1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Европа и европейцы

16.01.2001 Эхо Балканской войны

Сегодняшний выпуск радиожурнала «Европы и европейцы» мы решили посвятить тем событиям последней войны на Балканах, которые лишь недавно привлекли внимание мировой общественности. Поводом для этого послужили сообщения о возможной связи между противотанковыми натовскими снарядами, содержащими обеднённый уран, и заболеваниями лейкемией у миротворцев, проходивших службу на Балканах.

По предположениям некоторых экспертов, радиоактивные осколки этих снарядов, оставшиеся в земле по окончании бомбардировок НАТО Югославии, могли вызвать рак крови у военных из международного миротворческого контингента. Палка, которую Североатлантический альянс использовал против режима Милошевича, оказалась о двух концах, и эхо войны в Косово больно отозвалось во многих европейских странах.

«Я хочу знать правду, я хочу знать, почему я должен умереть», - написал в своём дневнике 24-летний итальянский солдат Сальваторе Карбонаре. В конце 90-х он дважды принимал участие в миротворческих операциях на Балканах. Два года назад, вернувшись домой, он почувствовал себя неважно. Врачи поставили диагноз - рак крови. В ноябре прошлого года Сальваторе Карбонаре умер от этой болезни.

Он стал шестым итальянским солдатом, служившим на Балканах и умершим от лейкемии. По последним данным, по возвращении в Италию из Боснии или Косово раком крови заболели 18 миротворцев - больше, чем в других странах НАТО. Не случайно, именно на Апеннинах разгорелся скандал, связанный с использованием Североатлантическим альянсом противотанковых снарядов с обеднённым ураном.

Вслед за этим правительства Испании и Португалии приняли решение провести обследование всех своих солдат, служивших на Балканах. В других странах НАТО, в том числе и в Германии, эксперты пытаются установить или опровергнуть возможную связь между применением снарядов, содержащих обеднённый уран, и заболеваниями лейкемией у миротворцев.

Однозначного ответа на этот вопрос специалисты пока дать не могут. Между тем, сообщения о той опасности, которую представляют для здоровья боеприпасы с ураном, появились уже в середине 90-х годов, после того как США и Великобритания впервые применили эти снаряды в ходе войны в Персидском заливе. Об этом в интервью «Немецкой волне» заявил, в частности, представитель немецкой секции международной организации «Врачи против ядерной войны» Йенс-Петер Штеффен:

    - От последствий применения радиоактивных боеприпасов страдают очень многие американские и британские ветераны войны в Персидском заливе. Более того, удалось даже доказать наличие урана в организме некоторых пациентов.

    По данным британского Союза ветеранов войны в Персидском заливе, около пятисот солдат умерли в результате болезней, так или иначе связанными с боевыми действиями против Ирака. Однако несмотря на предупреждения экспертов, НАТО не отказалась от дальнейшего использования урановых боеприпасов, и во время бомбардировок Югославии самолёты американских ВВС выпустили 31 тысячу противотанковых снарядов, содержавших в общей сложности около восьми тонн обеднённого урана.

    В виде осколков и пыли радиоактивные вещества осели на поверхности земли, остались в броне подбитых танков. При этом главную опасность представляет не радиоактивное излучение урановых частиц, а и их высокая токсичность. Поэтому подразделения миротворческих сил НАТО на Балканах оснащены специальными защитными костюмами, и как говорит пресс-секретарь немецкого миротворческого контингента Томас Лёбберинг:

      - На наш взгляд, обеспокоенность гораздо больше дома, на родине, чем у солдат в Косово И тому есть простое объяснение: уровень информированности здесь гораздо выше, соответственно солдаты проявляют меньшее беспокойство.

      Что же касается местных жителей, то по словам представителя администрации ООН в Косово Тома Кёнигса...

        - Население сохраняет спокойствие, прежде всего потому, что местные жители приветствовали операцию НАТО в Косово, а потому отношение к Североатлантическому альянсу здесь очень хорошее.

        Однако нельзя исключать того, что это отношение изменится, если станут известны новые подробности об использовании НАТО на Бакланах опасных видов вооружений и уровень онкологических заболеваний среди местных жителей резко возрастёт. Ведь до сих пор излюбленным местом для игр детей в Косово являются подбитые сербские танки.

        Трудно не согласиться с мнением экспертов, требующих запрещения использования боеприпасов, содержащих радиоактивные вещества. Между тем, силовой метод воздействия, оказался единственным эффективным способом борьбы с преступлениями режима Милошевича в Косово. Только после бомбардировок Югославии, продолжавшихся несколько недель, диктатор пошёл на попятную. Последний год его правления стал действительно кровавым. Милошевич обвиняется не только совершении преступлений против человечности в Косово. Согласно данным нескольких журналистских расследований, бывший югославский президент и люди из его окружения причастны к целому ряду заказных убийств, потрясших страну в прошлом году. Причём жертвами покушений становились не только противники режима, но и приближённые Милошевича.

