1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Суть дела

12.07.2001 Будущее Ирака зависит от Саддама Хуссейна и от эмбарго...

Время от времени на экранах наших телевизоров появляется Ирак. Как правило, это связано с очередной бомбардировкой его территории - в наказание за явные или предполагаемые происки Саддама Хуссейна - понять истинную причину невозможно - объективной информации из Ирака не поступает уже много лет, наблюдателей ООН Саддам выгнал уже два года назад, создав им невыносимые условия для работы и почувствовав поддержку со стороны России и Китая. В общем, о жизни в Ираке мы узнаем только из обрывочных, случайных и необъективных материалов.

Трудно поверить, что эта сказочная страна - одна из наиболее богатых нефтью стран мира - живёт в нищенских условиях. Во многом в этом виноваты экономические санкции, введённые международным сообществом против Ирака после войны в Персидском заливе десять лет назад, когда Ирак попытался захватить соседний Кувейт, но был изгнан оттуда силами НАТО по распоряжению ООН.

Санкции эти задумывались как мера, способная остановить модернизацию вооружённых сил и вооружений Ирака, удержать Саддама Хуссейна от новых агрессивных устремлений. Но, как всегда, эти санкции ударили не по руководству Ирака, а по его жителям, которые в результате страдают и от Саддама, и от эмбарго. Долгое время эта тема даже не затрагивалась серьёзными политиками, поскольку Саддам не хочет сотрудничать с мировым сообществом. Однако новый Госсекретарь США Колин Пауэл во время недавней поездки по Ближнему Востоку заявил, что, видимо, настало время, как он выразился, «интеллигентных санкций» против Ирака. Пауэлл, похоже, склоняется к тому, чтобы принять предложение, давно выдвигаемое гуманитарными организациями: упростить экспорт товаров первой необходимости для иракского населения, но всячески препятствовать военным перевозкам. Такие меры, естественно, могут облегчить жизнь мирного населения, если, конечно, одновременно не вырастут аппетиты тех, кто "находится у крана" - не надо забывать, что и сейчас Ирак находится далеко не в полной изоляции, что туда поступают и продукты, и лекарства, но, поскольку распределение этого слабого потока находится в руках семьи Саддама Хуссейна и его чиновников, до простых людей почти ничего не доходит. А потому народ отчаянно и постоянно борется за выживание. Культурная жизнь почти парализована. В общем, светлых перспектив у народа Ирака нет и почувствовать это вы сможете, послушав материал, подготовленный Биргит Каспар и Ингой Ваннер.

Раннее утро. В Багдаде ещё темно, холодно и неуютно. Только у городских ворот, на обочине дороги, ведущей к рынку, некоторое оживление. У костерков, где в закопчённых жестяных чайниках булькает чай, греются сотни мелких торговцев. Каждое утро они стекаются сюда, чтобы закупить на оптовом рынке овощи и фрукты, которые потом будут перепродавать в Багдаде. У тех, кто побогаче, есть свои лавки. Но большинство продаёт свой нехитрый товар прямо на улицах.

А на самом рынке торговля идёт уже полным ходом. Снуют погрузчики, перенося мешки с картошкой. Молодые мужчины торопливо толкают деревянные тачки, до краёв наполненные морковью или салатом. Перекупщик Амр Махмуд Абед стоит перед двумя большими чашами весов, возле которых сложены разнокалиберные гири. Амр - мужчина лет сорока пяти - одет в традиционный чёрный бедуинский халат с золотой каймой. На голове клетчатый красно-белый арабский платок...

    Мы - перекупщики - продаём овощи, которые получаем от крестьян.

    Амр, которому надо кормить двух жён и семерых детей, говорит, что за день он зарабатывает 10 - 15.000 динар (что соответствует примерно 10-15 маркам). Правда, он должен делить эти более чем скромные доходы со своими тремя помощниками. Однако на это уже можно жить. Сегодняшняя ситуация немного лучше, чем несколько лет назад, но продукты по-прежнему нормированы.

      Месячный рацион увеличился, а цены на овощи снизились.

      Амр, по местным понятиям, обеспеченный человек. Главное - у него есть постоянная работа. Большинство иракцев об этом только мечтают. Уровень безработицы достигает в Ираке (предположительно) 60%, но фактически ещё выше. Поэтому в Багдаде, например, каждое утро примерно 150 мужчин приходят в поисках подённой работы на "чёрную биржу труда" на площади Тахир. Однако, тот, кого до шести утра не наняли, имеет мало шансов заработать в этот день.

      Многим, как и 35-летнему Мажеду, приходится ещё труднее. У него есть семья, но видит он её только раз в месяц. Ведь родной город Амарах находится в чётырёхстах километрах к югу от Багдада и там нет вообще никакой работы. Поэтому Мажед, оставив семью на родине, перебрался в Багдад, живёт в какой-то лачуге и пытается зарабатывать подённым трудом.

