1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Европа

14-й протокол к Европейской конвенции преференций для России не предусматривает

Все вопросы в суде по правам человека решаются в диалоге со странами-членами Совета Европы. Европейские эксперты не согласны с заявлениями ряда депутатов Госдумы, что Россия выторговала себе какие-то отдельные условия.

Судебный молоток

Многострадальный протокол №14, принятый Парламентской Ассамблеей Совета Европы в мае 2004 года, был принят Госдумой России в штыки. Несмотря на то, что тогдашний российский президент Владимир Путин через год его подписал, долгие годы реформа суда по правам человека тормозилась из-за того, что Россия была единственной из 47 стран Совета Европы, которая без малого 6 лет упорно отказывалась от его ратификации.

"Ущемление интересов России"

Табличка у входа в здание Госдумы

Депутаты нижней палаты российского парламента сразу же приняли 14-й протокол в штыки, усмотрев в нем "ущемление национальных интересов" России. В частности, были отвергнуты статьи о том, что постановления принимает комитет из трех судей, среди которых может и не быть судьи от страны-ответчика. Возражение вызвало и право проводить предварительные расследования по жалобам граждан до того, как они официально принимаются к рассмотрению.

Необходимость реформы Страсбургского суда была вызвана нарастающей лавиной поступающих исков, среди которых Россия до сих пор прочно занимает печальное первое место. Большинство жалоб касаются условий содержания в российских тюрьмах и злоупотреблений сотрудников силовых структур, в особенности на Северном Кавказе.

Пять основных пунктов

Среди нововведений, предусмотренных 14-м протоколом, можно выделить пять основных: возможность отсеивать заведомо неприемлемые иски единоличным решением одного из судей; отказ от рассмотрения жалоб в тех случаях, когда заявитель не понес значительного ущерба; вынесение решения по существу комитетом из трех судей, а не всем составом суда; рассмотрение дела по прецеденту - в исключительных случаях - не в полном составе, а только одним судьей, и, наконец, избрание судей сроком не на 6, а на 9 лет без права на переизбрание.

Правозащитные организации неоднократно поднимали вопрос о необходимости ратификации протокола, Госдума и российский совет Федераций были непреклонны, заявляя, что без учета российских интересов "зеленый свет" на пути его ратификации не загорится.

Грызлов: "Ситуация изменилась"

В декабре прошлого года российский президент Дмитрий Медведев порекомендовал законодателям вернуться к вопросу ратификации. Практически одновременно спикер Госдумы Борис Грызлов пояснил, что если раньше протокол предполагал "серьезный субъективизм в принятии решений Страсбургским судом", то теперь же, по его словам, ситуация изменилась. Свое заявление он аргументировал тем, что Комитет министров Совета Европы якобы принял ряд решений по изменению протокола, согласно которым все вопросы, связанные с Россией, Страсбургский суд отныне будет решать с участием ее представителей.

"Таким образом, мы видим, что национальная правовая система имеет приоритет при решении вопросов Страсбургского суда", - подытожил Грызлов. Без долгих обсуждений за ратификацию проголосовало подавляющее большинство - 392 депутата Госдумы. 56 депутатов высказались против. А 27 января 2010 года ратификацию протокола поддержал и Совет Федерации.

Никаких поблажек России

Между тем на сайте Комитета министров Совета Европы в отчете по результатам заседания, на решение которого ссылался Грызлов, не сообщается об обещании рассматривать все жалобы, в которых заинтересована Россия, с участием российского судьи.

Комитет министров, отвечающий за исполнение решений ЕСПЧ, лишь заверил, что все вопросы решаются в диалоге со странами-членами Совета Европы. Эксперты не согласны с заявлениями Председателя и некоторых депутатов Госдумы, что Россия выторговала себе какие-то отдельные условия. По их словам, это невозможно хотя бы потому, что внесение любых изменений требует их ратификации всеми 47 странами Совета Европы. Да и сам текст протокола, одобренного российскими законодателями, не содержит никаких исключений для России. Наблюдатели расценивают такую ситуацию как пример "корректной дипломатии", когда России показывают, что понимают ее позицию, но внести изменения Россия не может".

Автор: Леонид Сокольников
Редактор: Андрей Кобяков

Контекст

Архив