        Начало серии громких заказных убийств положила кровавая бойня, устроенная неизвестными в белградской гостинице «Интерконтиненталь» в январе 2000 года. Тогда в её фойе были расстреляны Желько Ражнятович, его друг и два телохранителя. Нападение было настолько неожиданным, что ни Ражнятович, всегда носивший при себе пистолет, ни его охранники не успели воспользоваться оружием. Позднее полиция собрала в зале 38 гильз.

        Желько Ражнятович был широко известен на Балканах как Аркан. Под этим именем, что в переводе означает «тигр», он в 1991-ом году возглавил сербский добровольческий отряд, бесчинствовавший во время Балканской войны в Боснии и Хорватии. По данным гаагского трибунала ООН по военным преступлениям в бывшей Югославии, Аркан и его «тигры» несут прямую ответственность за гибель сотен боснийских и хорватских мусульман. В конце девяностых годов трибунал ООН выдал ордер на арест Ражнятовича, однако тот не ушёл в подполье и охотно давал интервью журналистам в Белграде:

          - В настоящий момент я свободный человек, и останусь им. Я не намерен уходить в подполье. Я буду жить так, как раньше.

          То есть - в роскоши. Последние годы Аркан, став одним из самых богатых людей в Сербии, ни в чём себе не отказывал За годы военных действий на Балканах он нажил огромный капитал на нелегальной продаже оружия и горючего, а также на валютных операциях. К империи Аркана принадлежали несколько казино, сеть кондитерских магазинов, а также белградский футбольный клуб «Обилич». Незадолго до убийства Ражнятовича многие преступные авторитеты в Югославии поговаривали о его разногласиях с сыном Милошевича Марко, также нагревшем руки на нелегальном импорте нефти.

          Однако, судя по всему, главной причиной убийства Ражнятовича стала его готовность к сотрудничеству с гаагским трибуналом ООН. Как удалось выяснить журналистам британской газеты «Таймс», адвокаты Аркана в обмен на «мягкий приговор» своему клиенту предложили суду подробную информацию о военных преступлениях, к которым, в частности, причастен Слободан Милошевич. По данным газеты, Аркан был «заказан» бывшим югославским лидером.

          После задержания нескольких подозреваемых, власти страны замяли дело «Аркана». Тем более, что через три недели после его убийства в югославской столице было совершено ещё одно громкое покушение - на министра обороны страны Павле Булатовича. Его убийство по своей дерзости ничем не отличалось от покушения на Аркана. Министр обороны Югославии был застрелян из автомата Калашникова через окно футбольного клуба, в ресторане которого он ужинал со своими друзьями. Так же, как и Аркан, Булатович не уставал заявлять о том, что Белград готов дать отпор агрессору:

            - Армия и полиция готовы отразить любые атаки. Если НАТО и Америка выбрали этот путь, то мы дадим им достойный ответ.

            На следующий день после убийства Павле Булатовича Белград заявил о том, что министр обороны стал жертвой спланированного теракта, в котором замешаны западные спецслужбы. По другой версии, в его убийстве были заинтересованы преступные группировки в Черногории. Дело в том, что глава югославского военного ведомства считался ярым противником президента этой республики Мило Джукановича. По некоторым данным, именно по приказу Булатовича были вооружены милитаристские банды в Черногории, призванные дестабилизировать ситуацию в республике.

            Однако как выяснили репортёры немецкого журнала «Шпигель», министр обороны был одним из организаторов поставок в Югославию - в обход международного эмбарго - вооружений из России и Белоруссии, а также его дальнейшей частичной перепродажи в Ирак, Ливию и в Палестинскую автономию. Но вместо того, чтобы держать язык за зубами, Булатович, любивший выпить лишнего, был чересчур говорлив во время многочисленных застолий. Судя по всему, болтливость дорого обошлась министру обороны.

            Подтверждением этой версии служит покушение на главу югославской авиакомпании «JAT» Жики Петровича. Он был застрелен во время вечерней прогулки с собакой через три месяца после убийства Павле Булатовича. Как утверждают немецкие журналисты, доставка вооружений в Югославию осуществлялась при непосредственном участии Петровича, предоставлявшим для этих целей транспортные самолёты национальной авиакомпании.

            Кроме того, сообщают белградские газеты, Жика Петрович лично контролировал перевод за границу денежных средств семьи Милошевича. Чемоданы и пакеты с американскими долларами и немецкими марками на самолётах «JAT» доставлялись на Кипр, в Ливан, Южную Африку, Китай и Россию. Петрович педантично вёл счёт этим «переводам», за что, в конце концов, и поплатился жизнью.