      В последний раз Мажед работал два дня назад. Не густо, но всё-таки лучше, чем совсем ничего! В забегаловке Вади Дауда завтрак стоит примерно 25 пфеннигов - большего, человек, который не имеет постоянной работы, позволить себе не может. Вади закидывает пару шариков из теста в котёл с кипящим маслом.

        Да, жизнь сегодня очень трудная. Несколько лет назад ещё было легче. Я начинаю работать в 4 утра, а заканчиваю – в 10 вечера.

        66-летний мужчина выглядит очень уставшим, впрочем, как и большинство, этим ранним утром. Он зарабатывает примерно 5 или 6 марок в день, чтобы прокормить семью из 22-х человек. Если бы у таких, как Амр или Мажед не было их месячного пайка, они не смогли бы выжить. Для многих продукты, получаемые по карточкам, основная форма дохода, считает Тун Миат, руководитель гуманитарной программы ООН в Ираке.

          Большинство людей настолько обнищали, что не могут питаться теми продуктами, которые они получают почти бесплатно. Поэтому часть полученного пайка многие продают, а на вырученные деньги покупают какие-то вещи. Но поскольку они при этом не получают достаточного питания, многие из них просто истощены.

          Натем Ехия эль Аззави появляется раз в месяц в маленькой лавке в районе города Адамийя, где выдают пайки, чтобы забрать продукты для семьи из 3-х человек.

            Нам этого пайка вполне хватает. Только если приходят гости, приходится кое-что докупать.

            Однако так могут сказать далеко не все в Ираке. Особенно, если учитывать, что в "государственном" пайке нет ни мяса, ни овощей, ни фруктов - одни консервы.

            Из динамика телевизора доносится голос популярного иракского певца Альхама аль-Матрая, витрины уставлены телевизорами всевозможных размеров, компактными музыкальными установками, холодильниками, стиральными машинами, видеомагнитофонами. Откуда всё это? С 1997 года Фарес ель-Хади представляет здесь фирму Самсунг - разумеется, – неофициально. Эмбарго запрещает поставки такой техники. Но.....

              Через посредников в Иордании и Дубае мы сумели наладить поставку товаров фирмы Самсунг.

              И, хотя количество проданных товаров невелико, на это можно жить – считает Фарес. Он надеется, что придёт время, когда эмбарго отменят и тогда его фирма будет пользоваться успехом на рынке. Самсунг - не единственное корейское предприятие, рекламные щиты которого красуются на улицах Багдада. За последние два года экономическая ситуация, якобы, улучшилась, правда, только немногие могут себе позволить, обзавестись столь дорогими аппаратами, рассуждает Фарес ель-Хади.

                Пока есть эмбарго нужно постоянно думать об экономии. Изменения к лучшему не ощутимы. Большинство попросту голодает, не имея достаточного количества продуктов, чтобы нормально питаться. Многие живут только, благодаря тому, что раньше сумели что-то сэкономить.

                Но если присмотреться, то видно, что эмбарго затрагивает только простых иракцев - не правительство. И конечно, есть люди, которые попросту наживаются на эмбарго.

                  Кое-кому, безусловно, эмбарго приносит выгоду. Скажем, тем, у кого появилась возможность заключать такие сделки, которые раньше возможны не были. Например, в страну в рамках соглашения «Нефть – за продукты» поступает много продовольствия. Точнее, Ирак имеет право продавать установленное ООН количество нефти, а на вырученные деньги покупать продовольствие. В ходе выполнения этого соглашения заключается множество различных договоров, на реализации которых, естественно, греют руки немалое количество посредников.

                  Многие себя так и называют – победители эмбарго. Тем более что правительство Ирака прямо заявило, что поддерживает ввоз и вывоз товаров, не предусмотренных программой ООН «Нефть – за продукты». Да и соседние страны с удовольствием нарушают международное эмбарго. В Багдаде считают, что обширный экономический и торговый бойкот, который вступил в силу в 1990 – после вторжения Ирака в Кувейт – давно изжил себя и должен быть упразднён. Министр нефтяной промышленности Рашид заявляет:

                    Мы всегда говорили, что наша экономика не зависит от Совета безопасности. Мы сотрудничаем с теми странами, которые готовы сотрудничать с нами и никто нам этого не запретит.

                    В Совете безопасности ООН против отмены эмбарго на торговлю и сотрудничество с Ираком - кстати, это самый продолжительный и широкий бойкот за всю историю ООН - активнее всего выступают американцы и британцы. Россия и Китай уж давно требуют снять всякие ограничения. Многие страны были бы готовы выступить за ограничение поставок вооружения и за запрет на сотрудничество в военно-промышленной сфере. Но, поскольку США и Великобритания обладают в Совете безопасности правом вето, конца санкций пока не предвидится. Единственным легальным исключением из правил стала ООНовская программа «Нефть – за продукты». Эта программа позволяет Ираку вывоз своей нефти под международным контролем. Выручку, однако, получает не правительство. Деньги поступают на счета особого опекунского совета в Нью-Йорке.

