1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Культура сегодня

13.02.2001 Берлинале: "Сильные женщины" в фильмах конкурсной программы

Красный бархатный занавес поднимается, и под музыку, напоминающую несколько модернизированную музыкальную заставку из фильма тридцатых годов, на экране появляются символы берлинского кинофестиваля Берлинале: вставший на дыбы медведь (его статуэтки в золотом и серебряном исполнении будут вручены победителям) и фестивальный плакат этого года: на красновато-голубом фоне навстречу зрителю несётся велосипедист без головы. Так и хочется спросить, «Эй, куда несёшься ты»?

Итак, в разгаре находится 51-ый берлинский кинофестиваль Берлинале - второй по значению форум художественного кино в Европе (пальма первенства - за золотой каннской ветвью) и безусловно самое блестящее и самое международное событие культурной жизни Германии. Целью первого Берлинале, прошедшего в Западном Берлине в 1951-ом году, было придать хоть немного блеска и лоска изолированному от мира городу, который только-только начал залечивать раны, нанесённые войной, и - из огня да в полымя - оказался в положении островного государства.

Прошло полвека, а, так сказать, гиперзадача фестиваля осталась прежней: придать международный блеск становящемуся всё более столичным городу, городу, атмосфера которого всегда будет определяться двумя обстоятельствами: тем, что до моря далеко, зато до Восточной Европы - рукой подать. Впрочем, как раз восточноевропейское кино в этом году на Берлинале почти отсутствует, также как и фильмы, посвящённые восточноевропейской проблематике. Традиционно ориентирующийся прежде всего не на отдельные эстетические явления, а на «культурные регионы» и «тематические пласты», в этом году фестиваль представлял кино из юго-восточной Азии и из Латинской Америки. В тематическом отношении доминировали социальные драмы и мелодрамы, кроме того, Берлинале этого года представила целую галерею образов «сильных женщин»: от феминистических картин «Разум» и «О моей сестре» до классической «Малены» и несколько стилизованно-слащавого «Шоколада».

Даже если - как это делала в последние дни я сама - проводить в кино с утра до вечера, смотря по пять фильмов ежесуточно, то за все двенадцать фестивальных дней едва ли можно охватить процентов десять предлагаемой программы.

Традиционно Берлинале состоит из трёх частей: это собственно конкурсная программа - в этом году в неё включены 23 полнометражных и 11 короткометражных фильмов, - ретроспектива (в этом году она была посвящена Фрицу Лангу и Стэнли Кубрику) и панорама, представляющая не включённые в конкурсную программу ленты из разных стран, документальные картины, программу новых немецких фильмов «German Boulevard». Кроме того, важными частями Берлинале являются фестиваль детских фильмов и своеобразная программа «best of» последних двадцати лет, составленная лично директором фестиваля Морицем де Хадельном. Этой программой де Хадельн, в течение 22-х лет определявший облик Берлинале, прощается с Берлином - со следующего года он передаёт бразды правления в руки нового директора Дитера Косслика. Каждая из частей Берлинале - это отдельный фестиваль. Поэтому единственно, на что может претендовать журналист, располагающий пятнадцатью минутами эфирного времени - это пара штрихов к портрету Берлинале 2001.

Фестиваль открылся внеконкурсной, но нашумевшей картиной француза Жан-Жака Анно «Еnemy at the gates»: «Дуэль: Враг у ворот». Возможно, в российском прокате фильм будет называться «Сталинград». Среди развалин города на Волге ведут битву двое: русский парень Василий Зайцев и немецкий снайпер майор Кёниг. Кроме того, имеется политрук Даниэль, который, как и Василий Зайцев, влюблён в девушку Анну, и довольно натуральный Нитита Хрущёв. Эпопея о Сталинградской битве снималась на американские деньги и с преимущественно американскими актёрами, но на киностудии Бабельсберг под Берлином. Обошедшийся в 180 миллионов марок фильм стал самым дорогим за всю историю Европейского кино. На что ушли деньги понятно: помпезные массовые сцены в стиле голливудских эпосов 50-ых годов, гипер-реалистические съёмки военных ужасов, патетическая музыка и диалоги.

На пресс-конференции после фильма Жан-Жак Анно был спрошен, не считает ли он своё обращение с национальными эпосом слишком уж фривольным и спекулятивным?

"Нет, я так не думаю, Что, разве только русские имеют право говорить о русских и русской истории, немцы а немцах, а французы о французах? Лично я не собираюсь ограничивать себя фильмами о моих соотечественниках. Кроме того, я прочитал массу исторической литературы о Сталинградской битве, и полагаю, что имею право на собственный взгляд на эти события."

