1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Суть дела

14.06.2001 Взаимоотношения России и НАТО (Часть II.)

Через два дня президент России Путин впервые встречается с президентом США Бушем. Сегодняшняя передача, подготовленная Виталием Волковым, как и прошлая, дает представление о некоторых аспектах проблем, которые будут обсуждаться Путиным и Бушем, и показывает, сколь сложны сегодня отношения между Западом и Востоком.

Изменение политической ситуации в России и США, а также военные конфликты последнего времени, и, в первую очередь вооруженный конфликт в Югославии и крае Косово, привели к деформации сложившихся за 10 лет, при Ельцине и Клинтоне более-менее стабильных отношений между НАТО и Россией.

В предыдущей передаче речь шла о новых моделях военно-политических отношений между Атлантическим союзом и Россией, моделях, которые могут сформироваться после балканского кризиса и после прихода к власти в России Владимира Путина, а в США - Джорджа Буша. Российский военный эксперт Владимир Луков высказал неделю назад мысль о том, что после военного вмешательства в крае Косово, когда американская сторона неоднократно пренебрегала пожеланиями и требованиями союзников из Старого Света, в результате чего военные бюджеты некоторых европейских стран были истощены, после недавних бомбардировок Ирака и после подтверждения жесткого курса США на создание национальной ПРО, у военных в Европе возникли определенные "сепаратистские" настроения, дающие российским политикам надежду на внесение раскола в НАТО.

Владимир Луков считает, что российское руководство с большой, даже со слишком большой надеждой смотрит на эти пока робкие попытки европейцев заявить о своем самостоятельном существовании:

    - Путин по-ленински пытается расколоть НАТО. Мол, там у них межимпериалистические противоречия. Мы видим, что он едет дружить в ФРГ и Францию против США, в Канаду за тем же. Противники определяются так, как это было 10 лет назад.

    При этом, по мнению эксперта:

      - Лишь у США есть средства и опыт эффективных переговоров с Россией по военным вопросам.

      Тем не менее, с точки зрения осуществимости, этот новый "европейский" мотив отношений между Россией и НАТО имеет определенные перспективы. "Негативные" аргументы России для побуждения Европы к такому сотрудничеству в данном случае достаточно очевидны - близость границ, сравнительная военная мощь, владение "нестандартными", но весьма эффективными методами раскачивания экономики и системы безопасности благополучных соседей (от угроз утечки с ядерных реакторов, эпидемий и т.д. до угроз организации диверсий через экстремистов третьих стран на стратегически важных объектах, к примеру, АЭС в Германии или во Франции). С другой стороны, имеются и "позитивные" - вряд ли Европу увлечет альтернативный путинский "звездный" план и они откажутся от сотрудничества с американским аэрокосмическим комплексом в пользу российского, но речь может идти и уже идет о подключении России к беспокоящей Европу борьбе с терроризмом и наркотиками, идущими в Старый Свет из Афганистана и приграничных с Россией стран Азии, в частности, через Албанию (если судить по недавним откровениям некоторых представителей НАТО в силах КейФор, европейцы пребывают в ужасе от того, что их союзники в Албании оказались в столь значительной мере связаны с наркомафией и исламскими террористическими организациями).

        - Козырной картой может стать Закавказье и Средняя Азия, куда рвутся США, и хотят вытеснить оттуда Россию, тем самым замкнув кольцо вокруг Китая. С одной стороны будет военная поддержка Тайваня (о ней недавно объявил Джордж Буш), а с другой – поддержка военных реформаторов с антироссийским уклоном - в Казахстане, Узбекистане, Киргизии и даже Грузии. Там вовсю идёт продвижение модели "Партнёрство во имя мира", со среднеазиатской модификацией. Эта модель себя оправдала на Балканах, откуда Россия оказалась вытесненной. Теперь очередь за Закавказьем и Центральной Азией. У России и ее армии пока ничего не остается, кроме как подключиться к этой программе под предлогом совместной борьбы с наркобизнесом. Еще две темы для военного сотрудничества России с НАТО - борьба с терроризмом и воинствующим исламом.

        В этой связи Владимир Луков напоминает, что положительный опыт таких отношений уже имеется:

          - Когда Россия выдала курда Оджалана, оказалось, что перед этим Россия заключила контракт с Турцией на поставку российских танков на несколько миллиардов долларов.

