1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Еуропа и Беларусь

15.01.2001 Как участковый канцлеру отобедать помешал.

Одна из красивейших площадей Берлина - Жандерменмаркт. В последние годы по краям площади выросли фешенебельные гостиницы и рестораны. Здесь назначают деловые обеды дипломаты из немецкого МИД, расположенного неподалеку, благо, казна платит, шикуют новые берлинцы, частенько своих гостей сюда приводит и федеральный канцлер. А иногда просто приезжает пообедать. Ездит он на тяжелой бронированной "Ауди А-8". И вот на днях участковый полицейский, обходя средь бела дня свою подведомственную территорию, эту "Ауди" и увидел - машина стояла у входа в ресторан, там, где стоянка запрещена, а за рулём скучал водитель. От замечания полицейского шофёр отмахнулся - это, мол, машина канцлера, а сам он как раз сейчас изволит кушать. Участковый был неумолим. Он распахнул дверь в ресторан, подошёл к столику канцлера и вежливо произнёс: «Добрый день, господин Шрёдер, участковый такой-то. Ваша машина стоит в месте, где стоянка запрещена. Велите, пожалуйста, вашему шоферу отъехать!» И что же? Канцлер отложил приборы и салфетку, вышел из ресторана и недвусмысленно махнул рукой своему водителю - давай, мол, проваливай.

Об этом случае рассказали многие берлинские газеты. Видимо, и немцы еще не очень-то привыкли к демократичности своих лидеров и отказу от излишних привилегий. Уверен, что в некоторых других странах к президентскому или премьерскому лимузину рядового постового и близко бы не подпустили.

Или посмотрите, на какой скорости проносится кортеж Путина по Кутузовскому и Калининскому проспекту в Москве. В Германии правила дорожного движения действуют для всех. Исключения делаются только во время официальных государственных мероприятий или визитов иностранных гостей, которые, к неудовольствию берлинских автолюбителей, теперь зачастили в столицу.

Переезд правительства и парламента год назад из Бонна в Берлин доставил немало хлопот третьему управлению столичной полиции, на территории которого расположена большая часть государственных учреждений - здание рейхстага, министерства и ведомства, служебные помещения депутатов парламента. Зато, как говорит Томас Пиотровский из отдела по работе с общественностью, "мы встречаем теперь на улице людей, которых раньше только по телевизору видели. Бывают, конечно, и всевозможные коллизии. Так, например, в самом начале полиция гоняла и безбожно штрафовала депутатов бундестага, которые пытались запарковаться вблизи рейхстага. Чтобы разрядить конфликт, в парламент даже вызвали берлинского сенатора по внутренним делам Эккарта Вертебаха, долго уговаривали его и в конце концов добились выделения дополнительной площадки под депутатские автомобили. Бывают и случаи курьезные.

Однажды к Пиотровскому прямо на улице обратился один из внешнеполитических экспертов бундестага и заявил, что вот тот велосипед, пристёгнутый к уличному фонарю, это его собственный, украденный еще в Бонне незадолго до переезда в Берлин. Велосипед заметный, американский, номер на раме также соответствовал тому, что сохранился на товарном чеке эксперта. Полицейский взломал замок и передал велосипед его законному владельцу. Оказалось, однако, что никакой злоумышленник велосипед не похищал. Когда хозслужба бундестага еще в Бонне собирала парламентское хозяйство для отправки в Берлин, прихватили и стоявший у порога велосипед, решив, что он, как и многие другие, относится к средствам передвижения бундестага. И теперь на этом якобы служебном велосипеде разъезжал парламентский курьер.

Бывает, что третьему полицейскому управлению приходится и пасовать. Так было, например, когда охрана министра иностранных дел Йошки Фишера попросила в порядке исключения выделить двух полицейских для сопровождения министра в ходе его ежеутренних пробежек по парку Тиргартен. Стражи порядка должны были быть не абы какие, а спортивного сложения, способные пробежать десять километров и не медленнее, чем четыре с половиной километра в час. В третьем управлении таких спортсменов экстра-класса не нашлось. Выручили коллеги с соседнего участка. Но всё же такого рода дела, скорее, исключение. В основном же полиции центрального района приходится обеспечивать проведение многочисленных городских праздников, шествий, митингов и демонстраций в том числе, например, регулярные пробежки любителей езды на роликовых коньках.

И самое большое зло для полицейских - Бранденбургские ворота, у которых хотят помитинговать все кому не лень, пройти через них стремится всякий зарубежный гость, а для этого надо перекрывать движение, и, наконец, сфотографироваться на их фоне мечтает каждый турист. Кроме того, здесь постоянно то кино снимают, то музыкальные или рекламные клипы. Некоторые сотрудники управления предлагают построить на территории киностудии в Бабельсберге муляж Бранденбургских ворот, тогда хотя бы не очень важные гости могли сфотографироваться у них на память, не осаждая древнее строение в самом центре Берлина. Но это они просто типично по-берлински ворчат.

Другая тема.

ФРИДРИХ ВЕЛИКИЙ
Исторический центр Берлина вновь обрел одну из своих главных достопримечательностей. В прошлую субботу из ссылки в реставрационную мастерскую вернулся бронзовый Фридрих Великий, верхом на своей любимой кобыле Пондо.

