1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Европа и европейцы

12.06.2001 Европейские монархи в изгнании

Они являются отпрысками самых знатных европейских династий, они величают себя королями или царями, наследными принцами или принцессами, однако встать во главе государства у себя на родине они уже вряд ли смогут. Речь идёт о королях без королевства, представителях высшей аристократической элиты тех стран, где монархия уже давно свергнута, а короли и царицы вкупе с их наследниками оказались в изгнании. И кажется, что только чудо может помочь им вернуться на родину.

Болгарский царь Симеон II этого чуда ждал почти полвека. Пять лет назад ему впервые удалось побывать в родных местах. В этом году он не только решил вернуться на родину, но и принять активное участие в политической жизни Болгарии, создав собственный партийный союз.

Согласно опросам общественного мнения, на предстоящих 17 июня парламентских выборах блок «Национальное движение Симеон II» может набрать 38 процентов голосов избирателей, в то время как правящий «Союз демократических сил» поддерживают лишь 17 процентов жителей страны. Сегодня, пожалуй, самой главной темой в Болгарии являются царь и его триумфальное возвращение.

Симеон II царствовал в Болгарии три года. Однако об этом он знает больше по рассказам, ведь память ребёнка не долговечна. Дело в том, что последний болгарский царь взошёл на трон в 1943 году после внезапной смерти своего отца. Симеону II было тогда три года.

В 1946-м – в результате референдума, инсценированного коммунистами – Болгария была провозглашена республикой, развивающейся по социалистическому пути. Царь, его мать и сестра были вынуждены покинуть страну. На корабле они бежали в Александрию. И годы, которые Симеон II провёл в Египте, не прошли даром. Там он выучил арабский язык, что и сегодня помогает ему поддерживать дружеские отношения с ближневосточными монархами. Пригодились эти знания и в Испании, куда его семья перебралась в 1951 году.

В Испании Симеон II не унаследовал, а сколотил поистине королевское состояние. Он стал консультантом по финансовым вопросам и маклером по продаже земельных участков. Не забывал он при этом и о душе: соблюдал православные обряды, бережно относился к родному языку и традициям болгарской культуры. Своих детей он назвал болгарскими именами: Калина, Кирилл, Константин, Кубрат и Кардам.

Возвращения на родину Симеон II ждал полвека. Впервые после своего изгнания он побывал в Болгарии в 1996 году. Тогда в Софии его встречали полмиллиона человек. Большинство из них на предстоящих 17 июня парламентских выборах намерены отдать свои голоса за партийный блок, поддерживающий бывшего царя.

Между тем, ещё в начале года было не ясно, сможет ли Симеон II принять участие в предвыборной борьбе. В феврале Конституционный суд Болгарии принял решение, запрещающее бывшему царю выставлять свою кандидатуру на осенних выборах главы государства. По мнению судей, Симеон II последние пять лет большую часть времени должен был бы проводить в Болгарии, а не в других странах. Но бывший монарх не упал духом. «Кто хочет отдать свой голос за Симеона II, тот сможет сделать это», - пообещал он своим сторонникам. Бывший царь редко появляется на публике, а потому несколько месяцев болгарская общественность гадала, как понимать эти слова и какие политические силы смогут поддержать Симеона II. Сообщение о том, что в преддверии парламентских выборов он создаёт собственную партию, все болгарские газеты поместили на первую полосу. Однако несмотря на поддержку избирательных комиссий и судов, никогда до этого не работавших в столь быстром темпе, «царской» партии в регистрации было отказано. Согласно решению софийского суда, Симеону II не удалось собрать все необходимые документы. Несколько сот монархистов, собравшихся у штаба «царской» партии, обвинили судей в пристрастности.
Симеону II, в конце концов, помогли не эти протесты, а поддержка двух партий, до этого не игравших значительной роли в болгарской политике. Они зарегистрировались в Центральной избирательной комиссии в качестве партийного блока под названием «Национальное движение Симеон II».

Перипетии, связанные с допуском к выборам партии бывшего царя, только способствовали росту её популярности. Многие болгары считают, что власти специально создавали барьеры на её пути. Политики правящих партий и подконтрольные им средства массовой информации называют бывшего монарха не иначе как его гражданским именем Симеон Борисов-Саксобурготский. Впрочем, сам Симеон II ничего, кроме своего титула, предложить избирателям не может. Представители его партии в случае победы на выборах обещают за 800 дней нанести решающий удар по коррупции и значительно повысить жизненный уровень болгар. Ведь жёсткий курс нынешнего правительства хотя и позволил улучшить макроэкономические показатели, но не принёс пока желанного благосостояния простым болгарам.

