1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Германия из первых рук

15.11 2001 Осси весси никс ферштейн

Почему немцы с востока и с запада говорят на одном языке, но в упор друг друга не понимают? Почему на западе интеллигентная и интеллигентская скромность не в цене? Как преодолеть барьеры в общении?

Наш сегодняшний выпуск я бы назвал так: «Осси весси никс ферштейн». В переводе с ломаного немецкого это означает: «Немец восточный немца западного не понимает». И наоборот. Причём дело тут не в различиях диалектов, а в различиях жизненного опыта. А психолог Ханс Олаф Кляйн уверяет, что основная проблема – различия в культуре общения. Он даже проводит семинары с немцами западными и восточными, чтобы научить их общаться друг с другом. Этот практический опыт он даже обобщил в книге под программным названием «Вы просто не можете нас понять». Я решил, что пересказывать содержание было бы скучно, поэтому взял интервью у автора. Но сначала давайте послушаем коротенькое сообщение нашего берлинского автора Владимира Гузмана об отношениях между немцами с Востока и с Запада. Может быть, психологи больше выдумывают, чем есть на самом деле?

Историк из Лейпцига Андреас Хайнке полагает, что за это время разница между "осси" и "весси", как особыми социально-историческими классами, практически сошла на нет. Сегодня всё зависит от отдельного человека, от конкретной личности:

"Да, мне приходилось работать с людьми из Западной Германии, и должен сказать, что сейчас, через десять с лишним лет после объединения страны, различия не так сильны, как непосредственно в 1989-90 годах. Что касается разницы между немцами с Востока и Запада, то здесь, по моему, в первую очередь, речь идет не о том, откуда кто-то родом, а о том, что он за человек. "Весси" как таковых не существует, просто есть люди, с которыми можно поладить и люди, с которыми поладить нельзя. Вот я сам с востока, но я подчас, лучше понимаю людей с Запада, чем из бывшей ГДР. В будущем всё будет определяться тем, какая у человека работа, какие возможности, какая семья, сколько он зарабатывает, какое он имеет образование. Вот это будет главным."

Предприниматель из Мюнхена Йохен Армс, работавший в своё время в комиссии по приватизации госимущества ГДР, также сторонник индивидуального подхода, и полагает, что если уж говорить о различиях между немцами, то следует противопоставить не столько Запад-Восток, сколько Север-Юг:

"Я бы сказал, что менталитет у людей из Тюрингии и, например, из федеральной земли Гессен одинаков. Лично мне гораздо сложнее понять человека из Гамбурга. Северян не зря называют рыбьими головами. Когда приходится общаться с жителями Гамбурга, я зачастую не могу понять, куда они клонят. Для меня договориться с уроженцем Саксонии и Тюрингии намного проще, потому что я сам родом с Юга Германии. Так что если и есть какая-то ментальная граница, то она должна проходить между Севером и Югом Германии: северяне — те более зажаты, держат дистанцию, а южане мне напоминают русских, вообще славян. Тюрингия, Саксония, Бавария — здесь повсюду одинаковая ментальность."

В России любят спорить об истине. Немцы обожают споры о справедливости. В этом отношении ментальность жителей Юга и Севера Германии, равно как Запада и Востока, действительно одинакова. Но не более того. В действительности, в так называемых новых землях, то есть, в бывшей ГДР, достаточно критических голосов, считающих, что произошло не столько объединение Германии, сколько поглощение восточной части страны западной. И восточные немцы, вынуждены соответствовать этой новой культуре. При этом от так называемых "осси" требуют, чтобы они прилагали максимум усилий, а "весси" уверены, что им нет никакой нужды менять свои взгляды. Но ведь "осси" тоже не хотят окончательно и бесповоротно превращаться в "весси". И речь не о том, что Восток или, напротив, Запад лучше или хуже, нет, просто никто не хочет полностью отказываться от себя, от своей биографии. Здесь встаёт вопрос о защите собственной идентичности. О том, как эта "защита идентичности" сказывается, порой, на взаимоотношениях коллег из разных частей Германии, рассказывает на примере одной из берлинских школ Ангелика Бауэр:

"В школе нет никакого общения между коллегами из западной и восточной части Германии. У коллег с востока - своя учительская, у западных — своя. Если кто-то заболел, учителя с востока замещают своих колег, западные — своих. Проблема в том, что обе стороны считают свою систему образования и методику преподавания наиболее эффективной. Восточные учителя более агрессивны. Они стороники фронтального преподавания, предпочитают жесткие структуры школьного руководства, жесткие учебные программы. Западные, напротив, пытаются найти демократические решения и выступают против вмешательства в их деятельность школьного руководства."

