1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Читальный зал

17.01.2001 Взлёт и падение пушечных королей Круппов

Сегодня мы познакомим вас с только что вышедшей в Германии книгой, которая удостоилась рецензий практически во всех ведущих немецких газетах. Эта книга, написанная профессором Лотаром Галлом, рассказывает об истории концерна "Крупп". Она вышла в берлинском издательстве "Зидлер" и называется так: "Крупп. Взлёт индустриальной империи". "Императорами", как, кстати, и "пушечными королями", называли не всех представителей этой легендарной династии. Были среди них и явные неудачники, неспособные управлять фирмой. Собственно говоря, даже сам ее основатель Фридрих Крупп был, мягко говоря, не слишком талантливым бизнесменом. Своими первыми успехами концерн "Крупп" обязан не ему, а его бабушке и сыну.

Концерн "Крупп" ведёт свою историю с 1811 года, когда молодой ещё человек авантюрной складки по имени Фридрих Крупп решил вложить доставшиеся ему в наследство от бабушки деньги в производство стали. В металлургии и в бизнесе он не понимал абсолютно ничего. Зато к тому времени он уже несколько раз разорялся, проматывая деньги бабки, которая его очень любила. Фридриху Круппу предложили открыть металлургическую фабрику братья Кехели, якобы знавшие секрет изготовления литой стали. Дело в том, что эта сталь была тогда в континентальной Европе большим дефицитом из-за английской блокады. Братья-офицеры оказались аферистами.

Неудачи (эта была не единственной и не последней) сломили основателя фирмы, и он умер, завещав свой дышавший на ладан заводик сыну Альфреду, которому тогда было всего лишь четырнадцать лет. Альфред и стал истинным создателем индустриальной империи Круппов.

Характер этого человека, его предпринимательский талант и его фанатизм хорошо иллюстрирует, например, такой эпизод, рассказанный в книге Лотара Галла. В один из солнечных воскресных дней в мае 1867 года штатный фотограф фирмы Хуго фон Верден взобрался на самую высокую трубу самой большой доменной печи Круппа в "столице" его промышленной империи городе Эссене, чтобы с высоты птичьего полёта сфотографировать простиравшуюся до горизонта территорию, на которой располагались заводы, шахты, плавильные печи и склады концерна. Специальные бригады рабочих, получившие двойную воскресную надбавку, "обеспечивали" дым, поднимавшийся из труб. Для этого в то солнечное майское воскресенье специально раздули печи. "Эти снимки должны остаться на долгие годы", - наставлял фотографа Альфред Крупп.

Он был талантливым изобретателем, разработавшим (впервые в мире) технологию изготовления стальных орудийных стволов. Он был блестящим финансистом, очень тонко чувствовавшим конъюнктуру рынка. Он был и умелым "пиарщиком". Фотографии 1867 года, представленные в экспозиции проходившей в том же году Всемирной выставки в Париже, вошли в историю. Но ещё большую сенсацию вызвала показанная Круппом в Париже гигантская пушка весом в пятьдесят тонн. Особо прочная тигельная сталь и изготовленные из неё орудийные стволы принесли Круппу мировую известность и миллионные прибыли. Концерн продавал до тысячи стволов в год в самые разные страны мира. Так, например, Россия, которая решила модернизировать свою безнадёжно устаревшую артиллерию, заказала в 1863 году у Круппа орудий на огромную по тем временам сумму - миллион талеров. В общем, ничего удивительного нет в том, что владельца концерна прозвали "пушечным королем".

Любопытно, однако, что эмблема концерна "Крупп" - три переплетённых кольца, образующих вместе треугольник, - никакого отношения к артиллерии не имеет. В пятидесятые годы девятнадцатого века не меньшую прибыль, чем пушки, приносили "Круппу" стальные ободья вагонных колёс, изготовлявшиеся по новой технологии (без сварочных швов). Три переплетённых вагонных колеса и стали эмблемой фирмы. Сегодня их можно увидеть даже на кофеварках: концерн "Крупп" изменил свой профиль. Но вернёмся к временам пушек.

