1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Германия из первых рук

11.10.2001 Германия в состоянии коллективной обороны

Значит так, формально я нахожусь в состоянии коллективной обороны. То есть, Соединённые Штаты подверглись нападению и обратились к партнёрам по НАТО, в том числе и к Германии, за помощью. А поскольку подобный случай предусмотрен союзническим договором, канцлер Германии Шрёдер тут же заявил о безоговорочной солидарности и поддержке. Вот с тех самых пор все поголовно жители Германии - немцы и иностранцы, христиане и мусульмане - оказались в состоянии обороны. Как же это отражается на нашей повседневной жизни? Наш репортёр Лиоба Воррельман отправилась с микрофоном за впечатлениями в центр Кёльна:

Первым делом меня остановила полиция. И очень вежливо выписала мне штраф за превышение скорости. А я-то понадеялась, что все полицейские ловят террористов и до автомобилистов у них руки не доходят. Ничего подобного.

Ничего особенного и у торговца-турка на углу. Арбузы, как всегда, и слаще и дешевле, чем в супермаркете. И баклажаны свежее. А в центре Кёльна машину приткнуть негде. И в этом тоже ничего нового. На площади перед собором, как всегда, демонстрирует кучка людей.

Иногда они митингуют против нехватки дешёвого жилья в городе, иногда за права курдов. На этот раз - против американских налётов на Афганистан. На контакты с прохожими, а тем более, с прессой, демонстранты идут охотно. Вот, например, Карин Фишер - переводчица, убеждённая сторонница партии "Зелёных":

    - Я в ужасе. Я, правда, этого опасалась, но всё-таки надеялась, что до этого дело не дойдёт. Я в ужасе ещё с 23 марта 99 года, когда союз НАТО начал воздушные налёты на Югославию. Я в самом кошмарном сне не могла себе представить, что моя партия "Зелёных" до этого скатится. Они с тех пор, как вошли в правительство, напрочь забыли, что мы пацифисты. Теперь уже бывшие.

    Экономист Надя Гуйят добавляет:

      - У меня в первый момент даже судороги начались при мысли, что там сейчас, в это самое время, гибнут люди. Почему никто не хочет понять, что война - это не решение проблемы. Пора задуматься о причинах терроризма. Может быть, мы сами виноваты?

      С первого же дня после терактов в Нью-Йорке и Вашингтоне сотрудница финансового ведомства Вера Прайвус собирает подписи против участия Германии в антитеррористической коалиции, во всяком случае, против военных действий. Она боится, что волна терроризма захлестнёт и Германию:

        - Германия ох как поторопилась заявить о своей солидарности с союзниками. Неужели не ясно, что теперь и Германия станет мишенью для террористов? Многие просто не решаются додумать эту мысль до конца, закрывают глаза на опасность.

        17-летний безработный Крис согласно кивает головой. Террористов он не боится. Однако он - против глобализма, империализма и, как он выражается, "толстозадых америкашек". С антиамериканским плакатом вышла на демонстрацию и 59-летняя Урсула Шольц. Она - ветеран движения борцов за мир. Урсула протестовала ещё против войны во Вьетнаме и против американских "Першингов".

          - Я чрезвычайно обеспокоена тем, что творится в последние годы. Страны Запада во главе с Америкой проводят всё более беззастенчивую политику, которая может привести к мировому пожару и вообще к третьей мировой войне. Сейчас США и НАТО развязывают войну в других странах. Но эта война обрушится и на нас.

          Но главное, что беспокоит демонстрантов - это то, что их так мало. Даже в первый день после начала американских ударов по Афганистану в Кёльне на улицы вышли всего 400 человек. В Берлине их было около 1000, в Маннгейме - 300, а в Потсдаме - 120.

          Всего же самым различным группам удалось собрать около 20.000 подписей против военной операции в Афганистане. Что же это за люди, и почему их так мало? Вот, как отвечает на этот вопрос внутриполитический обозреватель "Немецкой волны" Хайнц Дилонг:

            - Было бы совершенно несправедливо обвинять этих людей в симпатиях к террористам или режиму талибов. Люди выходят на улицу, когда у них возникает впечатление, что военная сила используется до того, как были исчерпаны все возможности политических решений. Например, немецкая секция международной организации "Врачи против ядерной войны" требует создания международной полиции под эгидой ООН, которая и занималась бы проблемой терроризма. Другие неправительственные организации считают, что нужно ограничиться дипломатическими и экономическими санкциями против режима талибов. А "Немецкое общество сторонников мира" предлагает отказаться от военных мер и предать организаторов терактов международному суду. Вот только как арестовать этих преступников, никто не знает.

