1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Уик-энд

11.08.2001 Правила хорошего тона вчера и сегодня

Пользуясь общественным транспортом, не следует разрезать обивку кресел и писать фломастером на стене «Долой капитализм». Будучи приглашённым на ужин к шефу, не подобает дарить его супруге двенадцать алых роз. Более подходящие цветы – фрезии или тюльпаны. А если вдруг какой-то ветер занесёт вас на дипломатический приём, не вздумайте намазывать икру ножом на хлеб. Её следует есть ложечкой с блюдца.

Признайтесь, что вы считает себя в целом воспитанным человек. Я тоже. А сумеете ли вы отличить бокал для красного вина от бокала для вина белого? Умеете ли вы обращаться с вилочкой для устриц? Неужели хорошими манерами может гордиться лишь тот, кто в состоянии разделать апельсин с помощью ножа и вилки, ибо это единственный легальный способ употребления этого фрукта в пищу?

И вообще: что такое воспитанный человек сегодня?

В двадцатые годы в Париже и Берлине бежавшие от большевистского режима русские аристократки основали первые школы хорошего тона, в которых обучали изящным манерам сыновей и дочерей разбогатевших промышленников. Тени тех строгих дам давно растворились в реке времени, но дело их живёт и даже побеждает.

В последние годы в Германии наблюдается поистине беспрецедентный всплеск интереса к этикету и правилам поведения в обществе. С невероятной скоростью растёт число всевозможных курсов и школ хорошего тона, газеты пестрят объявлениями типа «Изысканные манеры за один уик-энд», а количество книг и учебников, посвящённых этой теме, просто не поддаётся никакому контролю. В книжном магазине на слово «манеры» компьютер выдал около двух сотен названий. От совершенно строгого «Справочника хороших манер», написанного гран-дамой немецкого света княгиней Глорией фон Турн-унд-Таксис:

    «Если мужчина не встаёт при виде входящей в помещение дамы, это может иметь лишь две причины: либо он прикован к инвалидной коляске, либо – мёртв».

    ....до развязной «Поведенческой библии» 24-хлетней звезды берлинской тусовки Арианы Зоммер:

      «Если вы не можете найти хотя бы пары доброжелательных слов для того, кого вы находите утром в своей постели – вам лучше в следующий раз перейти на самообслуживание».

      Честно говоря, мне трудно «упаковать» столь разноречивые тенденции в рамки одного, так сказать, «тренда». Впрочем, мне кажется, что на самом деле развитие идёт в двух направлениях. Или, точнее говоря, оно идёт с двух сторон, навстречу друг другу. С одной стороны, происходит осовременивание, модернизация и упрощение старых правил этикета, которые становятся всё более демократичными, применимыми к повседневной жизни непричастных к высшему свету особ. Этикет вбирает в себя социальные достижения последних лет, скажем, - изменение роли женщины и вообще – соотношения полов, семейных и финансовых отношений. С другой стороны происходит культивирование и облагораживание того, что ещё совсем недавно считалось «отсутствием всяких манер». Ведь даже в среде, полностью, казалось бы, отрицающей консервативные представления о хороших манерах и этикете, на самом деле существуют свои – и зачастую весьма строгие – представления о том, как можно и следует себя вести.

      Поскольку «отрицание этикета» имеет давние традиции и восходит своими корнями к эпохе протеста, к студенческой революции шестидесятых, то можно говорить о, своего рода, «альтернативном этикете». Альтернативный этикет, конечно же, гораздо более гибок и мобилен, нежели традиционный, он куда быстрее вбирает в себя новые веяния.

      Впрочем (и та же Арианна Зоммер, дочь дипломата, прекрасно на самом деле знающая толк в этикете, яркий тому пример) хорошие манеры – это, прежде всего способность к известной мимикрии.

      Арианна Зоммер:

        - Конечно, это своего рода игра, но игра, к которой следует относиться серьёзно. Прежде всего, потому, что тем самым вы открываете себе многие двери, которые закрыты для человека безо всяких манер.