Но это учителя, так сказать, бойцы идеологического фронта. А вот хозяйка маленького обувного магазинчика Марен Дитрих считает самым важным для взаимопонимания качеством не происхождение, а простую человеческую открытость:

"Я думаю, что главным является то, насколько человек открыт в своих отношениях с другими людьми. Зажатым личностям трудно быть в ладах даже с самими собой. Я бы сказала, что до падения берлинской стены у меня на Востоке было гораздо больше проблем, чем сегодня. Если мне кто-то несимпатичен, то это происходит вне зависимости от того, в Востока он или с Запада. Я, во всяком случае, за последние годы успела познакомиться и даже подружиться со многими западными немцами."

А теперь давайте попросим специалиста разобраться в том, кто прав, кто виноват. Ганс Олаф Кляйн – теолог и психолог. До объединения Германии он учился и работал в Восточном Берлине. Теперь вот учит немцев восточных и западных, то есть, «осси» и «весси», общаться друг с другом. И пишет об этом увлекательные книжки. Я, например, когда читал его последнюю книгу под названием «Вы просто не можете нас понять», всё время вспоминал о проблемах, которые возникают, когда люди из бывшего Советского Союза приезжают на Запад и наоборот. Но давайте послушаем интервью с Хансом Олафом Кляйном. Я его записал перед этой передачей:

Господин Кляйн, Вы учите немцев восточных и немцев западных общаться друг с другом. Кто учится быстрее?

«О, это не так просто сказать. Вообще-то немцев на Востоке сама жизнь заставляла приспосабливаться. Но в этом было и преимущество, жители бывшей ГДР гораздо лучше чувствуют разницу между культурой общения на Западе и на Востоке. А «весси» многих тонкостей просто не замечают. Оно и понятно, для них жизнь с объединением страны мало изменилась.»

Ну, тогда просто неизбежный вопрос, а можно ли всех валить в одну кучу? Есть ли он, осси или весси как таковой, как своего рода региональный подвид немца?

«Ну, конечно, не бывает «осси» как такового, каждый рождается на свет как неповторимая личность. Но у каждого своя социализация, свой опыт культуры общения. Поначалу многие отказывались это признать, мол, мы говорим на одном языке, мы один народ. Оказалось, нет, можно говорить на одном языке и в упор не понимать друг друга. Так что если человек это не учитывает, то всегда можно сказать – он западник или восточник.»

Но разве баварцу не проще договориться с человеком из соседней Тюрингии, чем, скажем, с жителем Гамбурга? У них по-немецки даже прозвище такое – рыбья голова?

«Нет, самое интересное, что в Германии все давно привыкли к разнице в темпераментах между немцами южными и северными. А вот разницу между западом и востоком многие отказывались воспринимать. Все наивно думали, стену сломали, проблемы кончились.»

Но тогда, если не возражаете, давайте перейдём к деталям. Вы пишете, что западники держат большую дистанцию, причём в прямом смысле. Например, западные немцы при разговоре всегда стоят примерно на 30 сантиметров дальше от собеседника, чем восточные. Вы только констатируете факты или предлагаете объяснения?

«Да, это тот самый вопрос, почему так происходит? С одной стороны, это американская культура общения, которая наложила отпечаток на западных немцев, и восточно-европейская, славянская, к которой привыкли немцы восточные. Вот типичные восточные особенности: люди дольше смотрят друг другу в глаза, во время разговора люди стоят ближе друг к другу. Даже мало знакомые люди могут тронуть другого за руку или за плечо во время разговора... Паузы в разговоре дольше, чтобы собеседник успел вставить слово. Восточники задают больше вопросов. А у западников гораздо сильнее чувство соперничества, конкуренции. Поэтому они стараются как можно быстрей застолбить свою позицию, свою точку зрения.»

Стоп, стоп, мне только пару дней назад один деловой человек из России рассказывал, мол, то ли дело с американцами, свои в доску, по плечу хлопают, тут же на ты... В его представлении американцы – те же русские, только побогаче. А вот с немцами у него проблема – замкнутые, холодные...