                    На эти деньги Ирак может заказывать жизненно-необходимые товары, которые ввозят в страну под контролем ООН. Известные критики такой политики - например, британский парламентарий Джордж Галловэй - говорят, что Ираком управляют, как лагерем беженцев: заботятся только о том, чтобы люди не умерли с голоду. Для большинства такая жизнь – давно стала борьбой за выживание.

                    Аукцион «Аз – Сабар», расположенный на Андалузской площади – один из крупнейших в Багдаде. Выбор богат: от ковров и мягкой мебели, всевозможных шкафов, ламп, старых чемоданов и музыкальных установок до старой и ржавой детской коляски. Касем Абдалла Абу Лейх, владелец аукциона со вздохом признаёт, что торговать становится всё сложнее. Однако: белым детским велосипедом заинтересовались сразу несколько человек и он продан с молотка.

                    После обеда дети и их родители собираются в парке отдыха «Аз – Тавра». Малочисленные продавцы сладостей здесь вынуждены, однако, проявлять стоическое терпение, поджидая покупателей. Три подруги пришли сюда вместе со своими детьми.

                      Главное, что детей это радует. Это прекрасно – видеть их счастливыми! Других-то развлечений нет. Мы оставляем здесь 3 - 4 тыс. динаров. Только за катание на каруселях и игры. Еда в эту сумму не входит: мы едим дома.

                      Слава Богу, экономика возрождается. Дела снова идут. Можно хоть иногда куда-нибудь сходить, купить что-то из вещей. Было время, когда за порог выйти было не в чем. Зарплата в последнее время немного повысилась.

                      Большая часть дискотек и баров была закрыта в 1994 году, продажа спиртных напитков запрещена. В некоторых магазинах, правда, можно найти вино и даже виски (по безумным ценам), но пить можно только дома. Некогда популярные клубы требуют капитального ремонта, как, например, основанный англичанами клуб «Алавийя», где раньше собиралась интеллигенция всего Багдада.

                      По четвергам здесь играют в карты - развлечения становятся всё проще и банальнее – объясняет член совета клуба. А ведь члены клуба - это «высшее» общество. Правда, поскольку многие из представителей элиты эмигрировали, клуб утратил почти 50% своего состава. Их место заняли другие - но, в основном, это "новые иракцы" с соответствующими интересами. Научные доклады или дискуссии больше никого не привлекают.

                      Поездки за рубеж большинству недоступны, иностранцы в Ирак почти не приезжают. Но самое главное – в страну не поступают иностранные книги. Самые свежие издания, которые можно найти в университетских библиотеках, датированы восьмидесятыми годами. Назра аз-Саадун – главный редактор единственной в Ираке англоязычной ежедневной газеты «Baghdad-Observer». Газета находится, впрочем, как и все остальные, под государственным контролем.

                        По пятницам интеллигенты продают свои книги на книжном рынке. Немногочисленные учёные, остающиеся в стране, работают в три смены, а тот, кто имеет машину, то после работы становится таксистом.

                        На экранах иракских телевизоров чаще всего мелькают подборки видеоматериалов, изображающих Саддама Хусейна. Вот он - полководец, вот - отец народа, вот - народный герой, указывающий путь к возрождению. На телеканалах вообще преобладают политические, точнее, пропагандистские программы. Естественно, их главный герой - президент, а его дела и речи представлены только с положительной стороны. Важная роль принадлежит и программам новостей, которые, естественно, излагают всё только с официальной точки зрения. В остальное время телезрителям предлагаются развлекательные программы страшно низкого уровня, в основном, из Ливана.

                        Телевизионных программ для образованных людей – а таких в Ираке немало – просто не существует. Спутниковые антенны – тарелки - официально запрещены. Несмотря на это, многие семьи всё же обзавелись маленькими антеннами, которые на время просмотра передачи можно установить на крыше, а затем снова спрятать. Таким образом, багдадцы могут принимать и иностранные программы.

                        Не стоит удивляться, что даже не из политических соображений, а просто из-за уровня жизни многие деятели искусств, учёные покинули Ирак. Пастор-доминиканец Йосеф Томас считает, что из страны эмигрировали сотни тысяч человек и это привело к ощутимым изменениям в обществе.

                          Одна из главнейших проблем иракцев – они не в состоянии представить себе своё собственное будущее, поскольку оно зависит от Саддама Хуссейна и от эмбарго. Направленное против Саддама, оно отразилось, прежде всего, на них, на простых людях, которые оказались полностью отрезанными от внешнего мира и мирового прогресса и выхода из этого тупика ещё не видно.