1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Германия из первых рук

13.09.2001 Германия в шоке

Трагические события в США всколыхнули весь мир. Вот и в Германии все телеканалы круглосуточно рассказывали в последние дни только о террористических актах в Нью-Йорке и Вашингтоне.

В самой Германии были усилены меры безопасности. Как всегда в таких случаях, ситуацией воспользовались хулиганы. После анонимных звонков было эвакуировано несколько зданий во Франкфурте на Майне и даже Министерство иностранных дел в Берлине. К счастью, тревога оказалось ложной, бомб найдено не было.

А сегодня в десять часов утра во всей Германии на пять минут встали фабрики и заводы, замерла работа во всех учреждениях в память о жертвах террористических актов в США. Все разговоры - в метро, в магазине, в бюро тут же сводятся к этой теме. И во всех разговорах чувствуется неосознанный, подспудный страх. Политики, естественно, пытаются успокоить население.В частности, министр внутренних дел Германии Отто Шилли во всех своих выступлениях подчеркивает, что непосредственной угрозы населению Германии в данный момент нет, но признаёт:

    - Мы ведь не знаем, как будет выглядеть реакция США на этот террористический акт, каков будет размах ответного удара. В зависимости от этого может резко измениться и ситуация в Германии и других европейских странах.

    Но это политики. А что же думают по этому поводу так называемые рядовые немцы? Каких последствий для себя они опасаются? Послушайте репортаж Константина Июльского из Берлина:

    Хотя Берлин отделяют от места трагедии, от городов Нью-Йорк и Вашингтон, тысячи километров, впечатление такое, что этот кошмар случился где-то рядом. Улицы немецкой столицы, как говорят берлинцы, стали еще зеленее, подразумевая под этим зеленые униформы полицейских. Сирены машин не стихают, а окраины насторожено затихли. Вся жизнь, кажется, сконцентрировалась теперь в центре города.

    Еще ночью многие берлинцы пришли к американскому посольству, чтобы возложить цветы, зажечь поминальные свечи. Поскольку подходы к самому посольству в целях безопасности перекрыты, люди передают полицейским цветы, списки с соболезнованиями, серебряные сердца – символы любви. Миниатюрная полицейская с раскрасневшимся лицом не успевает относить охапки букетов. Шок от случившегося в Америке глубоко засел в сердцах немцев.

    Чужую трагедию они переживают как собственную. Я наугад опросил сегодня несколько берлинцев, среди них оказались рабочий, архитектор, медсестра, ученики гимназий, служащие и пенсионеры. Какова же была их первая реакция на американскую трагедию?

      - Не укладывается в голове, ведь такое могло случиться повсюду.
      - Эта настоящая катастрофа.
      - У меня просто нет слов!
      - Ужасно! Становится просто страшно от происшедшего. Террористы становятся все более жестокими. Они уже не испытывают страха перед смертью.
      - Скажу откровенно, эти люди просто дерьмо. Проблемы не решают с оружием в руках.
      - Первое чувство было возмущение и страх, что этот кошмар распространится по всему миру.
      - Я была просто в шоке, думала, что это была глупая шутка, а потом включила телевизор и поняла, что произошла трагедия.
      - Это что-то жуткое. Такое чувство, что на нас надвигается что-то страшное. Я сам приехал из Хайдельберга. У нас весь город объят ужасом.

      - Ну, а какие последствия могут иметь для Германии американские события.

        - Поначалу может быть и никаких, но в последствии это окажет влияние на экономику всего мира и коснется, разумеется, и нас. Поднимутся цены на бензин, усилятся меры безопасности.
        - Надеюсь никаких, и проживающие в Германии пакистанцы и прочие сохранят свое миролюбие. По крайней мере, я надеюсь на это.
        - Конечно, это коснется и нас. Не исключаю, что могут быть покушения на наших граждан, несущих службу за границей. Кроме того, в Германии есть объекты, разрушив которые можно парализовать всю нашу экономику.
        - Я боюсь, что американцы предпримут акты возмездия, и наша страна будет втянута в войну. Канцлер Шрёдер выразил полную солидарность с американским президентом. Мне лично это непонятно. Сначала нужно установить на трезвую голову истинных виновников, а потом уже наказывать. Боюсь, что и мы можем быть втянуты в эти акты возмездия.
        - Конечно, отразится. По крайней мере, нашу спокойную жизнь мы можем забыть. Я допускаю даже возможность покушения на Шрёдера.