На самом деле, в качестве исторической картины фильм Анно не воспринимается. Для этого картина, с её снайперско-фашистско-еврейской проблематикой (двое из главных героев, Даниэль и Анна, евреи) - слишком далека от какой бы то ни было реальности и исторической памяти. Нельзя же в самом деле серьёзно относиться к фильму, в котором политруки обращаются к эвакуируемой женщине «госпожа Кириллова», а главная героиня, двадцатилетняя уроженка Сталинграда, утверждает, что научилась стрелять по настоянию отца, чтобы однажды с оружием в руках защищать свою историческую родину - Палестину (не будем забывать, что действие фильма происходит в 42-43 году). Никакая другая характеристика, кроме как «развесистая клюква», мне не приходит в голову.

На самом деле, к фильму Жан-Жака Анно надо подходить не с эстетическим, а прежде всего с рыночным аршином: целью ленты было доказать, что и в Германии можно снимать блокбастеры, соответствующие всем голливудским стандартам и таким образом перенаправить миллиарды немецких инвесторов в национальную кинопромышленность. Как выразился на открытии фестиваля министр культуры Германии Юлиан Нида-Рюмелин, «возможно, что «Сталинград» открывает серию хитов мирового проката «из Германии».

Из конкурсных лент, показанных на первой фестивальной неделе, особого упоминания заслуживают оба фильма, снятых в стилистике «Догмы»: картины датчанки Лолы Шерфинг «Итальянский для начинающих» и «Сестра» (или «Толстая девочка») француженки Катрин Брейя. «Если бы у меня под рукой не было простого и одновременно глубоко трогательного сюжета, для кинореализации которого просто необходим язык «Догмы», я наверняка ответила бы «нет», - рассказывает Шерфиг.

« Итальянский для начинающих» - это нежный, трогательный и лишенный любой патетики фильма о боли, об одиночестве и о любви, фильм, полный чудного юмора и тонких визуальных эффектов. В провинциальном датском городке судьба сводит шестерых синглов, каждый из которых по-своему несчастен: парикмахер, пастор, продавщица из булочной, кельнер, портье и официантка. Точкой, в которой пересекаются извилистые пути их судеб, становятся курсы итальянского языка - местный «клуб одиноких сердец». Фильм, после которого, живот болит от смеха, но объяснить, над чем смеялся, практически невозможно.

Картина Катрин Брейя, напротив, очень жёсткое, беспощадное кино о давлении стереотипа женственности на женское сознание. Две девочки, две сестры - одна красивая, другая толстая - проводят каникулы в идиллическом курортном местечке на море. Красивая переживает свой «первый раз». Толстая наблюдает за ней, всё больше приходя в отчаяние. Подспудное давление мужской агрессии нарастает, переходя в кровавом финале из инкубационной фазы в открытую.

Безусловными хай-лайтами фестиваля стали картины Лассе Хальстрёма «Шоколад» - с Катрин Бинош и Джонни Деппом - и фильм «Малена» итальянца Джузеппе Торнаторе - наряду с «Итальянским для начинающих» мой фаворит среди конкурсных картин, которые я успела посмотреть. В центре сюжета - судьба деревенской красавицы Малены, которую её красота обрекает на одиночество и изоляцию. Прекрасно снятый фильм можно смело рассматривать как продолжение традиции большого итальянского кино.

Отсутствие российских фильмов в программе Берлинале в некотором смысле компенсировалось более чем представительным десантом российских журналистов, прокатчиков и критиков. Я побеседовала с одним из лучших российских кинокритиков Юрием Гладильщиковым о его впечатлениях от первой фестивальной недели.

Из «больших фильмов» первой недели меня скорее разочаровали две картины, о которых, пожалуй, больше всего писали в преддверии фестиваля: это «Траффик» (предполагаемое название в российском прокате - «Наркоторговля») и «Ганнибал» с Энтони Хопкинсом - второго «Молчания ягнят» из этого фильма не получилось.

И ещё об одной характерной детали берлинского фестиваля мне хотелось бы упомянуть: Берлин был и остаётся фестивалем для публики. За двенадцать дней фестиваля в кинозалах ожидаются 400 тысяч зрителей. Такой очереди, какая стояла перед фестивальными кинокассами в день открытия, когда была начата продажа билетов, я, пожалуй, не видела в Германии никогда в жизни. Благословляя в душе журналистские привилегии, я осведомилась у людей в начале очереди, сколько они уже стоят. Оказалось, более двух часов. А уже к пятнице очередь исчезла. Просто потому что кончились билеты. На все фильмы до конца фестиваля.

К моему большому сожалению, это всё, что я успею вам сообщить в этой передаче. Несколько более подробную информацию об отдельных фильмах вы можете обнаружить в специальной рубрике на нашей странице в Интернете. Там вас ожидает и ещё один сюрприз: конкурс на «Золотого медведя»... «Немецкой волны»!