Если в конце сороковых годов девятнадцатого века на Круппа работало всего-навсего семьдесят человек, то спустя два десятилетия уже почти десять тысяч. Оборот фирмы вырос за эти годы в десятки раз. Но главными, как считает профессор Галл, были не количественные, а качественные изменения. Концерн стал ведущей оружейной кузницей Германии. Наследники "пушечного короля" влияли на политику кайзера и боролись с социал-демократической "заразой". Впрочем, о рабочих они заботились по-отечески. Пенсионная и больничная кассы были организованы на высочайшем уровне. Фирма строила на очень выгодных условиях частные дома для рабочих (такие типовые домики из красного кирпича с небольшими палисадниками и со всеми удобствами до сих пор называются в Германии "крупповскими"). Работали специальные столовые, и даже хлеб пекли свой: 24 тысячи буханок в день. И всё это благодаря легендарной крупповской стали.

Увы! Здоровье сына первого "пушечного короля" Фридриха Альфреда Круппа было не столь крепким. У него была астма, он страдал от приступов ревматизма... В ноябре 1902 года социал-демократический журнал "Форвертс" опубликовал скандальную статью "Крупп на Капри", в которой говорилось о гомосексуальных оргиях на вилле владельца концерна, расположенной на острове Капри. Через неделю телеграфные агентства сообщили о смерти Фридриха Альфреда Круппа - якобы от кровоизлияния в мозг. На самом деле, как подчёркивает в своей книге Лотар Галл, истинная причина смерти неизвестна, и слухи о самоубийстве не утихают до сих пор.

Впрочем, смерть "императора" не повлияла на взлёт империи. Кайзер Вильгельм готовился к войне, и заказов у "Круппа" хватало. Во время Первой мировой войны на предприятиях концерна работало более восьмидесяти тысяч человек, а оборот вырос за годы войны втрое.

На этих цифрах рассказ Лотара Галла о промышленной империи Круппа заканчивается. Таковы были временные рамки его исследования. Жаль. Слишком многое не вошло в книгу. Например то, как новый "пушечный король" Густав Крупп фон Болен и Хальбах (фото) способствовал приходу национал-социалистов к власти в Германии, как учил Гитлер юную нацистскую смену (эти слова стали одним из главных лозунгов "гитлерюгенда" - нацистского комсомола): "Наша молодёжь должна быть твёрдой, как крупповская сталь!"

И ещё одна страница истории концерна "Крупп" была бы, без сомнения, особенно интересна: сотрудничество оружейной кузницы нацистского "третьего рейха" с Советским Союзом в 1939-40 годах. Как известно, договор между СССР и гитлеровской Германией, заключённый в августе 39 года, секретный протокол к нему, подписанный чуть позже договор о дружбе и границе и различные "сопутствующие" соглашения обговаривали не только раздел Европы между Гитлером и Сталиным. Советский Союз обязался поставлять новому союзнику стратегическое сырьё и продовольствие, а немцы поставляли в ответ новейшее вооружение.

Меньше, чем за полтора года, прошедшие после подписания так называемого "пакта Молотова-Риббентропа" и до нападения Германии на СССР "третий рейх" получил от Советского Союза 865 тысяч тонн нефти, 140 тысяч тонн марганцевой руды, более ста тысяч тонн хлопка-сырца, полтора миллиона тонн зерна, лесоматериалы, фосфаты, медь, никель, платину и многое другое. В ответ "дружественная" (тогда) гитлеровская Германия построила для советского военно-морского флота крейсер "Лютцов" (самый мощный по тем временам) и передала рабочие чертежи линкора "Бисмарк". Красная Армия получила тридцать боевых самолётов (среди них новейшие истребители "Мессершмитт-110" и пикирующие бомбардировщики "Юнкерс-88"), полевые артиллерийские орудия, танки и формулу их брони... Нацистская Германия обязалась поставить в СССР промышленное оборудование, локомотивы, турбины, дизельные моторы, металлорежущие станки, кузнечные прессы и так далее.

Значительная часть этого оборудования для тяжёлой промышленности изготовлялась на заводах "Круппа". Кроме того, "Крупп" оборудовал орудийные башни для крейсера "Лютцов". Об этом очень подробно рассказывает, например, бывший переводчик Сталина Валентин Бережков, книга которого вышла два года назад в Москве. Весной 1940 года Бережков - тогда молодой инженер - вошёл в состав закупочной комиссии, которая приехала в Германию, чтобы принять (среди прочего) орудийные башни крейсера "Лютцов" у "Круппа". Закупочная комиссия была очень представительной. Возглавлял её знаменитый сталинский нарком Тевосян, а в состав комиссии входил, в частности, Дмитрий Устинов, ставший позже наркомом оборонной промышленности и завершивший свою карьеру министром обороны и членом Политбюро.