            Конечно, в нынешней ситуации подобные требования звучат наивно. Но они - свидетельство полной растерянности перед лицом совершенно новой, небывалой угрозы. Предостережения против "гонки насилия", забота о судьбе мирного населения в Афганистане, страх перед угрозой терроризма в самой Германии - вполне понятны и легитимны. Да и кто может дать гарантию, что нынешняя стратегия администрации США и их союзников увенчается успехом? Может быть, часть протестов и объясняется стойкими антиамериканскими настроениями, бытующими среди левой интеллигенции. Однако отметать любую критику нынешних действий США как проявления антиамериканизма или даже симпатии к террористам, было бы нечестно и несправедливо.

            Это было мнение внутриполитического обозревателя "Немецкой волны" Хайнца Дилонга. Кстати, все политические партии в Германии, как правящие, так и оппозиционные, поддерживают действия США и всей антитеррористической коалиции. Против выступает только партия ПДС - это бывшие коммунисты, и крайне правые группировки. Вот такой странный антиамериканский альянс. А как же относятся к воздушным ударам США по стратегическим целям в Афганистане мусульмане, проживающие в Германии? Наш корреспондент Штефан Виллерт отправился в школу по изучению корана в городе Дармштадте:

            В коридоре группа мальчишек. Но прежде, чем мне удаётся поговорить с ними, микрофон решительно берёт один из наставников, Тарга Байрам:

              - Значит так, я решительно против того, что случилось в Америке. Я имею в виду, что погибли невинные люди. Но я считаю несправедливым то, что в результате страдают все мусульмане, вы же понимаете, о чём я говорю? Многие ведь как думают? Раз террористы были мусульмане, значит все мусульмане террористы. А на деле как? Террористы напали на Америку, теперь Америка напала на Афганистан. Значит и американцы тоже террористы, да? Террором отвечать на террор, да?

              В этот момент один из мальчишек выкрикивает "Афганистан победит!" Его тут же уводят в класс, а господин Байрам вежливо, но решительно просит нас выключить магнитофон, и впредь без предварительной договорённости не мешать занятиям. Значит, отправляемся по следующему адресу, в турецкий культурный центр.

              Здесь на полную мощность включена одна из программ турецкого телевидения. Оно постоянно передаёт сообщения о налётах в Афганистане. Кочбай Фигрит в полном шоке:

                - Мы ни хотим никакой войны, знаете, мы столько пережили тогда в Ираке, и они везде это делают, но мы хотим только мира.

                Кого он имеет в виду, когда говорит "они" - террористов или госдепартамент, так и не ясно. Рядом с культурным центром - кафе "Эфес". Здесь мнения разделились:

                  - Если он им нужен, этот Усама бин Ладен, пусть они его ловят, пусть они его сажают. А зачем бедных людей бомбить?

                  Ему тут же возражают:

                    - Они это сами заслужили, эти люди, они сами заслужили, что теперь этих талибов разбомбят. Американцы туда продовольствие отправят, уже сейчас с самолётов сбрасывают. Причём здесь бесчеловечность? У американцев есть полное право наказать террористов.

                    Следующее турецкое кафе "Фират". Телевизор выключен, посетители, исключительно мужчины, играют в карты. Хозяин кафе сожалеет, что в последний месяц к нему реже стали заходить немцы. А о воздушных налётах в Афганистане постоянный посетитель кафе Ахмед Чигич говорит:

                      - Там сейчас эти талибы. Мне кажется, это не ислам. Я сам мусульманин, я считаю, то, что эти талибы делают, никакого отношения к исламу не имеет. Это не ислам. Тут в Германии тоже есть такие турецкие группы. Например, "Кёльнский халиф" Каплан. Он такой же сумасшедший, как эти талибы.

                      И вообще, считает господин Чигич, не надо излишне нервничать и горячиться. Террор есть во всём мире, и в Турции есть террор. И с террористами надо бороться. Только как? Ругать американцев проще всего, а как справиться с террористами? Он лично этого не знает.