          Однако имеется и совершенно другая перспектива сотрудничества военных из России и из стран НАТО, обусловленная изменениями, произошедшими в технической и образовательной сфере. Речь идет о так называемом "цифровизме", о "цифровой революции", связанной в первую очередь с электронно-вычислительной техникой и средствами связи. По словам американского политолога Айры Страуса, "сближение СССР и НАТО началось именно тогда, когда стал возможен совместный контроль с помощью новейших средств над сокращением ракетно-ядерного оружия и его нераспространением в других странах. Прежде эти меры были далеки от той прозрачности, которую сегодня предоставляет "цифровизм". По мнению Страуса, цифровые технологии делают сближение НАТО и России "более реальным и стремительным. Намного быстрее, чем думают многие политики в России и США. Реализация модели сближения может занять 4-5, а не 20-30 лет". Интерес определенной части российской военной элиты и специальных служб, в том числе и армейских, к развитию информационных технологий, очевиден. По словам Владимира Лукова:

            - Сегодня Россия с завистью смотрит на КНР, где импортированные американские суперкомпьютеры произвели настоящую цифровую революцию в китайских вооруженных силах и обществе Сегодня Россия заигрывает с Индией, обещая военно-техническое и ядерное сотрудничество, а в Индии расположены мощнейшие силы производителей информационных технологий.

            Речь идет о том, что после того, как США при Клинтоне в октябре 99-го года сняли многие ограничения на продажу суперкомпьютеров Китаю, России, Индии и Пакистану, Китай, не поскупившись на покупку этой мощной техники, якобы, в народно-хозяйственных целях (речь шла о нуждах метеорологии), совершил скачок в военной области, использовав обладающие огромной памятью и быстродействием ЭВМ для моделирования ядерных взрывов и других нужд армии. Более того, Китай и другие страны Азии совершили и следующий шаг, который пока так и не сделала Россия - это шаг к широкому развитию информационно-цифровых технологий, связанных со средствами мобильной связи и с Интернетом. Шаг, сделанный и в сфере гражданской, и в области военной.

              - В Китайской Народной Республике пользователей Интернета в 6-7 раз больше, чем в России, и этот разрыв постоянно растет. Ну, а если сравнивать доступ в Интернет у военнослужащих в Китае и России, то этот разрыв определяется десятками раз. Вот, собственно, результат приобщения Китая к цифровой революции через покупку американских суперкомпьютеров в конце 90-х годов, и вхождения Китая в глобальный рынок беспроводной, то есть мобильной связи в 2000-2001 году.

              Такое отставание России даже от восточных соседей стало стратегическим отставанием после войны в Косово, обозначившей переход к новым и более сложным "бесконтактным" методам ведения военных действий, когда воюющие армии не входят в непосредственное соприкосновение друг с другом, а успех боевых действий определяется эффективностью "дистанционного" технического и организационного управления, скоростью и секретностью передачи информации и её обработки. Технологии этой современной войны, хоть это по разным причинам пока не афишируется специалистами, по сложности уже близки к "звездным войнам", поэтому, кстати, не случайно идея национальной противоракетной обороны в США получила "добро" после обкатки "бесконтактных" методов на Балканах.

                - Во время кампании на Балканах, особенно в действиях в Косов, американцы отработали именно бесконтактный метод ведения современной войны, то есть избирательные точечные удары. Балканский опыт позволяет американцам двигаться дальше и в противоракетной обороне, и в модернизации видов вооруженных сил, то есть то, о чем мы уже давно говорим в России, но как-то не двигаемся, поскольку у нашего военного руководства все-таки инерция мышления, большая тяга к образцам Второй мировой войны, никак мы не можем отказаться от планирования больших перемещений войск. Большие передвижения войск в современной войне не нужны. нужны мобильные войска. Поэтому и технологии используются старые, а не современные. Сейчас вся Европа, вся Азия движется и в экономике, и в обучении к Интернет-технологиям, а в России Интернет-технологии развиты очень плохо. Что качается армии, то там их вообще нет. Интеренет-технологии сейчас приносят самые большие деньги, а мы печемся об экспорте нефти и газа. Скоро откажутся от нефти и газа в мире в пользу атомной энергетики, и все наши наработки со времен Советского Союза будут мало кому нужны. Рынок меняется, в т.ч. и военный рынок.

