1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Читальный зал

12.09.2001 Заговаривающий лошадей

Сегодня мы познакомим вас с книгой Монти Робертса, которая вышла в издательстве «Густав Люббе ферлаг» и называется по–немецки «Das Wissen der Pferde und was wir Menschen von ihnen lernen koennen» («Что знают лошади и чему мы, люди, можем у них научиться»). Кстати говоря, немецкое издание – тоже перевод.

Монти Робертс – американский ковбой, ставший известным около пятнадцати лет назад благодаря своим необычным приёмам в тренировке и дрессировке лошадей. Необычным – это значит без хлыста, поводьев, понукания. Знаменитый художественный фильм с Робертом Редфордом, рассказывающий о жизни 66–летнего ковбоя, назывался «Заговаривающий лошадей». А сам Монти Робертс любит называть себя «лошадиным психологом». Но его тренерскую методику несколько лет назад открыли для себя и «человеческие», если можно так выразиться, психологи, а вместе с ними – крупные концерны и банки. О том, как помогает им Робертс, и рассказывает книга «Что знают лошади и чему мы, люди, можем у них научиться».

Это уже четвертая его книга. А написать первую Монти Робертса уговорила… английская королева. Её величество Елизавета Вторая прочитала в 88–м где-то в американских журналах о его методике. А так как в королевской конюшне возникли проблемы с некоторыми чистопородными жеребцами, которые никак не хотели выполнять те или иные команды и не всегда слушались наездников, то Елизавета пригласила в Лондон Монти Робертса, чтобы познакомиться с его методикой и с ним самим. Монаршее семейство было поражено: на его глазах Робертс всего за полчаса, без плётки, хлыста и крика, укротил (или, правильнее было бы сказать, «уговорил») скакуна–трёхлетку, который до этого пугался, убегал и никак не давал себя оседлать. С Монти Робертсом тут же заключили контракт не только на «исправление» неправильно тренированных скакунов и рысаков, но и на проведение специальных семинаров для королевских конюхов.

Елизавета Вторая много расспрашивала Робертса о его методах подхода к лошадям, работы с ними, и о его жизни на ранчо в Калифорнии. И потом сказала: «Вы обязательно должны об этом написать!» Ну, сказала и сказала. Но когда Робертс спустя несколько месяцев снова приехал в Лондон, она спросила: «Как продвигаются дела с вашей книгой?» И, как рассказывает ковбой, ему пришлось (вместе с профессиональными журналистами, естественно) засесть за книгу. Неудобно ведь разочаровывать королеву.

Та, первая книга Робертса, давно стала бестселлером во многих странах мира. Один только немецкий перевод разошёлся в двух с половиной миллионах экземпляров. После книги и фильма с Робертом Редфордом Монти Робертса всё чаще стали приглашать в Европу, где он выступает с показательными лекциями. «Показательными» потому, что он не только рассказывает о своих методах тренировки лошадей, но и показывает её на практике (больше ста раз в год). Я сам был однажды на одном из таких выступлений и собственными глазами видел, как всего через тридцать–сорок минут необъезженная лошадь ходила за Робертсом, в руках которого не было ни хлыста, ни стека, как ручная. Как ему это удаётся?

    «Я жду, – пишет Монти Робертс, – когда лошадь хоть что–нибудь сделает правильно и потом хвалю её за это, награждаю и благодарю. Обычно тренеры и дрессировщики поступают по-другому – наказывают лошадь, если она что-то делает неправильно. А я думаю, что муштра, дрессировка, хлыст, плётка, – всё это плохо, неэффективно».

    «Человек – царь природы, человек – хозяин природы», – учили нас в школе. Учил этому Монти Робертса и отец. Он был грубым и жестоким человеком. Ездил от фермы к ферме в Калифорнии, объезжал диких мустангов. Главным орудием воспитания сына у него был ремень. Чуть что не так – бил. Причём, крепко бил. «Я его не виню, – говорит сегодня Робертс. – Он действовал одним–единственным методом, какой знал. Его самого так воспитывали, и меня он так воспитывал». Удивительно при этом, что сам Монти Робертс вырос очень добрым и мягким человеком, - ведь известно, что дети из подобных семей обычно ожесточаются. Робертс отвечает на это так: «Если бы я не имел дело с лошадьми, то, наверное, тоже бил бы своих детей. Лошади научили меня быть добрым». Мальчиком он целыми днями он наблюдал в бинокль за тем, как мустанги «строят» иерархию в стаде, дисциплинируют непокорных, защищают слабых, организуют, поддерживают порядок. Монти Робертс изучал повадки животных, их реакцию на жесты, знаки, движения…

    Мустангов в те времена обычно укрощали так. Их ловили, привязывали к столбу и часами били свёрнутым в жгут брезентом – пока они не покорялись. Так делали многие профессиональные ковбои, так делал и отец Монти Робертса. Мальчик пытался убедить их в том, что «мягкая» методика гораздо лучше. Но взрослые просто высмеяли его, а отец избил. Между тем, успехи Монти говорили сами за себя. Уже в четыре года он выиграл свой первый турнир. Подростком стал американским чемпионом родео, играл в голливудских ковбойских фильмах вместе с Джеймсом Дином и Элизабет Тейлор. Позже стал каскадёром, дублировал звёзд в опасных трюковых сценах. Школу он посещал очень нерегулярно. Учился в вагончике, в котором ездил от турнира к турниру. Тем больше гордится своими дипломами специалиста по сельскому хозяйству (животноводство) и биологии.