                      Но, может быть, так тихо и спокойно только в провинции? Я позвонил в Берлин, в нашу "Столичную студию" Никите Жолкверу.

                      - Никита, мы ведь с Вами находимся в состоянии коллективной обороны. Как это отражается на Вашей столичной жизни? Как настроение в Берлине?

                        - В общем, в Берлине, конечно, ощущается некоторая нервозность. Яркий тому пример был вчера. Здесь, в подземном гараже одного мебельного магазине, расположенном примерно в двух километрах от столичной студии «Немецкой волны», обнаружили конверт с каким-то таинственным порошком внутри. Ну, сразу вызвали полицию. Приехала полиция в желтых скафандрах, санэпидемстанция. Магазин весь блокировали. Никого оттуда не выпускали. Думали, что это террористы сибирскую язву подбросили. Долго посетители сидели в магазине, потом оказалось, что кто-то пошутил, и никакой там сибирской язвы и не было. Но, в общем, народ напуган, естественно, и каждому посетителю выдали такой листочек бумаги, на котором написано, чтобы они прислушивались к своим симптомам, и если что, звонили врачу.

                        - Вот интересно, прислушиваться к симптомам, откуда же я знаю, какие там симптомы? Никита, а как на счет охраны, усилена ли охрана политиков, общественных зданий?

                          - Ну, я вот смотрю сейчас из окна столичной студии на ведомство федерального канцлера, это примерно метров 400 по прямой отсюда из окна, и я не вижу ни одной полицейской машины, ни броневика, ни одного полицейского. Охрана, конечно, усилена. Если идешь на брифинг в ведомство федерального канцлера, то кажется что этот дом вот-вот взлетит, потому что заходишь туда как в самолет, примерно такой же контроль. Стоит охрана в бронежилетах, проходишь через специальный, электронный турникет. Тебя всего обыскивают, просвечивают. Если у тебя есть магнитофон, что для радиожурналиста естественно, то просят его обязательно включить, если есть сотовый телефон, то его тоже просят включить, не дай Бог, там спрятана бомба, какое-то взрывное устройство. Вот в таких, ключевых местах, типа ведомства федерального канцлера, министерства иностранных дел, парламента, контроль усилен. Вместе с тем, скажем, на здание рейхстага, на стеклянный купол по-прежнему могут зайти туристы, стоит очередь перед рейхстагом. Так что таких усиленных мер во всех зданиях в этом парламентском и правительственном квартале не предпринято.

                          - А вот как на счет проверок на дорогах, ведь если усилена охрана политиков, то ведь, наверное, создают пробки вот эти, я не знаю, автомобили охраны, сопровождения, как они называются.

                            - Ну, такого здесь в принципе нет, автомобилей сопровождения, то есть канцлер если и едет, то едет с одним автомобилем охраны. Но чаще всего канцлер летает на вертолете, потому что пробки в Берлине стали образовываться не последние четыре недели, после того, как здесь усилили меры безопасности. В Берлине это давний бич, с тех пор как сюда переехали правительство и парламент, и сюда зачастили иностранные гости. Что же касается пробок дополнительных, то в некоторых берлинских районах их действительно стало больше. Скажем, на чрезвычайный режим переведены здания посольств Великобритании и США, причем США уже давно охраняют свою территорию усиленно, а теперь эта режимная зона увеличена раза в два. Там стоят турникеты, колючая проволока, и проезд по нескольким улицам вокруг посольства вовсе закрыт.

                            - И последний вопрос. Например, я иностранный турист, я приеду в столицу Германии, я замечу, что мы в состоянии коллективной обороны или нет?

                              - Ну, если вы хотите это заметить, вы заметите в центре города кое-где стоит броневичок или полицейский автобус с зарешеченными окнами, но если вы не будете присматриваться внимательно, то вы ничего такого не заметите.

                              Вот так живётся в эти дни нашему столичному корреспонденту Никите Жолкверу.

                              А моё время на сегодня истекло. Всего Вам доброго. И поменьше плохих новостей.

                              Корреспонденты:

                              Лиоба Воррельман
                              Штефан Виллерт
                              Никита Жолквер

                              Редактор: Александр Варкентин