1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Читальный зал

13.06.2001 Как немцы ищут террористов

Сегодня мы начнем знакомить вас с книгой Вильгельма Дитла «История БКА», вышедшей в мюнхенском издательстве «Дрёмер». БКА – немецкое сокращение от «Бундескриминальамт». Так называется Федеральное ведомство криминальной полиции. В отличие от земельных полицейских управлений, БКА занимается только особо тяжкими преступлениями, причём, такими, которые затрагивают интересы всей страны. В сегодняшней передаче и в следующем выпуске «Читального зала», через неделю, мы расскажем, наверное, о самых важных и самых интересных сферах деятельности главных сыщиков Германии: о борьбе против организованной преступности, терроризма, о контрразведывательных операциях и целевом поиске скрывающихся преступников.

Штаб–квартира Федерального ведомства криминальной полиции расположена в городе Висбадене. Работают в БКА, в общей сложности, пять тысяч человек. Несмотря на то, что это – полицейская элита страны, никакого ореола романтической тайны вокруг деятельности ведомства нет. Наоборот: в БКА придают очень большое значение тому, чтобы в Германии знали, чем здесь занимаются. И не только в Германии.

Международное сотрудничество, обмен информацией и опытом, координация совместных следственных и оперативных действий, организация курсов для коллег из–за рубежа, – всё это занимает очень важное место в работе Федерального ведомства криминальной полиции. Более, чем в тридцати странах мира постоянно работают прикомандированные к правоохранительным органам этих стран так называемые «контактные сотрудники» БКА. Главный объект их внимания – организованная преступность и, прежде всего, наркомафия. В книге «История БКА» рассказывается о некоторых из совместных операций. Так, например, «контактный сотрудник» БКА в Мадриде после тщательного и длительного расследования вышел вместе с испанскими коллегами на потенциальных покупателей кокаина, приезжавших за «товаром» из Германии. После того, как были установлены все связи, полиция арестовала дилеров, конфисковав более ста килограммов кокаина. Одновременно были нанесены удары по сообщникам банды в Сицилии и в Панаме, откуда наркотик доставлялся в Европу. В Панаме правоохранительные органы разгромили лабораторию наркомафии, в которой кокаин доводили до продажной кондиции и расфасовывали. Вся готовая к отправке очередная партии (более полутонны наркотика) была конфискована. А в Италии в рамках этой операции удалось арестовать одного из боссов мафии, легендарного Ндраету, которого искали уже несколько лет.

Ещё одна успешная операция, которой руководил «контактный сотрудник» БКА, также носила интернациональный характер. Украинская мафия похитила в Варшаве своего земляка, постоянно живущего в Германии, и его жену. Похитители пытали бизнесмена на глазах у жены, вымогая миллионный выкуп. Потом жену отправили за выкупом в Германию в сопровождении одного из бандитов. Как и когда немецкая полиция узнала о похищении, в Федеральном ведомстве, естественно, не рассказывают, но в результате молниеносной операции, которую одновременно провели в Германии и в Польше, преступники были арестованы, а заложники – освобождены целыми и невредимыми. Однако не всегда всё проходит абсолютно гладко. Работа «контактных сотрудников» – очень опасная работа. В Пакистане, на границе с Афганистаном, работник БКА сам попал в руки бандитов, и его с большим трудом удалось освободить лишь через несколько недель. В Никозии ливанские наркобароны открыто угрожали немецкому полицейскому убийством, в Боготе попытались организовать покушение на его коллегу…

Автор книги «История БКА» встретился с одним из самых опытных «контактных сотрудников» Федерального ведомства криминальной полиции, главным комиссаром Гербертом Йанчем. Ему – 53 года. В течение десяти лет он работал в Колумбии, Эквадоре и на Украине. На вопрос, чем с точки зрения борьбы с преступностью отличаются друг от друга эти страны, Йанч отвечает так. «Правоохранительные органы в Америке в значительной мере ориентируются на Соединённые Штаты, – говорит он. – Профессиональный уровень – очень высокий, как и мотивация. Структуры организованы жёстко, по–военному». Ну а если сравнить с Украиной? «Это день и ночь, – вздыхает сотрудник БКА. – Главное качество, которым вы должны обладать, – терпение, терпение и ещё раз терпение. На Украине на всё уходит очень много времени. Найти конкретного человека, который бы отвечал за то–то и за то–то, был бы способен принять решение и хотел бы его принять, непросто. Ну, а что касается организованной преступности, то здесь главная беда Киева – коррумпированность высших органов власти. А они, как и в прежние времена, неприкасаемы, находятся вне критики».