                В данном случае опять же китайские военные оказались на высоте, и не только осуществили перевод армии на современные средства беспроводной связи и, соответственно, модернизировали всю структуру управления боевыми единицами на всех уровнях, но и коммерчески сохранили конкурентоспособность своего ВПК:

                  - У китайцев есть жилка коммерческая, они перестали заботиться о своем военном бюджете уже лет 15 назад. Китайские военные очень хорошо зарабатывают на конверсии, и модернизируются, покупают суперкомпьютеры, обеспечивают средствами мобильной связи части быстрого реагирования. Американцы, в частности, администрация Буша, очень обеспокоены этим, -

                  говорит Владимир Луков, напоминая, что не случайно Джордж Буш-младший намерен вновь ограничить продажу новейшей компьютерной техники Китаю. Эти же ограничения, видимо, распространятся и на путинскую Россию, так и не успевшую последовать примеру Китая.

                  Но зато, по мнению военного эксперта Владимира Лукова, именно в этой сфере, в совместном развитии информационных технологий, новейших средств мониторинга и контроля, открылось поле для сотрудничества между военными специалистами из России и Западной Европы. Поскольку, не обладая военным ресурсом для самостоятельных переговоров с Россией, страны Старого Света располагают в этой области самыми современными технологиями, в обмен на которые они могут добиваться большего контроля, как над ситуацией с российскими вооружениями и планами, так и над планами их небезопасных союзников. Тем более что возможности имитации военных действий, в частности, проведение испытаний ядерного оружия "виртуально", с помощью ЭВМ, может быть отслежено и проконтролировано уже не сейсмическими или аэрокосмическими методами, а лишь теми же "цифровыми", базирующимися на новейших сетевых компьютерных технологиях и Интернете.

                    - Буш сократил финансирование российским закрытым военным городкам - с 26 млн. до 6 млн. долларов. И тут образуется ниша, которую могут заполнить страны Европейского Союза. Франция давно сотрудничает с Россией в ядерных программах. Теперь у неё в этих программах будет больше места, если американцы сократят своё участие в демонтаже ракетно-ядерных запасов России. Германия тоже всегда готова принять участие в демонтаже химических и прочих арсеналов России. Все страны ЕС опережают США в использовании беспроводных телекоммуникаций - мобильной связи. Для них Россия очень хороший рынок. У России имеется шанс - не покупать суперЭВМ у США, а развивать беспроводные технологии связи и Интернет с помощью Европы и конечно Азии.

                    Но о том, как мыслят себе такое партнерство военные специалисты Запада и Востока, речь пойдёт в будущих передачах. Причём, я предлагаю вам подумать и написать мне о том, какие конкретно темы или аспекты возможного сотрудничества интересуют вас. Да и возможно ли оно? По-моему, Россия с большей готовности думает о конкуренции с американцами любой ценой в любом регионе и по любому поводу. Мол, говоря словами Ельцина, нельзя ложиться под США. В то же время известный ещё с советских времён политолог Георгиий Арбатов считает, что некоторые проекты Путина чреваты непредсказуемыми военными, политическими и последствиями, поскольку нестратегическая система ПРО предполагает союзные военные и политические отношения, отношения даже более тесные, чем в НАТО. Если же создавать тактическую систему ПРО, то надо создавать и совместную систему ПВО. А это возможно только в долговременных военных союзах. Правда, зная это, легче понять людей, принимающих практические решения: Путин, оба Иванова, Рогозин, Примаков не устают повторять о стремлении к двухполюсному миру, не обращая внимания на исторический опыт, доказывающий, что все мировые конфликты начинались именно в ситуации многополюсного мира. Но в то же время, некоторые западные специалисты видят некую готовность Путина идти на партнёрство с США, руководствуясь при этом логикой уже забытого министра обороны СССР маршала Язова, который в 1988 году писал, что только благодаря великому союзу с Америкой (в годы Второй мировой войны), Россия после неё смогла получить половину Европы. Как видите, тем много и все они могут быть повёрнуты по-разному. Как - это я хочу узнать от вас. Пишите.

Также по теме