1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Дополнительный урок немецкого 2

17.06.2001 Кто контролирует германскую прессу? / На скольких диалектах говорят в Германии?

Несмотря на то, что лето – пора отпусков и каникул, писем в адрес нашей редакции не становится меньше. Сегодня я процитирую некоторые из ваших писем, отвечу на некоторые ваши вопросы, например, на скольких диалектах говорят в Германии, и другие. Для любителей дальнего радиоприема Тина Краснопольская приготовила новую информацию, а в музыкальной части передачи для вас прозвучит песня Давида Хассельхоффа и композиция группы «Статус Кво».

Дмитрий Гейдин внимательно слушает наши уроки немецкого:

    «В этих передачах иногда говорят на различных территориальных диалектах, они очень отличаются друг от друга. Хотелось бы побольше узнать о диалектах в Германии, а именно – сколько их насчитывается, их названия, в каких федеральных землях они распространены?»

    Сколько в Германии диалектов? Очень много. Ведь диалект – это региональная особенность речи. Кёльнские старожилы по особенностям говора могут определить даже из какого района города их собеседник. Эти особенности письменно, конечно, не зафиксированы. Но для более чем 400 диалектов немецкого существуют словари. Изучением диалектов занимается наука диалектология. Диалекты исторически старше нормативного немецкого, который утвердился в обращении в 18-19 веке. Диалекты – это следствие того, что на территории Германии живут потомки очень разных германских племён: франков, алеманов, саксонцев, фризов. Ещё сравнительно недавно диалект приравнивался к просторечью. Считалось, что отклонение от нормативного языка говорит о необразованности человека, его неумении овладеть литературным, сценическим немецким языком. Элементы диалекта в языке были свидетельством низкого социального положения говорящего. Внутри Европейского Союза роль национального государства и национального языка уменьшаются. Всё чаще звучит слово «регион», «еврорегион». Региональный патриотизм, в отличие от национального, никогда не приравнивают к национализму. Поэтому люди, безупречно владеющие литературным языком, нарочито используют отдельные элементы диалекта, чтобы дать понять собеседнику: я – баварец, я - саксонец. На региональных радиостанциях ищут дикторов с местным выговором. Они пользуются у слушателей большей популярностью, чем дикторы, говорящие на стерильно чистом нормативном языке. Границы федеральных земель, особенно те, которые были установлены оккупационными властями после войны, к диалектам отношения не имеют.

    Очень быстро можно научиться отличать северные нижненемецкие диалекты от южных верхненемецких. Чтобы более точно определить, откуда человек родом, профессор боннского университета Шрёдер обычно просит собеседника сказать, как у него дома называют огрызок яблока. По словам профессора, это срабатывает безошибочно. Apfelbutzen, der Apfelkitsch, die Apfelkitsche, der Gripsch.

    Василий Олексийчук из Житомирской области пишет:

      «Я благодарен редакции за присланные материалы. Отличная слышимость, разнообразие тематических передач (даже газет не нужно читать), внимательное отношение к письмам слушателей привлекают к вам все больше слушателей и поклонников и делают эту дружбу прочной и стабильной на многие годы. Кроме этого, у слушателей проявляется интерес, уважение к Германии и ее народу, к немецкому языку. Изучать немецкий язык по радио легко и просто. Только иногда трудно запоминать, но это зависит от слушателей. Большое спасибо вам за работу!»

      Евгений Ермоленко из Днепропетровской области откликается на радиожурнал «Автосалон». Нет, не откликнулся, а написал оду в прозе.

        «Я слушаю эту передачу не потому, что я заядлый автолюбитель, имеющий престижные автомобили и подбирающий что-то новенькое. Я слушаю «Автосалон» по совсем другой причине. Мне очень нравится, как рассказывают об автомобилях. Это не просто рассказ. Это больше похоже на признание в любви. Передача заставила мня по другому смотреть на автомобили, особенно немецкого производства. Я ведь «продукт» своей страны и своего времени. И та официальная идеология не могла не оказать влияния на сознание человека, в данном случае – меня. Когда смотришь на «крутой» автомобиль, конечно же, непроизвольно вначале появляются нормальные мысли «совка-пролетария», всю жизнь «варившегося» в «советском соку»: «У, гад, какой клевый автомобиль хапанул». Но время идет и многое меняется в сознании. И на иностранцев уже смотришь не как на «буржуев проклятых», а как на нормальных людей, и запах «загнивающего капитализма» оказался совсем не тухлым. Для меня немецкая машина – это воплощение многих национальных черт: целеустремленность, трудолюбие, профессионализм, надежность. У меня появился огромный интерес к людям, которые стояли у истоков германского машиностроения. Надеюсь, что и об этом вы расскажете в «Автосалоне». Мне 46 лет, двадцать восемь из которых - трудовой стаж. За это время я удосужился накопить денег на велосипед, который прослужил мне десять лет, и который я недавно передал своему младшему сыну. Как говорится, комментарии излишни. Зато я с великим удовольствием слушаю «Автосалон» «Немецкой волны». Спасибо авторам и создателям этой передачи».

        Людмила Баранова из Нижнего Новгорода спрашивает, есть ли в Германии специальный закон о защите домашних животных?

        В Германии с 1972 года действует закон о защите всех животных, не только домашних. Он отвечает всем современным требованиям. Согласно закону, всех без исключения животных следует оберегать от причинения им боли, от мучений или нанесения им ущерба. В 1986 году на основании новых научных данных закон был значительно усовершенствован, особенно в том, что касается опытов над животными, их содержания, торговли и забоя скота. Предписания по защите животных разрабатываются не только на национальном, но во всё большей мере на европейском уровне. Германия ратифицировала различные европейские конвенции об охране животных, принятые Советом Европы. В рамках ЕС издавались и будут издаваться директивы, касающиеся содержания и разведения животных в сельскохозяйственных целях, их транспортировки, опытов над животными и забоя скота, которые становятся нормами национального права. И, самое главное, - каждые два года федеральное правительство докладывает германскому бундестагу о положении дел в области защиты животных.

        Наш московский слушатель Александр Лазарев просит включить в нашу передачу песню Давида Хассельхоффа «В поисках свободы». Мои поиски этой песни в нашем архиве, к сожалению, не увенчались успехом, поэтому я предлагаю взамен «В поисках свободы» послушать другую песню Давида Хассельхоффа.