Особенно часто правоохранительным органом обеих стран (Германии и Украины) приходится контактировать из–за нелегальной иммиграции. Украина – один из центральных перевалочных пунктов поставленной на профессиональную основу нелегальной иммиграции жителей азиатских и африканских стран в Западную Европу. Мафия получает с каждого из них несколько тысяч долларов за «доставку» в Германию. Сейчас на Украине ждут отправки, по самым осторожным подсчётам, триста тысяч нелегалов. Некоторые эксперты считают даже, что их не меньше миллиона. Большую часть составляют уроженцы Шри Ланки, Пакистана и Китая.

«Проблема эта на Украине хорошо известна, – говорит Герберт Йанч, – но никто ничего не хочет предпринимать, чтобы её решить. Высокие киевские чиновники винят во всём… Германию, в которой якобы слишком либеральные законы и слишком много соблазнов для беженцев из бедных стран. В общем, с больной головы да на здоровую». Власти не слишком интересуются даже судьбой своих собственных граждан, попавших в руки мафии. Сколько уже говорилось о проблемах, связанных с контрабандой «живым товаром», – то есть с проститутками, которых мафия доставляет в Германию и другие западноевропейские страны! Украина вышла здесь в лидеры. Ну, не стыдно ли?

Сотрудник Федерального ведомства криминальной полиции рассказал также автору книги «История БКА», как он однажды участвовал в операции с так называемой «контролируемой контрабандой» наркотиков. В этих случаях сотрудник правоохранительных органов провозит партию наркотиков, чтобы выявить и задержать с поличным наркодилеров. В результате в Киеве был арестован оптовый торговец кокаином. Интересно другое: если с немецкой стороны в операции участвовал, по существу, один Йанч, то с украинской её координировали семь представителей семи различных министерств и ведомств. Подчеркнём ещё раз: координировали!

«Конечно, – добавляет контактный сотрудник БКА, – у наших украинских коллег есть множество действительно серьёзных, реальных проблем, связанных со слабой технической оснащённостью, с недостатком денег». Здесь Германия оказывает Украине (как и другим восточноевропейским странам) посильную финансовую помощь. И немалую. Последняя из принятых программ оценивается в четыре миллиона марок. Три миллиона получит украинская милиция, один миллион – пограничная служба и таможня. Однако пойдут эти деньги, разумеется, не на повышение скудных зарплат работников правоохранительных органов. На них должны быть приобретены компьютеры, различная специальная техника, и немцы это очень строго контролируют.

Федеральное ведомство криминальной полиции Германии каждый год выделяет на помощь правоохранительным органам других стран (в первую очередь, республикам бывшего СССР, Польше, Чехии и Румынии), в общей сложности, около пятнадцати миллионов марок. Только за один последний год почти восемьсот сотрудников уголовного розыска различных стран посетили специальные курсы БКА.

Впрочем, особенно тесные – и давние – контакты у Федерального ведомства сложились, естественно, с коллегами из западных стран. Особое место в этом сотрудничестве занимает совместная борьба с международным терроризмом. Причём, не выдуманным, а реальным. Во–первых, в самой Германии действует (или, во всяком случае, действовали до недавнего времени) несколько террористических организаций. С середины восьмидесятых годов снова активизировалась самая опасная из них – «Фракция Красной Армии». Особенно болезненные удары она наносила в первой половине семидесятых годов. Но затем, отчаявшись с помощью взрывов, покушений и похищений поднять народ Западной Германии на баррикады классовой борьбы, большинство террористов старшего поколения ушло на покой. Многие получили убежище в ГДР. Восточногерманское министерство госбезопасности («штази») снабдило их новыми документами, нашло работу, позаботилось о жилье. Казалось, что «Фракция Красной Армии» перестала существовать. Но несколько самых непримиримых боевиков из молодого поколения продолжали вести борьбу против «империалистического государства и его приспешников». В декабре 84–го года взорвалась бомба у здания офицерского училища НАТО в Обераммергау. В феврале 85–го в пригороде Мюнхена был убит председатель совета директоров одного из крупных концернов. В августе террористы «Фракции Красной Армии» убили двадцатилетнего американского солдата, потому что им понадобились его документы. На следующий день с их помощью они пытались проникнуть на американскую военную авиабазу во Франкфурте. Это не удалось, поэтому жертв от взрыва 50–килограммового взрывного устройства было относительно немного: два человека погибли, одиннадцать было ранено. В феврале 86–го года в Мюнхене террористы привели в действие спрятанное у обочины дороги взрывное устройство в тот момент, когда мимо проезжала машина менеджера концерна «Сименс» Хайнца Бекуртса. Бекуртс и его шофёр погибли. В октябре у дверей своего дома в Бонне был застрелен высокопоставленный чиновник министерства иностранных дел ФРГ и близкий друг тогдашнего министра иностранных дел Ганса–Дитриха Геншера Герольд фон Браунмюль. Осенью 88–го года «красноармейцы» совершили покушение на заместителя министра финансов ФРГ и будущего шефа Бундесбанка Ханса Титмайера. Однако у киллера заело автомат, и Титмайер остался невредим.