        - А как отразятся события в Америке на взаимоотношения немцев с иностранцами. В Берлине, как, впрочем, и во всей Германии, проживает немало представителей арабского Востока. Не осложнятся ли их отношения с местными?

          - Я не имею ничего общего с этими людьми, поэтому ничего не могу сказать.
          - Эти акты совершила лишь небольшая кучка отщепенцев. Это понимают все.
          - Конечно отношение изменится. Эти иностранцы должны вести себя у нас в стране как следует, мы же ведем себя заграницей прилично.
          - Нет, конечно нет. Нельзя вех под одну гребенку стричь.
          - Нет, они такие же люди, как мы. Среди них есть и хорошие, и плохие. Плохих надо, естественно, выбрасывать из страны. Меня лично шокировали призывы американского президента к возмездию.
          - Не знаю как другие, а я человек либеральный. Мое отношение к иностранцам не изменится.
          - Ну, во-первых, еще не ясно, кто устроил эти теракты. Думаю, что отношение к мусульманам в Берлине не изменится. По крайней мере, я на это надеюсь.

          Если резюмировать все это, можно сказать, что большая часть берлинцев объективно относится к случившемуся в Америке и, осуждая террористов, не пытаются обвинить в этом всех иностранцев. Вот, что рассказала мне одна студентка на улице.

            - В нашем поселке церковь уже несколько лет не работает. А в этот вечер зазвонил колокол. Мы все собрались помолиться за погибших. Это была совершенно спонтанная акция.

            С вопросами по поводу внутренней безопасности я обратился к Председателю профсоюза полиции Конраду Фрайбергу:

            - Господин Фрайберг, усилены ли меры безопасности в Германии?

              - Да, мы усилили охрану американских объектов - консульских отделов, известных американских фирм. Усилена и охрана израильских учреждений, а также еврейских культурных центров и синагог в Германии.
                Расследование в США покажет, есть ли угроза безопасности и здесь, в Германии. Во всяком случае, все наши силы находятся в состоянии повышенной боевой готовности.

                - Господин Фрайберг, совсем другой вопрос. Такой страшный террористический акт, естественно всколыхнул эмоции. В Германии проживает около 7 миллионов иностранцев, среди них много мусульман. Не опасаетесь ли Вы вспышек насилия в самой Германии, как реакции на террористические акты в США. Ведь пока все следы ведут к Усаме бен Ладену и исламским фундаменталистам?

                  - В первую очередь мы должны учитывать наличие реальной угрозы со стороны исламских террористов и здесь, в Германии. Эта угроза существовала и раньше, до трагических событий в США. В Германии тоже есть группировки, близкие к бен Ладену, так называемые "воины Аллаха". Были, например, арестованы террористы, намеревавшиеся взорвать собор в Страсбурге. Но база их была здесь, в Германии.

                  - Но и кроме откровенных террористов в Германии более чем достаточно агрессивно настроенных исламских организаций, которые даже призывают к свержению светских правительств и установлению исламских государств не только, скажем, в Турции, но и здесь в Германии?

                    - Да, такие организации исламистов или исламских фундаменталистов в Германии действительно есть. Ими занимается Ведомство по охране конституции, но и мы, полиция, тоже. И если выяснится, что они злоупотребляют свободой вероисповедания, что они предпринимают конкретные шаги, направленные против этого государства, тогда нам придётся пересмотреть всю политику по отношению к ним. Я абсолютно уверен, что в этом смысле здесь многое изменится. Мы не можем допустить, чтобы какие-то фанатики злоупотребляли демократическими свободами.

                    - Господин Фрайберг, но когда я спрашивал Вас об угрозе насилия, я имел в виду и оборотную сторону медали. Ведь когда страсти так накалены, возможны и вспышки враждебности к иностранцам. Ведь большинство мусульман, проживающих в Германии - нормальные мирные граждане, а не экстремисты. Но всякого рода правые радикалы, например, на востоке страны, могут воспользоваться этими событиями....