            Мишенью режима Милошевича неоднократно становились и лидеры оппозиции. В октябре 1999 года один из них - Вук Драшкович - лишь чудом остался в живых после лобового столкновения его автомобиля с грузовиком, водитель которого скрылся с места аварии. Найти шофёра власти не смогли, так же, как и установить, кому принадлежал грузовик. Летом прошлого года на Драшковича вновь была совершена попытка покушения, когда он отдыхал на одном курортов в Черногории. С тех пор он не рисковал появляться в Белграде. Так же, как и другой лидер сербской оппозиции Зоран Джинджич, который долгое время вынужден был скрываться в Черногории.

            Имена лидеров сербской оппозиции Вука Драшковича и Зорана Джинджича мир узнал зимой 1996 года, когда в Белграде и других городах страны проходили массовые демонстрации с требованием признания результатов выборов в местные органы власти. Несмотря на поддержку Запада добиться отставки Милошевича оппозиции тогда не удалось. Одной из причин неудачи стали разногласия в её рядах. Но этот урок не прошёл даром.

            В декабре 1999 года в берлинском отеле «Интерконти» состоялась встреча министра иностранных дел Германии Йошки Фишера и госсекретаря США Мадлен Олбрайт с представителями сербской оппозиции. Они были приглашены в немецкую столицу принять участие в работе саммита «большой восьмёрки». Именно тогда, утверждает один из участников встречи, оппозиции удалось договориться о выдвижении на предстоящих выборах единого кандидата на пост главы государства.

            Кроме того, в отличие от прошлых лет, Запад решил оказывать поддержку оппозиции не только в столице страны, но и в сербской провинции, тем местным политикам и организациям, которые в ходе предвыборной компании 1996 года выступили против Милошевича. Несмотря на действующие против Белграда санкции, они должны были получить реальную помощь из-за границы.

            Одним из каналов для её оказания стала программа партнёрства сербских и западноевропейских городов. По данным «Шпигеля», около 45 миллионов марок получили четыре десятка тех сербских городов, где у власти находились представители оппозиции. Вице-мэр Нови Сада Божан Паштич вспоминает:

              - После смены власти в городе в 1996 году сотрудничество между Нови Садом и его немецким партнёром Дортмундом заметно оживилось. В основном поддержка оказывалась независимым средствам массовой информации. Впрочем, мы получали из Германии и гуманитарную помощь.

              В другие сербские города, которыми руководили представители оппозиции, доставлялся битум для строительства дорог и материалы для ремонта детских садов и школ, электростанции получали нефть, а больницы медицинское оборудование и лекарство. Как правило, речь шла об оказании той помощи, которую население тут же ощущало на себе.

              Ганновер и Ингольштадт поставляли в Крагуевац оборудование для водоочистных сооружений и мазут для отопления домов, Гёттинген и Дуйсбург помогли администрации Кралево отремонтировать детские сады и школы, а также закупили современное оборудование для местной больницы. Всего в программе партнёрства приняли участие 16 немецких городов.

              Как пишет «Шпигель», программа городов-партнёров была лишь прикрытием для поддержки сербской оппозиции из Германии и других стран Европы и Америки. Не случайно, один из указов Милошевича запрещал получение гуманитарной помощи от Запада, а потому поддержка независимых средств массовой информации осуществлялась в обстановке строгой секретности.

              Таким образом, газеты смогли получить бумагу, на которой печатались, малотиражные издания, небольшие типографские станки, теле- и радиостанции, современное оборудование, а редакторы независимых СМИ - выход на ленты международных информационных агентств. На «Немецкой волне» многие сербские журналисты смогли пройти практику или курсы повышения квалификации.

              Однако позволительно ли такого рода вмешательство в дела суверенного государства? По мнению представителей правительства Германии, подобные упрёки беспочвенны. Как заявил журналу «Шпигель» министр иностранных дел ФРГ Йошка Фишер, иначе в Сербии пролилось бы гораздо больше крови. А вице-мэр Нови Сада Божан Паштич вряд ли был бы настроен также оптимистично, как сегодня:

                - Сейчас, когда ситуация в стране намного улучшилась, когда созданы предпосылки для восстановления крепких связей, мы надеемся на то, что наше сотрудничество достигнет того уровня, каким оно было в начале восьмидесятых годов, которые были для нас по-настоящему счастливыми.

                Вот и всё на сегодня. Следующий выпуск радиожурнала «Европы и европейцы» ровной через неделю, в это же время и на тех же волнах с моим коллегой Ефимом Шуманом. Всего доброго и оставайтесь с нами.