        На мой взгляд, сейчас между традиционным и альтернативным этикетами происходит процесс взаимопроникновения, и граница между ними становится всё более прозрачной. И может быть, лет через пятнадцать-двадцать Ариана Зоммер и княгиня фон Турн-унд-Таксис встретятся где-то на какой-нибудь воображаемой Эльбе и пожмут друг другу руки – или уж что там будет принято делать при приветствии.

        Впрочем, пока довольно трудно предположить, что княгиня Глория взмахнёт своей затянутой в перчатку ручкой с возгласом «Хай!», как это делает Арианна, влетая на всех парах в свою любимую берлинскую дискотеку «Сталинград».

        Итак, глава первая: Корни.

        Если в Германии заходит речь о хороших манерах и этикете, то называются, прежде всего, два имени: Эрики Папприц и барона Адольфа фон Книгге

        Собственно, само слово «книгге» давно стало в Германии нарицательным, своего рода синонимом самого понятия «хороший тон».

        Барона Адольф фон Книгге стал первым, кто написал книгу о хороших манерах и таким образом – патриархом и основателем целого жанра литературы. Он родился в 1752-ом году в Бренденбеке под Ганновером, где его предкам некогда принадлежали обширные поместья. Однако отец нашего барона оставил Адольфу одни лишь долги, и ему рода пришлось задуматься о профессии. Он избрал писательство. Драмы, комедии, философские трактаты, переводы классических авторов античности – литературное наследие барона фон Книгге достаточно обширно. Острый язык и обыкновение безнадёжно влюбляться в принцесс, заставляли этого немецкого Сирано де Бержерака кочевать от одного двора к другому. Он всё больше приходил в отчаяние от всеобщей испорченности и взаимной нетерпимости.

        Нелёгкие думы о перевоспитании нравов и переустройстве общества привели фон Книгге в тайную масонскую ложу. Вольный каменщик Филус, как звался теперь барон, и опубликовал в 1788-ом году книгу под названием «Об обхождении с людьми».

        В своём наставлении юношеству Книгге, приводя примеры из собственного куртуазного опыта, пояснял, как следует вести себя в благородном обществе – при дворе, на балу, среди дам. Кроме того, Книгге призывал молодых дворян сохранять вежливость по отношению ко всем людям без изъятья: и к слуге, который чистит платье, и к дворнику, и к булочнику. Взаимная вежливость и хорошие манеры как универсальный язык общения различных сословий – для того времени поистине революционно нововведение. Именно Книгге распахнул двери в высшее общество представителям бюргерского сословия, нарушил монополию дворянства на изящество манер. В хорошем воспитании Книгге видел путь усовершенствования общества, и потому был несказанно рад тому, что на книжных прилавках появлялись всё новые переиздания его сочинения, по правде говоря, – пиратские.

        Нищий писатель не получил за свой эпохальный труд и ломаного гроша. Свободное от душеспасительных трудов время Книгге посвящал музыке – главной страсти своей жизни. Недавно фортепьянные сонаты барона фон Книгге были выпущены на компакт-диске.

        Сегодня мало кто вспоминает и вообще знает о том, что Адольф фон Книгге писал не столько справочник по этикету, сколько философско-социальный труд о взаимоотношениях людей и устройстве общества, что его труд появился всего за год до великой французской революции, рьяным поклонником идей которой являлся сам Книгге, и что его мысли и труды явились питательной почвой для последующих поколений общественных преобразователей – так, известно, что Книгге был одни из «настольных авторов» Карла Маркса. Сегодня же имя Адольф фон Книгге называется в одном ряду не с Марксом и Дантоном, а с мадам Эрикой фон Папприц...

        Строгая Эрика фон Папприц в 50-60 годы возглавляла протокольный отдел ведомства федерального канцлера. Движимая благим намерением придать современную форму уже тогда во многом антикварно звучавшим правилам этикета, Эрика фон Папприц, с её «перстом указующим», для поколения шестидесятников стала скорее комической фигурой, и мишенью для многочисленных шуток.

          «Не следует показывать вилкой на уважаемого человека, не следует рассказывать непристойные шутки в приличном обществе и уж совсем никуда не годится шлёпать салфеткой по заду замужней дамы. М-да, этикет, молодой человек, этикет».