Многие из них надеются на то, что Симеон II, словно волшебный царь из сказки – благородный и богатый, исполнит все их желания. Как он собирается сделать это, знать необязательно, главное, чтобы у сказки был счастливый конец. До сих пор Симеон II уходил от ответа на вопрос о возможности восстановления монархии в Болгарии, говоря о том, что это сейчас не главное для его страны.

Между тем, признание нынешнего государственного устройства Италии сыном бывшего итальянского короля Умберто II способствовало смягчению отношению между Римом и Савойской династией.

А большинство граждан Апеннинского полуострова, сообщает наш римский корреспондент Алексей Букалов, считают, что давно уже пора отменить закреплённый в конституции закон, запрещающий отпрыскам королевской династии по мужской линии переступать границу Италии.

Италия сравнительно молодое унитарное государство. Чуть более 140 лет назад сардинские короли из Савойской династии водрузили свой фамильный герб на фасаде папского дворца в Риме. На этой же династии и закончилась королевская история Италии. 55 лет назад, 2 июня 1946 года, в ходе общенационального референдума по вопросу о форме государственного устройства большинство (правда, незначительное) итальянцев высказались за республику и ликвидацию монархии. В это время на троне находился король Умберто II, сын Виктора Эммануила III, передавшего власть в руки фашистского диктатора Бенито Муссолини. Главное сейчас – не запутать себя и Вас с порядковыми номерами...

9 мая 1946 года Виктор Эммануил III, в канун референдума, отрекается от престола в пользу своего единственного сына Умберто, принца Пьемонтского, который пробыл на троне чуть больше месяца и стал, таким образом, последним королём Италии. Народная молва нарекла его «майским королём». Дальше события развивались следующим драматическим образом: после падения монархии Савойское семейство на военном корабле отправляют в изгнание. Сам Виктор Эммануил принимает приглашение своего друга, египетского короля Фарука, и поселяется на его вилле в Александрии, на берегу Средиземного моря, где и умирает в декабре 1947 года в весьма почтенном возрасте. Его сын Умберто вместе с семьёй был доставлен в южную Португалию. Там он остался на всю жизнь вплоть до кончины в 1983 году. Он даже успел торжественно подарить Папе Римскому Иоанну Павлу II одну из своих главных семейных реликвий – знаменитую туринскую плащаницу.
Оба бывших монарха – отец и сын – нашли приют в склепе тихого фамильного Савойского кладбища в предгорьях французских Альп. И именно вокруг этого факта образовалась современная интрига, связанная с посмертной судьбой итальянских королей. Когда вспоминаешь полемику вокруг захоронения последних Романовых в соборе Петропавловской крепости спустя 80 лет после их убийства или недавние похороны в Аддис-Абебе последнего эфиопского императора Хайле Селассие I через 25 лет после расправы, учинённой над ним «красным» полковником Менгисту, на ум невольно приходит старая английская пословица: «В каждом шкафу – свой скелет». Причём в буквальном смысле слова. И итальянцы не составили исключения. Дело в том, что первый король объединённой Италии Виктор Эммануил II, получивший от благодарных подданных титул «отец нации», был со всеми почестями похоронен в 1878 году в самом престижном здании «вечного города» под сводами античного Пантеона.

С XVI века этот храм стал усыпальницей многих знаменитых граждан Рима. В 1520 году, например, здесь устанавливают гроб с телом великого художника итальянского Возрождения Рафаэля Санти. На могильной плите выбита надпись: «Здесь покоится Рафаэль, при жизни которого мать всего сущего – природа – боялась быть побеждённой, а после его смерти зачахнуть». Рядом, в толстых стенах Пантеона, были установлены саркофаги и других художников – Перуцци, Карраччи, композитора Карелли и прочих. И вот к этим знаменитым могилам добавляется захоронение Виктора Эммануила II, затем его супруги – королевы Марии-Аделаиды из династии Габсбургов, затем их сына – короля Умберто I, убитого анархистами в 1900 году, и его жены Елены из Черногории. Таким образом, четыре королевских могилы. Остальные, как известно, в Савойе.

До сих пор у праха итальянских королей несут почётную вахту немногочисленные активисты партии монархистов, которые дают всем желающим подписать петицию в адрес парламента республики с требованием перезахоронить тела двух последних венценосных отпрысков Савойской династии. Но это об умерших, а проблемы существуют и у ныне живущих потомков итальянской династии.

