1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Еуропа и Беларусь

10.12.2001 Безработица в Германии / Немецкие школьники плохо читают и считают / Русский Берлин

По своей доле безработного населения среди стран ЕС Германия уступает только Испании, Италии и Франции. В следующем году она, возможно, обгонит еще две страны.

На днях правительство ФРГ утвердило прогноз министра финансов Ханса Айхеля на ближайшую перспективу. Несмотря на экономические трудности, министр по-прежнему рассчитывает полностью оздоровить государственные финансы и ликвидировать дефицит бюджета в две тысячи четвертом году, самое позднее – в 2006-м. Одновременно Айхель подтвердил свой прежний прогноз роста валового внутреннего продукта Германии в следующем году – один с четвертью процента. Не Бог весть сколько. А между тем известно, что в министерстве финансов есть и более пессимистичный и, как считают специалисты, более реалистичный прогноз – ноль целых семьдесят пять сотых. Какая, спросите, разница? Подумаешь, полпроцента туда, полпроцента сюда? Разница – принципиальная. Ведь только что одобренный парламентом государственный бюджет на следующий год был скроен на основе первого прогноза, исходя из которого планировались такие-то объемы налоговых поступлений, такие-то расходы на социальные нужды, в частности, на выплату пособий по безработице. Если же прогноз поменять, да к тому же в сторону уменьшения, то все так тщательно высчитанные уравнения и схемы «дебита и кредита», да и весь бюджет превратиться в макулатуру. И это всего через несколько дней после его принятия в бундестаге. Правительство же просто обязано излучать оптимизм. Работа у него такая.

Чем меньше рост валового внутреннего продукта, тем выше уровень безработицы. Это – экономическая азбука. Ситуация же на немецком рынке труда уже сейчас совсем безрадостная. По своей доле безработного населения Германия – среди стран Евросоюза – уступает только Испании, Италии и Франции. И она имеет все шансы обогнать в следующем году как минимум две последние страны. По прогнозам экспертов, в 2002 году число жителей Германии, не имеющих работы, будет заметно выше, чем в уходящем, и составит – в среднем – четыре миллиона триста тысяч. Это значит, что аккурат к следующим общефедеральным выборам - осенью – уровень безработицы в стране будет примерно таким же, как и три с половиной года назад, когда власть в стране поменялась и новое «красно-зеленое» правительство обещало снизить этот уровень вдвое. Кто виноват?

Сегодняшнее правительство ссылается на тяжелое наследие правительства предыдущего и на общий спад мировой конъюнктуры, который еще больше усилился в результате известных событий одиннадцатого сентября. Ну, еще на некоторые внутренние трудности – воссоединение Германии все еще требует жертв, в экономику бывшей ГДР по-прежнему закачиваются миллиарды и миллиарды марок, которые в другой ситуации могли бы быть использованы на государственные программы повышения занятости или на снижение налогового бремени. Всё это так. Но помимо объективных причин, есть и свои, доморощенные, а именно – медлительность в проведении давно назревших реформ закоснелого немецкого рынка труда. Справедливости ради замечу, что ответственность за такое непростительное промедление в равной степени можно возложить на прежнее и нынешнее правительство ФРГ.

За примерами и положительным опытом далеко ходить не надо. Например, в Голландии, где сегодня практически полная занятость, в своё время радикально сократили возможность сверхурочных часов, одновременно расширили варианты неполного рабочего дня, а рост заработной платы состыковали с индексом инфляции. Еще в девяносто шестом году немецкое ведомство по труду попыталось, было, предложить для Германии голландскую модель, которая, по расчетам, снизила бы уровень безработицы в ФРГ в два раза. Да куда там! От сверхурочных занятые в Германии отказываться не хотят, ведь это приличный приработок, профсоюзы же требуют значительного повышения зарплат и категорически выступают против либерализации законов о труде.

В результате предприниматели, даже если у них заказов туча, не рискуют нанимать дополнительных рабочих, поскольку потом от них – в период спада – уже не избавишься. Как глас вопиющего в пустыне и все призывы экономических экспертов сделать более привлекательной даже низкооплачиваемую работу. Ведь для этого надо уменьшать пособия по безработице и сокращать сроки, в течение которых оно выплачивается. Как, например, в Дании. Там достаточно высокое пособие выплачивается только три месяца, а потом радикально сокращается. Это побуждает датского безработного быть не особенно щепетильным и соглашаться на любую работу. В Германии же не решаются взяться за реформы явно разжиревшей сети социальных гарантий. Не горе от ума, а горе от собственного богатства!

Немецкие школьники плохо читают и считают

По результатам исследования, проведенного Организацией экономического сотрудничества и развития, среди индустриально развитых стран Германия - просто неуч. А все потому, что из школьного образования здесь изъят элемент конкуренции...

