1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Мосты

11.01.2001 Каждый седьмой житель Нюмбрехта -переселенец. Как им живётся?

Здравствуйте, дорогие друзья, в студии Виктор Вайц.

А вернулся я на днях из городка Нюмбрехт, что в шестидесяти километрах от Кёльна. В этом городе каждый седьмой житель - переселенец из бывшего СССР. О том, как общине удалось справиться с притоком такого большого числа новых сограждан и какие проблемы решают коренные жители вместе с переселенцами сегодня, мне рассказала уполномоченная по делам переселенцев города Нюмбрехта Барбара Кляйн. Замечу, что проблемами интеграции переселенцев госпожа Кляйн занимается ни много ни мало, а десять лет.

Госпожа Кляйн, отличаются ли стартовые условия тех, кто приезжает сегодня от условий, прибывших десять лет назад?

    - Те, кто прибыл в Германию в конце восьмидесятых - начале девяностых, имели неплохие стартовые условия. Языковой курс продолжался дольше, чем сейчас. Переселенцам помогали устроиться на работу. Сейчас они полностью обжились в Германии и даже располагают достаточными средствами, чтобы строить собственные дома. Тем, кто приехал позже, пришлось труднее. Многие из них сегодня вынуждены снимать жильё или по-прежнему живут в социальных квартирах.

    Какова в Нюмбрехте и его окрестностях ситуация на рынке труда?

      - В целом, ситуация на рынке труда в нашем округе неблагоприятная. Если в других регионах страны число безработных постоянно снижается, то у нас оно остаётся на одном уровне, а, в зависимости от сезона, даже может расти. И наибольшие трудности с поиском работы испытывают как раз те, кто не обладает достаточной квалификацией или имеет проблемы с языком.

      Многие работают по той специальности, которую они получили при посредничестве биржи труда, а потом практически изучили на предприятиях. Например, на одной из местных фирм, которая производит медицинские принадлежности, работает целая группа переселенцев.

      Сегодня в Нюмбрехте каждый седьмой житель - выходец из бывшего СССР. Не планируют ли власти города сократить приём переселенцев в будущем?

        - Нюмбрехт - открытый город. Число живущих у нас переселенцев несколько ниже допустимой нормы. Это значит, что мы можем принимать новые семьи.

        В конце восьмидесятых Нюмбрехт переживал не лучшие времена. Молодёжь покидала город, потому что здесь трудно было найти работу, и инфраструктура была развита плохо. Люди предпочитали Бонн или Кёльн, до которых час езды на машине. Нюмбрехт становился всё меньше. Тогда к нам и обратилась меннонитская община из Вальдбрёля. Они спрашивали, не можем ли мы разместить у себя большую группу переселенцев. Это были семьи, бывшие соседи - практически целая деревня. Они хотели остаться вместе. Мы посовещались и решили, что можем их принять. Были созданы соответствующие условия. За этими семьями последовали другие. Потом были внесены поправки в закон о переселенцах, в результате чего начал меняться состав прибывающих групп. Не последнюю роль в этом сыграли и те перемены, которые происходили в то время в Советском Союзе. Всё больше приезжало семей с плохим знанием языка. Многие дети рассказывали, что они месяцами не ходили в школу. Там, откуда они приехали, это никого не заботило. Они привезли свои проблемы с собой, и здесь эти проблемы проявились с новой силой.

        Что, по Вашему, стало причиной того, что проблемы обострились?

          - Дело в том, что семьи лишились корней, а когда сразу несколько семей живут в замкнутом пространстве, в этой среде неизбежно возникают конфликты. У многих, в том числе у молодых людей, появились проблемы с алкоголем. Некоторые впали в депрессию. Переселенцы довольствовалось очень скромными жизненными условиями. Они говорили: «Главное, что теперь мы в Германии». Молодые рассуждали так: «Всё равно я не смогу конкурировать с немцами. Так зачем напрягаться? Зачем ходить в школу? Хорошая карьера мне в любом случае не светит». Ребята не скрывали своего подавленного состояния. Они собирались на автовокзале, толпились на стоянках, говорили по-русски и время от времени пускали по кругу бутылку водки. Глядя на эту картину, в подавленное состояние приходило теперь уже коренное население. Раздавались голоса, требующие остановить поток переселенцев. Люди просили сначала благоустроить и интегрировать тех, кто уже приехал, и только потом принимать новых.