Начищенный до блеска, в треуголке и с хлыстом, старый Фриц, как его любовно называют берлинцы, вновь скачет на восток вдоль по Унтер ден Линден. По случаю возвращения прусского короля на свое историческое место сюда в минувшую субботу съехались городские чиновники, журналисты, именитые гости и ныне живущие родственники Старого Фрица из династии Гогенцоллернов. А бургомистр района Митте Йохамим Целлер произнес торжественную речь:

    - Примерно 150 лет назад, когда здесь устанавливали памятник Старому Фрицу, берлинцы распевали песню: «Старый Фриц, слезай с коня и правь снова Пруссией». Я считаю, однако, что сейчас дела города, в общем и целом, находятся в хороших руках. И поэтому я бы сказал сегодня так: «Старый Фриц, сиди на своем постаменте как можно дольше». Ведь за поддержание этого памятника в надлежащем виде несет ответственность район Митте. А районный бюджет настолько же пуст, как и прусская казна во время начала правления Фридриха Великого.

    Три года потребовалось реставраторам, чтобы отчистить бронзовую статую от налипшей пыли веков. Сюзанна Энгель рассказывает, что им пришлось счищать трехмиллиметровую корку скальпелями и инструментами, которые, как правило, используются дантистами для удаления зубного камня.

      - Мы работали самым обычным скальпелем. Таким, какой обычно применяют хирурги. Надо было очень осторожно соскабливать грязь с бронзовой поверхности. Ни на миллиметр нельзя было ошибиться. Иначе поцарапали бы саму бронзу.

      8 декабря 1839 года Фридрих Вильгельм Третий росчерком своего королевского пера повелел создать статую своего Великого предка. В 1853 году, к сто одиннадцатой годовщине коронации Фридриха Великого, конная статуя, выполненная скульптором Кристианом Даниелем Раухом, была готова. Во время Второй мировой войны Старого Фрица, и так уже пострадавшего в Первой мировой войне, замуровали. Кирпичную кладку снесли только в 1950 году, и сразу после этого правительство ГДР отправило прусского короля в ссылку, спрятав его в Потсдаме в парке Сан-Суси. Для всеобщего обозрения статуя была открыта в мае 1963.

      На Унтер ден Линден Старый Фриц вернулся только в 1980 году. Из-за досадной небрежности статую тогда поставили не на то место, и в течение четверти века Фридрих Великий находился на 20 метров дальше от Бранденбургских ворот, чем первоначально. Рассказывает Йорг Хаспель, руководитель берлинского ведомства по охране памятников старины:

        - Мы очень довольны, что этот памятник, во-первых, отреставрирован, во-вторых, что он доставлен сюда в целости и сохранности, и, в-третьих, что он вновь находится на своем историческом месте. Я думаю, это будет очень важный шаг к тому, чтобы вернуть Унтер ден Линден на участке между Бранденбургскими воротами и Музейным островом былое великолепие.

        Для сенатора по развитию города Петера Штридера возвращение памятника на свое историческое место, это начало воссоздания исторического облика всего центра города. Работы начнутся уже весной следующего года в так называемом Саду принцесс, который находится между государственной оперой и оперным дворцом. На эти цели выделено почти два с половиной миллиона марок. Сенатское ведомство по градостроительству планирует также значительно расширить тротуары, чтобы дать понять горожанам, что этот отрезок Унтер ден Линден и прилегающие к ней улицы не являются общественной автомобильной стоянкой.

        А теперь еще одна страничка радиожурнала «Столичная студия».
        Столичные кулисы

        Иногда художникам становится скучно и она начинают делать удивительные вещи. Например, петь. Группа "Унтервассер" - типичный пример этому. Да к тому же, еще и очень удачный. Сергей Воронцов и Ирина Дубровская рассказали мне, что 6 лет назад, когда они организовывали группу, делалось это потому, что иначе было просто нельзя - слишком много накопилось всего, что требовало самовыражения и реализации. За те 6 лет, что "Унтервассер" существует, он много менялся. Хорошо, что группа далеко не коммерческая, и музыкантам не приходится строго поддерживать свой имидж. Рассказывает Ирина Дубровская:

          - Эта наша первая кассета с Сережей, вышедшая в 93 году, имела бешеный успех среди абсолютно извращенной публики.
          Мы прислушиваемся к том, чему мы являемся проводником. Потому что, если ты честно так, независимо работаешь, независимо ни от какой коммерции, ни от какой конъюнктуры, ни от чего, то снизойдет что-нибудь такое, несомненно.

          Состав группы "Унтервассер", хотя иногда и меняется, но это, в основном, русские. Музыканты и художники, приехавшие в Германию лет 10 назад и с тех пор сменившие множество занятий в рамках самореализации. Пока не прибились в "Унтервассер". Свой последний концерт группа дала в берлинском клубе "Пфефферберг" - модном и разборчивом, куда пускают далеко не всех, а только тех, кто относится к так называемой "сцене". О публике там рассказывает Юра - барабанщик группы.

            - Это сборище подчас неожиданного народа. Одна девушка набросилась на меня, когда я спустился со сцены, - лет пятидесяти, с бутылкой пива, и расцеловала меня. Вот это очень красочный персонаж.

            В группе всего пять человек: барабан, бас-гитара, гитара и два человека на синтезаторах. Тексты в основном пишут Сергей и Ирина, а музыку один Сергей. В Берлине "Унтервассер" можно слышать достаточно часто - один-два раза в месяц в молодежных клубах и на культурных акциях, и часто ездят петь в Москву. Но интереснее всего то, что их хорошо знают в Нижневартовске.

              - Совсем недавно пришло письмо из Нижневартовска, где наша музыка является будильником для рабочих предприятия "Черногор-нефть".

              Это был репортаж Алёны Колесниковой.
              Вот и всё на сегодня из «Столичной студии» «Немецкой волны». Я прощаюсь с вами до следующего понедельника в это же время. Всего вам доброго, где бы вы ни слушали нашу радиостанцию.