          Справочники по хорошим манерам писались, конечно же, и в семидесятые, и в восьмидесятые годы. Но расцвет этого жанра литературы приходится на девяностые. Это совпадает с приходом в общественную жизнь поколения молодых карьеристов – яппи. Именно в это время особую популярность приобретает и такая форма приобщения к благам хорошего воспитания как двух-, трёхдневные уик-энд семинары хороших манер. На большей части этих семинаров изучаются такие животрепещущие вопросы как «можно ли заказывать к рыбе красное вино?» и «должен ли торчащий из кармана платочек быть того же цвета, что и галстук». К концу 90-ых годов внутри «манерного лагеря» сложилось три основных направления: консервативное, умеренное и радикально левое. В чём же состоят разногласия? На примере какой темы это может проявляться более явно, как не на примере темы взаимоотношения полов.

          Итак, глава вторая: «Мужчина и Женщина»

            «Мужчина встаёт, если к нему приближается дама. Это правило восходит к генеральному принципу, что мужчина никогда и ни при каких обстоятельствах не может сидеть в присутствии женщины. Если мужчина не встаёт при виде входящей в помещение дамы – значит, он либо прикован к инвалидной коляске, либо просто мёртв.

            Сидящий мужчина – это такой же моветон, как и женщина, которая первой начинает разговор».

            Княгиня Глория фон Турн-унд-Таксис:

              - В очень приличном обществе – я беру это слово в кавычки – женщина не может первой заговаривать с мужчиной. Но в нормальной жизни это правило, конечно же, давно устарело. Как, скажем, может не начинать первой разговор деловая женщина, которая приехала на конгресс или на ярмарку?

              Элизабет Бонно, психолог и ведущая семинаров хорошего тона.

                - Конечно, если вы идёте на бал в Венской опере или, скажем, на приём в баден-баденском курхаусе, где собираются люди, которые ещё знают - и соблюдают - старые требования приличия, то на вас могут посмотреть косо, если вы открыто стараетесь привлечь к себе внимание незнакомого вам мужчины. Особенно, если вы при этом блистаете рискованным декольте и наряжены в мини-юбку и ярко-красные туфли. Но где-нибудь в большом городе, в берлинском клубе или, скажем, в поезде – это совершенно нормальное дело, почему бы нет?

                Ариадны, Ассоли, Златовласки и прочие дамы, которые, коротая время за прядением пряжи или расчёсывание волос, сидели и ждали, когда их принц явится их спасать и завоёвывать, остались в безнадёжном прошлом, полагает Ариана Зоммер - новоиспечённая «Эрика Паприц» нового Берлина.

                  - Ну конечно, женщина может завоёвывать мужчину – и не одного, если ей хочется! И как она это делает – тоже её личное дело. Женщина не должна ориентироваться на некий отпущенный её обществом «позволенный минимум». Скажем, статистика говорит, что к тридцати годам у женщины было от восьми до десяти партнёров по сексу. Ой, ну если хотите, давайте назовём это «романами». Но если у неё был только один «роман» - это тоже нормально. И двести – тоже о-кей. Что такое - это пресловутое «общество», чтобы указывать женщине, каким образом, когда и с кем ей себя вести?

                  Однако, при всей разномастности сих суждений, представительницы всех трёх течений подписываются под основными принципами человеческих взаимоотношений, которые, по мнению барона фон Книгге, гласят:

                    Доброжелательность, Готовность помочь, Терпимость и Уважение к интимной сфере другого человека.

                    Вот только смысл наши дамы вкладывают в эти понятия несколько различный. Если Глория фон Турн-унд-Таксис считает, что невежливо заводить разговор на тему, которая имеет отношение к интимной сфере собеседника и не была затронута им самим, то радикальная Ариана Зоммер поучает в своей «Библии хорошего тона» (подзаголовок: ультимативные правила поведения для современных людей):

                      «Даже если ваш случайный партнёр оказался полным идиотом с уровнем интеллигентности резиновой куклы, - это не повод, чтобы с ним обращаться как с таковой!».

                      Я приношу самые глубокие извинения почтеннейшей публике, но на этом я вынуждена прервать наше небольшое исследование проблемы «хорошие манеры вчера и сегодня». Однако я обещаю его продолжить ровно через неделю. А держать данные обещания – одно из непреложных правил хорошего тона.