Мы не будем пересказывать сейчас те страницы книги Бережкова, которые посвящены заводам "Круппа" в Эссене и встрече с самим "пушечным королём" Густавом Круппом - "худощавым стариком с жёстким взглядом и пергаментным лицом" (так описывает его автор). Можно только посоветовать всем, кто особо интересуется этой темой, прочитать книгу Бережкова - вообще очень интересную. Что же касается Густава Круппа и его наследников, то им вряд ли можно позавидовать. Престарелый "пушечный король" отошёл от дел в 1943 году в возрасте 73 лет, тяжело болел и проклинал судьбу. Он хотел, чтобы фирму унаследовал младший сын Клаус - самый талантливый из его сыновей, но тот был лётчиком, ушёл на фронт и погиб. Владельцем гигантского концерна стал совершенно не желавший этого брат Клауса, 36-летний Альфред фон Болен и Хальбах, которому это явно было не по плечу.

По иронии судьбы, именно Альфреду, никогда не проявлявшему особого рвения и бывшему во многом чисто репрезентативной фигурой, пришлось отвечать перед Нюрнбергским трибуналом за ту роль, которую концерн (а вместе с ним и вся крупная промышленность Германии) сыграли в укреплении военной машины "третьего рейха".

На Нюрнбергском трибунале шла речь, в частности, о варварской эксплуатации природных ресурсов оккупированных нацистами стран и об использовании труда заключённых на заводах "Круппа". Весь капитал концерна западные союзники конфисковали, а Альфреда Круппа трибунал осудил на двенадцать лет за, как гласил приговор, "грабительскую деятельность и использование рабского труда". И хотя Круппа освободили раньше, но годы заключения оказались слишком тяжёлыми для его здоровья. Он забросил дела фирмы, часто уезжал, путешествуя по миру, и даже бывая в Эссене, порою в течение нескольких недель никого не принимал.

Фирма "Крупп" переживала после войны очень тяжёлые времена. Конфискацию капитала союзники, правда, отменили, но демонтировали значительную часть оборудования, а самое важное - структурно раздробили концерн, обязав его, например, продать сталелитейные заводы и угольные шахты. Управление концерном перешло к так называемому "главному управляющему" Бертхольду Байтцу. Это означало фактический конец семейного предприятия Круппов, но вместе с тем - возрождение, возвращение былой славы трёх колец "Круппа". Заводы концерна стали выпускать локомотивы и плавучие краны, автобусные моторы и бытовую электронику... Многомиллионные контракты с соцстранами (в том числе и с Советским Союзом) также принесли "Круппу" большие прибыли. В середине шестидесятых годов "Крупп" вошёл в десятку крупнейших концернов Западной Германии. Его годовой оборот достигал пяти миллиардов марок. На заводах концерна работали сто десять тысяч человек.

Однако предприятия, связанные с традиционной для концерна металлургией, оставались убыточными. Большинство сталелитейных заводов, доменных печей и угольных шахт продать так и не удалось (не нашлось покупателей). Производство требовало колоссальных инвестиций. Как только экономическая ситуация в Германии и в Европе вообще ухудшилась и уровень экспорта упал, стало ясно, что "Крупп" не в состоянии вовремя вернуть банковские кредиты. Концерн снова (в который уже раз в своей истории!) оказался на грани банкротства. Выручило государство, озабоченное тем, что в случае краха "Круппа" десятки тысяч людей станут безработными. Правительства ФРГ и федеральной земли Северный Рейн-Вестфалия, в которой находится город Эссен (здесь, напомню, расположены крупнейшие предприятия "Круппа"), поручились за кредитные долги концерна, достигшие к тому времени пятисот миллионов марок. Однако были поставлены жёсткие условия. Они касались структурной модернизации концерна, программы экономии, других мер, которые должны были сделать все производства рентабельными. Кроме того, "Крупп" обязали уже и юридически перестать быть семейным предприятием. Концерн был преобразован в акционерное общество.

Всё это происходило, напомню, 34 года назад. Тогда же умер от рака, не дожив и до шестидесяти лет, Альфред Крупп. Его сын Арндт, не имевший никакого желания заниматься бизнесом, без особых колебаний согласился принять условия, поставленные государством, и отказался от концерна, получив в качестве "отступных" ежегодную пенсию в два миллиона марок. Позже он говорил, что продешевил. Однако, как вы понимаете, и два миллиона (в год!) позволяли Арндту жить вполне безбедно. Он вёл богемный образ жизни, баловался наркотиками и, в конце концов, умер от СПИДа. Так угасла династия Круппов. Но имя это осталось в истории - как символ экономического величия былых времён.