    Но вернёмся к главному делу жизни Монти Робертса. Профессиональные ковбои, которые укрощают мустангов, и сегодня нередко говорят о его методике «заговаривания» лошадей: «На эту ерунду у меня просто нет времени. Рассусоливать тут. Мне работать надо, деньги зарабатывать, о себе думать, а не о лошадях».

    Робертс же аргументирует так: «сделать дикую лошадь послушной, сломить её волю, – это обычно длится месяц–полтора. А по моей методике – всего несколько часов. Так что же эффективнее? И никаких особых талантов здесь не нужно», – подчёркивает Робертс. «Ведь как понимают друг друга лошади? По движениям и по глазам. Это, если хотите, язык глухонемых. Его не так уж трудно можно выучить. Надо просто попытаться понять, что думают, чувствуют животные, что хотят сказать. Зачем бить лошадь? Ведь это не хищный зверь. Никакой агрессивности в ней нет. Когда лошадь попадает в опасную ситуацию, она не нападает, а убегает. Зачем же бить её, угрожать ей? Вы вслушайтесь в то, как мы говорим, – обращается Робертс к своим читателям. – Мы говорим: «укротить» дикую лошадь. Почему «укротить»? Не «укротить», а приручить. Это как вообще с природой: мы её насилуем, «укрощая». Это глупо и вредно. Человек – не покоритель природы. Он её партнёр».

    Здесь мы вплотную подходим к тем аспектам книги Монти Робертса, которые выражены во второй части её названия: «…чему мы, люди, можем научиться у лошадей».

    «Многому, – отвечает Робертс. - У людей главный метод воспитания – метод кнута и пряника. А вы попробуйте без кнута. Чаще хвалите своих жён, детей, подчинённых, друзей. В конце концов, опыт показывает, что никакие проблемы нельзя решить принуждением, с помощью силовых методов, штрафов, наказаний. Страх – плохой стимул. Со страхом люди работают не лучше, а хуже. Поэтому надо хвалить – и давать больше свободы людям. Больше доверять им. Пусть они что-то сделают не так, не идеально. Дайте им возможность делать ошибки. У каждого есть право на ошибку. Именно на ошибках учатся, как ни банально это звучит».

    «Люди, – пишет Монти Робертс, – склонны к тому, чтобы подчинять других своей воле – и в семье, и на работе. Лошади – нет. Они договариваются между собой. Они более склонны к компромиссу, стараются найти общий язык. И в редчайших случаях не находят его.

    Этому тоже нам было бы неплохо у них поучиться. Потому что слишком многие люди предпочитают утверждать себя силой, а не договариваться друг с другом».

    И ещё одна очень важная вещь, прямо обращённая к «начальникам» любого рода: «Не относись к нижестоящим как к подчинённым. Они – твои партнёры, твои коллеги. Чаще говори с ними. Чётко объясняй, каким образом и с какой целью нужно сделать то-то и то-то. Внимательно слушай, что тебе на это ответят. Награждай за успехи, но не наказывай за неудачи – просто покажи, что именно и почему тебе не нравится. Причем, твои оценочные критерии должны быть абсолютно ясными и гласными, известными всем и едиными для всех. Обязательно придерживайся их».

    Эти советы кому-то могут показаться наивными (как когда–то казались наивными советы юного Монти Робертса коллегам его отца-ковбоя), но тот факт, что к ним прислушиваются такие гиганты экономики, как «Дженерал Моторс», «Эй-Ти энд Ти», «Дисней», «Фольксваген», «Ай–Би–Эм», «Даймлер–Крайслер», говорят сами за себя. Робертс консультирует сегодня почти триста крупных фирм и банков. Он миллионы зарабатывает на том, что учит менеджеров и банкиров тому, как надо обращаться с подчинёнными – простите, с коллегами.

    Здесь очень показательна история американского филиала немецкого автомобильного концерна «Фольксваген». Так как различные модели «Фольксвагена» и «Ауди» (эту марку машин тоже выпускает концерн) были достаточно популярны в Соединённых Штатах, там решили построить огромный завод по их выпуску. Сначала дела шли отлично, но потом всё изменилось. Упала производительность труда, ухудшилось качество. Решили несколько повысить зарплату, но и это не помогло. Машины продавались всё хуже и хуже. В конце концов, вместо первоначальных пятисот тысяч автомобилей американский филиал стал выпускать только пятьдесят тысяч и приносил огромные убытки. Руководство концерна «Фольксваген» поручило крупному менеджеру Кливу Вариллоу ликвидировать американский филиал. Но тот решил сначала попробовать другие варианты. Обратился к профессиональным психологам, к Робертсу. И им удалось вместе с другими специалистами вернуть американскому заводу былую славу.