Последние нашумевшие террористические акты «Фракции Красной Армии» – это убийство в ноябре 89–го года председателя правления «Дойче Банка» Альфреда Херрхаузена и в апреле 91–го года – шефа Федерального опекунского ведомства Роведдера. Роведдера застрелил снайпер через открытое окно. Таким образом террористы «Фракции Красной Армии» хотели выразить свою солидарность с бедными восточными немцами, которых проглотили жадные капиталисты. Дело в том, что опекунское ведомство, которым руководил Роведдер, занималось приватизацией госсобственности в бывшей ГДР. Однако это подлое убийство вызвало такое единодушное возмущение в Германии (в том числе и в восточной её части), а успехи рыночных реформ в бывшей ГДР были так ощутимы, что террористы поняли: они окончательно оказались в изоляции. Никто в стране их не поддерживает.

Кроме того, сотрудникам БКА удалось арестовать нескольких боевиков «Фракции Красной Армии» и других террористических организаций. Удалось, главным образом, благодаря так называемой «растровой системе розыска преступников», к которой прибегало Федеральное ведомство криминальной полиции.

Система эта начала разрабатываться ещё в конце семидесятых годов и со временем совершенствовалась – в том числе благодаря и новой, более мощной компьютерной технике. Заключается эта система в следующем. Правоохранительные органы собирают как можно больше информации о том, как готовятся террористические акты и как ведут себя террористы: какие квартиры они снимают, какие машины используют, где прячут оружие, откуда берут документы и так далее, и тому подобное. Эта информация классифицируется по типичным признакам и сопоставляется с информацией, которая поступает о подозрительных лицах. Ну, как, например, был арестован террорист Рольф Хайслер? Сначала он оказался в числе тех, кто снимал меблированные комнаты в высотных многоквартирных домах с лифтом и подземным гаражом поблизости от крупных автострад, ведущих за границу. Впрочем, таких людей были сотни тысяч. Однако лишь несколько сотен заплатили за квартиру наличными и авансом. Компьютер отсеял пенсионеров и юных студентов, сопоставил оставшихся с другой «типичной» информацией (с какой именно, сотрудники БКА не раскрывают) – и в результате «выдал» всего два имени. Один из подозреваемых оказался торговцем наркотиками, а другой – террористом Рольфом Хайслером.

Однако, как подчёркивает в своей книге «История БКА» Вильгельм Дитл, при всех успехах этой системы нельзя забывать о том, что с правовой точки зрения она остаётся весьма сомнительным делом. После нескольких нашумевших публикаций в немецкой прессе о «тотальной слежке» президенту Федерального ведомства криминальной полиции пришлось уйти в отставку, а «растровая система розыска преступников» была в значительной мере свёрнута. Если раньше через розыскное сито пропускали до семи тысяч подозреваемых, то сейчас – не более двухсот. То есть возможность напасть на след террористов существенно уменьшилась.

Впрочем, есть и другие методы розыскной деятельности. Самая традиционная – вербовка осведомителей в кругах террористов или хотя бы в их окружении. В течение многих лет, например, БКА снабжал информацией палестинский террорист, ливанец по национальности, Хасан Хаббас. Он был доверенным лицом руководителей исламской террористической организации «Хесболла». Благодаря Хаббасу удалось предотвратить несколько покушений и взрывов (причём, в разных странах). В конце концов, он сам выдал себя. А потом сделал ещё одну ошибку: отказался скрыться где–нибудь на Западе, а решил остаться в Ливане. 9–го февраля 93–го года, поздно вечером, в ресторан, который Хаббас открыл недалеко от Бейрута на заработанные в БКА деньги, вошёл киллер с автоматом Калашникова руках и выпустил в Хаббаса два магазина. Бывший террорист и тайный информатор БКА был буквально изрешечён пулями. Убийце удалось скрыться, и его так и не нашли.

Ну, вот пока всё о книге Вильгельма Дитла «История БКА». Мы продолжим рассказ о ней через неделю, в следующем выпуске «Читального зала». Речь пойдёт о том, как Федеральное ведомство криминальной полиции ловит шпионов (в том числе и российских) и о том, как сыщики ищут (и находят) скрывающихся преступников.