                      - Мы, полиция, делаем всё возможное, что приструнить правых радикалов. Но надо учитывать, и я постоянно это повторяю: с этой угрозой полиция справиться в одиночку не может. Это общественная, политическая проблема. То есть, мы все, Вы, и я, и Ваш сосед, должны показать этим молодчикам, что это они - чужаки в Германии, а вовсе не иностранцы. А в эти дни ещё очень важно не допустить проявлений, скажем так, будничной, бытовой ксенофобии. Действительно, для многих сейчас весь Ислам предстаёт в образе врага, все мусульмане. Но это совершенно неверно. И я призываю всех к сдержанности. Ну, а мы, полиция, обещаем, что любой, кто решит половить рыбку в мутной воде, любой, кто совершит какую-то расистскую вылазку, тут же, на месте будет арестован и окажется за решёткой.

                      Это было интервью с Председателем профсоюза полиции Конрадом Фрайбергом. Но вернёмся к мыслям и чувствам рядовых немцев. По всей стране в эти дни отменены праздники, концерты, театральные спектакли. Бургомистр Кёльна Фритц Шрамма объясняет, как это выглядит на практике:

                        - Здесь в Кёльне мы просто отменили или перенесли на более поздний срок все мероприятия, скажем так, развлекательного или увеселительного характера. Конкретно это выглядит так: в филармонии был намечен концерт комических произведений. Вместо него состоялась генеральная репетиция. Даже заседание почётных граждан Кёльна пришлось отменить, потому что ни у кого нет настроения праздновать в эти дни.

                        В церквях по всей Германии прошли богослужения в память о погибших. Проходят они и в Кёльнском соборе. Даже неверующие приходят сюда, чтобы поставить свечку в память о жертвах. Практикантка нашей редакции Вера Тычкова отправилась сегодня с микрофоном к Кёльнскому собору. Вот её впечатления.

                        Солнце только на минуты выглядывает из-за туч, потом - снова дождь и ветер. На моё удивление, даже в эту погоду на площади перед собором полно народу. По обрывкам разговоров вокруг ясно, о чём речь: самолёт, террористы, что будет? Но вот беда, завидев мой микрофон, люди отворачиваются. Но вот в стороне супружеская пара поджидает группу школьников. Как на них подействовали сообщения из Америки?

                          - Да, мы не хотели даже никуда с детьми ехать. То, что произошло – ужасно, но здесь, в Германии, мы не испытываем страха. Но это только пока. Я не думаю, что это может произойти у нас, но кто знает? Я думаю, что их целью была все-таки Америка. А вообще, давайте прекратим на эту тему. Тем более, при детях: они и так целый день о войне говорят.

                          Но сегодня - уже третий день после трагедии. Первые эмоции - ужас, возмущение, страх, немного отступили на задний план. Ухоженная дама лет 50 говорит:

                            - Мне в Германии не страшно, во-первых, я уверена в нашей системе безопасности, я думаю, что удар был направлен против Америки. Несмотря на то, что мы партнеры по НАТО, я все же думаю, что нас всё это не коснётся. А если мы начнем бояться, то жизнь потеряет смысл. Конечно, то, что террористам в Америке удалось угнать сразу 4 самолета, наверное, у них охрана в аэропортах поставлена из рук вон плохо. А вообще я дальше буду летать. Только, конечно, не туда, где стреляют. В Косово я бы отпуск проводить не стала.

                            А что говорит школьникам в эти дни учитель? Как он пытается справиться с этими впечатлениями?

                              - Я испытываю горечь, где-то даже ярость. Начинаешь искать виновных. Часто упоминается имя бен Ладен, эксперты считают, что это его рук дело. Если это так, то Буш не успокоится, пока его не получит, это также вселяет в меня некоторый страх. Я надеюсь, что нашему Йошке Фишеру и другим европейским министрам иностранных дел удастся попридержать ковбоя из Вашингтона, чтобы он в своей ярости не наделал глупостей. Его сейчас прижали к стене, но, тем не менее, нужно действовать обдуманно. А насчёт безопасности в Германии я не ощущаю особой угрозы. Это проявляется скорее в другом. Я никогда не видел Кельнский собор таким переполненным в будний день. Люди чувствуют это, обсуждают. Вон те двое мужчин только что просто кричали от негодования, обсуждая эту тему с женами. Здесь нам, как партнерам США, необходимо действовать согласованно, у них ведь тоже есть по этому поводу свои соображения. Но надо действовать так, чтобы не дать террористам проникнуть сюда, но действовать необходимо с головой. Возмущение и ярость - плохие советчики.