    А дело было вот в чём. «Фольксваген» – немецкий концерн. И философия у этого концерна – соответствующая. Упор делается на равноправие, дисциплину, порядок, жёсткую организацию и чёткую иерархию. Рабочие могут не бояться, что их завтра уволят, тарифная сетка – строгая, одна на всех, рабочее время и отпуска отрегулированы. В этом, безусловно, есть свои преимущества. Но в Соединённых Штатах у людей другая психология, не такая, как у немцев. Американцы привыкли к другим формам организации – пусть и более рискованным для них, зато более гибким, предоставляющим больше индивидуальной свободы. Американцы очень ценят эту свободу, возможности для манёвра, так сказать. Пресловутая уверенность в завтрашнем дне там считается не столь важной, как в Германии, зато требования к индивидуальному пространству – выше. Вот это психологическое несоответствие и было во многом (наряду, разумеется, с упущениями чисто экономического толка) повинно в неудачах концерна в США.

    Была выработана новая концепция. Например, введён (насколько это, конечно, возможно) свободный график рабочего времени. 38 часов в неделю должен отработать каждый. Но когда, в какие дни и в какое время дня, – это можно варьировать. Была разработана также система индивидуального поощрения, которая в Германии тут же вывела бы профсоюзы на баррикады. В общем, эта новая концепция принесла американскому филиалу «Фольксвагена» более трёх с половиной миллиардов долларов.

    Несмотря на всю мировую известность и частые встречи с «сильными мира сего» (от менеджеров мировых концернов до английской королевы), Монти Робертс продолжает жить на своей ферме в американском штате Монтана. Он совершенно не похож на профессионального ковбоя или тренера лошадей: маленький рост, подбородок с ямочкой, высокий морщинистый лоб, нос картошкой. У него трое детей. Но на ферме постоянно живут (чаще всего несколько недель, но порою и несколько лет) сироты или так называемые «трудные подростки» из проблемных семей, даже малолетние преступники. За последние годы на ферме Робертса побывали почти пятьдесят таких воспитанников. Многие из них – очень нелёгкие в общении. Неужели хозяин фермы ни разу не давал им хотя бы подзатыльники? Ну, случайно, ну, бывает, не сдержался?.. Как говорится, рука сорвалась?..

    «Ни разу! – твёрдо отвечает Робертс. – Разумеется, надо приучать ребят к дисциплине и к самодисциплине, надо показывать, как важна дисциплина, надо самому быть дисциплинированным. Но разве можно этого добиться силой, принуждением? Никогда».

    Советский педагогический идол, товарищ Макаренко в гробу бы перевернулся, услышав такое. Гуманистические принципы воспитания и общения не были ему близки. Но вот в чём он сходится с Монти Робертсом, так это в высокой оценке роли коллектива в воспитании людей. Робертс и здесь проводит аналогию с лошадьми. Он пишет в своей книге:

      «Я часто видел, как особенно непокорных мустангов, никак не подчиняющихся общим правилам, сложившейся иерархии, изгоняют из стада. А остаться в одиночестве значит для них – быть обреченными на верную гибель. И они либо погибают, либо им приходится искать компромисс».

      Добавлю, кстати, что подобные реминисценции Робертс часто сопровождает оговорками, как бы извиняясь за «лошадиные» параллели с людьми.

      «Кто я такой, – замечает он, – чтобы вообще говорить и писать о социальной психологии и отношениях между людьми? Я всего лишь фермер, крестьянин, ковбой. Единственное, что делаю, - делюсь своим опытом, который, может быть, будет полезен и вам».

      Между прочим, свою главную профессию – тренировку лошадей – Монти Робертс не бросил. Просто за недостатком времени он занимается сейчас только с теми скакунами и рысаками, с которыми возникают те или иные проблемы. Ведь стоят чистопородные лошади очень дорого, и просто махнуть на них рукой, держать лишь, так сказать, «для красоты» не решится никто. Вот и приглашают Робертса – как последнюю надежду. В Германии, например, ему удалось вернуть на дорожку легендарного Ломитаса. Этот скакун подавал большие надежды – и оправдывал их. В течение двух лет он выигрывал в дерби самые большие призы. Но однажды его больно прижали к ограждению, и с тех пор Ломитас категорически отказывался войти в стартовый бокс, «закидывался», как говорят профессионалы. Что только ни делали – ничего не помогало.

      На одной из скачек в Кёльне его пытались втиснуть в стартовый бокс двенадцать человек, но он отчаянно сопротивлялся, - пока не упал обессиленный на землю. Тогда Ломитаса дисквалифицировали. В конце концов, семья Якобсов – владельцев скакуна – обратилась к Робертсу. И тот всего за десять дней «вылечил» Ломитаса от страха перед стартовым боксом. Говорят, что Якобсы заплатили за это полмиллиона марок. Сумма не покажется чрезмерной, если учесть, что потом Ломитас снова стал выигрывать одни скачки за другими и с тех пор принёс своим хозяевам полтора миллиона марок призовых.