«Да, это страшно интересно. Дело в том, что в западной Германии ориентировались не на отдельных реальных американцев, а на общую картину, которую создал Голливуд, создали средства массовой информации. По своему опыту могу сказать, что американцы действительно очень общительны. Привет, называй меня Боб. Разницы между «ты» и «Вы» в английском просто нет. Но это – манера общения. А внутри большинство из них – пуритане, и дальше определённой черты тебя не подпускают.»

Ну, шут с ними с американцами. Давайте окажем нашим слушателям практическую помощь. Вот я, мужчина из Восточной Европы, из России или из Польши, или из бывшей ГДР, одним словом, восточник. Так вот я хочу познакомиться с симпатичной дамочкой с Запада. Какие ошибки я неизбежно сделаю?

«Да, ошибок тут можно наделать множество. У Вас другие представления о времени. На Востоке оно движется медленнее, чем на Западе. Вы, например, решите, что удобно ей позвонить через неделю после знакомства. А она уже забыла, как Вас зовут, и как Вы выглядите. Обидно, да? Второй вопрос, как выгодней подать себя? Сколько говорить, как одеваться и так далее. Западники выпячивают свой статус, восточники больше пытаются завоевать симпатии на эмоциональном уровне... Западные немки это воспринимают как дешёвое заигрывание и тут же замыкаются. Тоже Вы останетесь с носом...»

Значит так: покупаю пиджак от Версаче, рассказываю о своих миллионах, не даю женщине опомниться – и она моя, так что ли? Получается такой анекдотический образ нового русского, с брюликами и ролексами...

«Нет, нет, сдержанность тоже нужна. Нельзя, например, упорно смотреть ей в лицо, они воспримет это как наглость. Но и по старомодному вежливым с западными дамами быть нельзя. Если Вы феминистке подадите пальто, она воспримет это как оскорбление. Тяжелую сумку поднести, дверь открыть – тоже опасно. Вдруг женщина решит, что Вы на её возраст намекаете. А с новыми русскими я тоже встречался. Они неотразимо действуют только на профессионалок. Да и посмотрите – их в толпе в любом западном городе мгновенно вычислить можно. У них всё чересчур, всё с перебором.

О, Господи, и тут нет готового рецепта, и тут всё сложно... Тогда давайте попробуем другой случай: Я, предприниматель с Востока, пытаюсь заключить сделку с западным партнёром. Где меня западный партнёр обманет?

«Да нет, проблема даже не в этом. Проблема в том, а станет ли он вообще говорить с Вами о делах. Сначала Вы должны объяснить ему, какие выгодные сделки Вы уже заключили, какие у Вас блистательные связи, как хорошо у Вас идут дела. Вам надо суметь подать себя. Можно спокойно преувеличивать, западный предприниматель заранее учитывает, потому что все так делают. Вот инстинктивно и делит пополам. То же самое при поступлении на работу. Если Вы из ложной скромности не решаетесь себя нахваливать, он сразу решит – человек без честолюбия, без инициативы, зачем мне такой. У него времени нет докапываться до того, какой вы на самом деле умный и грамотный работник. Но это я опять о нормальных интеллигентных людях говорю, а не о новых русских....»

Тогда последний вопрос. А можно ли вообще целенаправленно научиться правильно вести себя, или это дело инстинкта...

«Нет, нет, если Вы воспринимаете это как фиглярство, то ничего у Вас не выйдет. Но давайте сравним это с переводом. Например, Вы говорите по-английски. Вы же тоже ничего не играете, а просто переводите в голове со своего языка на язык собеседника. Вот так и с культурой общения. Если Вы с востока, а говорите с человеком с запада –, переводите для него. А то получится трагический казус как с болгарами. Они когда головой кивают – это значит «нет», а вы уверены, что «да». Представляете, вы с болгарской девушкой договариваетесь, тут ведь при таком трагическом недоразумении можно и по физиономии схлопотать...»

Вот такие советы даёт нам психолог Ханс Олаф Кляйн. Кое-что, особенно насчёт болгарских девушек, я тут же намотал себе на ус. Но время наше подошло к концу. Всего Вам доброго, дорогие радиослушатели.