          И Нюмбрехт временно закрыл ворота в город?

            - Мы объявили о том, что прекращаем приём иммигрантов, тем более, что норма и так уже была превышена в пять раз. Теперь надо было решать накопившиеся проблемы. И здесь нам повезло. На нашу сторону встали переселенцы, которые сами сказали, что пора что-то предпринять, нельзя больше сидеть и ждать помощи со стороны местных. Тогда и возникла инициатива «Переселенцы для переселенцев», сегодня она называется «Гражданский центр Нюмбрехт-Вест». Появились дополнительные языковые курсы. Люди стали заниматься просветительской деятельностью, разговаривали с молодёжью, особенно с трудными подростками, помогали им решать школьные проблемы. Проводились психологические консультации. Одним словом, шла практическая работа.

            Пусть мы и не решили всех проблем, но, по крайней мере, обратили на них внимание. Люди присоединяются к нашей инициативе, привлекают своих знакомых. Мы сотрудничаем с полицией, школами, молодёжными организациями. Пытаемся воздействовать на группы риска. Переселенцы, которые с нами работают говорят: «Мы знаем наших ребят, у нас общий язык и менталитет. Давайте работать вместе, чтобы помочь нашей молодёжи найти свою дорогу».

            Есть ли уже положительные результаты деятельности гражданского центра - место встреч переселенцев с местными жителями?

              - Мы уже можем наблюдать плоды своей работы. Например, я вижу, что многие семьи постепенно интегрируются в немецкое общество, люди находят работу, начинают учиться, строят дома. Решаются материальные проблемы, появляется время для культурной и общественной жизни. Переселенцы приобретают уверенность в себе. Они говорят: «Мы начали всё заново, и у нас получилось. Мы хотим идти дальше». И многие местные начинают опасаться конкуренции. Например, при гражданском центре есть хор. Они очень хорошо поют русские и немецкие песни. Но если они хотят поучаствовать в мероприятии, где выступают несколько коллективов, то зачастую их встречают без особого энтузиазма. Организаторы говорят: «Ну, у нас и так программа забита». Они боятся, что переселенцы вытеснят местных с этого рынка.

              А как молодёжь? Дружат ли местные немцы с переселенцами, а может, есть уже и так называемые смешанные семьи?

                - Я не знаю ни одной смешанной супружеской пары, то есть чтобы кто-то из переселенцев женился на коренной немке или наоборот. Иногда я спрашиваю у этих ребят, почему они не хотят общаться с местными. Они отвечают: «Мы другие, мы говорим на другие темы, мы интересуемся другими вещами. Поэтому, когда у нас появляется свободное время, мы предпочитаем общаться с людьми нашего круга». "В России мы были фашистами, а здесь мы русские". Это фразу можно услышать на каждом шагу, она уже всем надоела, но по-прежнему соответствует действительности.

                А в чём, по Вашему мнению, причина такого восприятия переселенцев местными жителями?

                  - Семей, которые состоят только из русских немцев, уже практически не осталось. Один из супругов почти всегда русский или казах - то есть, представитель коренной национальности той страны, откуда прибыла семья. Они говорят: «Мы приехали в Германию». В лучшем случае, один из супругов скажет: «Я вернулся в Германию».

                  А есть ли такие, кто вернулся в Россию или Казахстан?

                    - Мне приходилось наблюдать, как люди пускали здесь корни, например, строили дом, а потом ездили в гости, так сказать, домой. Бывало, что кто-то уезжал, а родственники оставались здесь. И я знаю многих, которые повторяют: «Я никогда не вернусь назад. Я не могу больше видеть эту нищету». Многие возвращаются, рассказывают жуткие вещи, например, о стариках, которые просят милостыню на улице, и добавляют: «Это ужасно, я не хочу больше этого видеть».

                    Это было интервью с уполномоченной по делам переселенцев города Нюмбрехта Барбарой Кляйн. В следующем выпуске радиожурнала «Мосты» мы отправимся с вами на прогулку по Нюмбергу, поговорим с местными и новыми жителями городка, побываем в доме встреч коренных жителей с переселенцами.

                    А пока я желаю вам всего самого доброго. Счастья вам и добра.