Говорят, «всё могут короли». Ан нет. Они продолжают находиться за границей, в Швейцарии. И этому есть одно юридическое объяснение: временная статья в 13-й конституции Италии запрещает отпрыскам королей по мужской линии вступать на землю страны. Вот и забрасывает ходатайствами сын последнего короля Виктор Эммануил IV и внук Филиберто все возможные инстанции вплоть до Совета Европы. Пока тщетно. Вся надежда на правое правительство Сильвио Берлускони, которому принц Савойский уже направил приветственную телеграмму с надеждой на скорое решение своей проблемы. Ещё раньше Виктор Эммануил IV обещал принести присягу на верность республике. Впрочем, его сын – молодой плейбой Филиберто – всё-таки иногда бывает в Италии. Правда, виртуально – на экранах телевизоров в качестве спортивного комментатора частного канала Telemontecarlo.

Может быть, желание принца исполнится, и он побывает у себя на родине лично, а не виртуально. Ведь удалось же – и неоднократно – сделать это бывшему румынскому королю Михаю. Официальный Бухарест не раз отказывал ему во въезде в страну. Однако на этот раз президент Румынии Ион Илиеску принял у себя бывшего монарха и даже протянул ему руку. Более того, Илиеску похоже ничего не имеет против того, чтобы 79-летний Михай вернулся на родину, как говорится, на постоянное место жительство.

Мало кто в Румынии верил в то, что бывший коммунист Ион Илиеску и бывший король Михай когда-либо встретятся и протянут руки для пожатия. Ведь, казалось, что эти два человека смертельно ненавидят друг друга. В начале 90-х годов Ион Илиеску, возглавивший Румынию после свержения режима Чаушеску, самым брутальным образом препятствовал поездкам бывшего короля на родину.

В декабре 1990 года, когда Михай впервые после своего вынужденного отречения от престола хотел посетить Бухарест, на пути его машины на одной из автотрасс, ведущих к румынской столице, встали танки. Полицейские, действовавшие по приказу новых властей, заставили бывшего короля вернуться в Швейцарию.

В 1992 году тысячи сторонников Михая приветствовали его на бухарестских улицах. После этого режим Иона Илиеску систематически отказывал во въездной визе бывшему королю. Осенью 1994 года Михай был отправлен обратно прямо из аэропорта румынской столицы.

Однако сегодня всё это, кажется, кануло в Лету. В ходе теперь уже очередного визита в Румынию экс-монарха президент Илиеску не только встретился с Михаем и его супругой Анной, но и отужинал с бывшим королём в своей резиденции. Кроме того, в Бухаресте поговаривают о том, что Михай должен получить даже большие права, чем в своё время позволили ему либералы из правительства Эмиля Константинеску – он возглавлял румынское государство с 1996 по 2000 год.

Тогда Михаю было возвращено гражданство Румынии. Это решение власти не преминули оспорить в суде после того, как бывший король потребовал возращения принадлежавшей ему собственности: дворца постройки XVII века в окрестностях города Арад на западе Румынии и красивейшей виллы в Бухаресте.

Сегодня Михай может рассчитывать не только на эту недвижимость, но и на бывший королевский дворец, который, как предполагается, станет его официальной резиденцией в случае возвращения на родину. Именно в этом здании в 1947 году коммунисты вынудили Михая отречься от престола. А потому, если бывшему монарху дворец придётся не по нраву, власти готовы сделать ему другое предложение.

По признанию президента страны Иона Илиеску, пришло время заключить мир с прошлым страны. Интересами нации объясняет свою готовность к диалогу с бывшими коммунистами и бывший король. Он будто позабыл о неоднократно пережитых на родине унижениях и не говорит больше о восстановлении монархии в стране.

Журналисты в Румынии и за её пределами объясняют столь неожиданный поворот стремлением бывшего короля восстановить былую популярность. «Монархическая» лихорадка 90-х годов уже давно прошла, а партии, поддерживающие Михая, в результате последних выборов утратили политический вес.

Президент Ион Илиеску, принимая экс-монарха, надеется на улучшение личного имиджа и имиджа своей страны заграницей. Примером тому является Болгария, где партия бывшего царя Симеона II принимает активное участие в предвыборной борьбе. Сегодня Болгария имеет лучшие шансы на вступление в европейские и североатлантические структуры, чем Румыния. Однако большую зависть румын вызывает, пожалуй, тот факт, что их соседи к югу от Дуная не нуждаются в визе для поездки во многие европейские страны.