Учителя же и по сей день пользуются методиками, разработанными еще в пятидесятые годы прошлого века. Поэтому и результаты исследования, проведенного Организацией экономического сотрудничества и развития, никого здесь не удивили. Все и так знали, что успехи немецких школьников, мягко говоря, оставляют желать лучшего. Отметки плохие, экзамены проваливают, пишут и считают с ошибками, многие вообще школу не заканчивают, а тех, кто аттестат всё-таки получает, в ВУЗ надо за уши тянуть. Теперь же стало ясно, что среди индустриально развитых стран Германия – просто неуч. Президент немецкого научного общества имени Лейбница Ханс Олаф Хенкель видит одну из причин в низких требованиях к ученикам:

"Причина, по моему мнению, в том, что из школьного обучения изъят элемент конкуренции. Это было одно из требований поколения 1968 года, которое считало, что каждый должен развиваться в меру своих способностей. А в результате в школах снизили требования к ученикам. Есть школы, где число отличных или плохих отметок никак не отражают общий уровень успеваемости в классе. И со временем, естественно, этот общий уровень снижается".

В сравнительном анализе участвовали четверть миллиона пятнадцатилетних подростков из тридцати двух стран – в том числе шестьдесят тысяч немецких юношей и девушек. По результатам такой своего рода «всемирной олимпиады» знаний они заняли двадцать пятое место, вместе со своими сверстниками из России, Румынии и Бразилии. Удивительно, честно говоря, что российские школьники показали такие слабые результаты. Мне казалось, что они учатся лучше немцев. Но это – не моя тема, выводов делать не буду.

А вот к системе школьного образования в Германии я присматриваюсь уже давно. В ходе упомянутого исследования школьников из разных стран проверяли на предмет их умения читать и писать, их познания в математике и естественных науках, были задачки и из повседневной жизни. Ну, например, надо было уметь прочитать расписание движения поездов и понять примитивную диаграмму, знать, что лирика – это что-то связанное со стихотворениями, а проза – с рассказами и романами. В соревновании, напомню, принимали участие пятнадцатилетние лбы. Так вот, самыми образованными и успешными оказались школьники из Финляндии, Кореи, Канады и Японии. Лучше всех читают финны, считают – японцы, а по уровню знаний естественных наук всех опередили молодые корейцы. Среди же немецких подростков почти четверть читать-то умеют только через пень колоду. Многие из них не выдержали бы даже примитивный тест, чтобы пойти учеником в ремесленную мастерскую.

К тому же выяснилось, что более сорока процентов немецких подростков вообще читают только из-под палки. Не лучше и их познания в математике. Только тринадцать процентов смогли решить ну, вот такую, например, задачу: в восемьдесят пятом году квартплата за квартиру составляла одну тысячу марок в месяц. Затем каждые пять лет она увеличивалась на 20 процентов. Какова же была ежемесячная квартплата за эту квартиру в девяносто пятом году?

Еще хуже оказались результаты, когда участников исследования попросили отсчитать тридцать один пфенниг, имея в наличии только монетки по десять, пять и два пфеннига. С такой задачей справились только один с небольшим процента немецких школьников.

Эдельгард Бульман, федеральный министр науки и образования, во всем винит скудный школьный бюджет, и считает, что знания учеников зависят от количества средств, выделяемых государственной казной на школьное образование:

"Земельные министры по делам науки и образования единодушны в том – и ясно об этом заявили – что на школьном обучении нельзя экономить. Мы считаем ошибочным сокращать расходы на эти цели в связи с падением рождаемости. Нам нужны эти деньги, чтобы повысить качественный уровень учебных заведений".

Комментируя результаты исследования, многие в Германии ссылаются на финансовые причины. Мол, мало денег выделяется из бюджета на школьное образование. С одной стороны, это действительно так. Расходы эти за последние три года хоть и увеличились на пятнадцать процентов, но, скажем, победители конкурса - финны - всё еще тратят на школьное образование в пересчете на душу населения вдвое больше, чем немцы. Но с другой стороны, в Германии на эти цели отпускается куда больше средств, чем в России, Румынии или Бразилии. А результаты – такие же плачевные. Почему же не в коня корм? Очевидно, что не только в деньгах дело.

Сравнительный анализ Организации экономического сотрудничества и развития показал, что самые лучшие успехи у школьников в тех странах, где они учатся полный день, то есть ходят на продленку, и где нет, как в Германии, пышного разнообразия вариантов школьного обучения. Здесь, после окончания начальной четырехлетки, немецкие детишки разбредаются кто куда, не сами, разумеется, а по желанию учителей и родителей. Одни, наименее одаренные, продолжают обучение в так называемой «реальной» школе, другие – в «общей», самые толковые, или если таковым считают свое чадо родители, - в гимназии. А если там они «не тянут» – их переводят в реальную или общую школу.

В Германии считалось, что такая весьма ранняя селекция – в возрасте десяти лет - позволяет повышать требования к наиболее одаренным детям. Их можно учить уму-разуму без оглядки на отстающих в классе, которые только тормозили бы его общие успехи. Проведенный международный анализ, увы, не подтверждает преимуществ такой системы школьного образования. В странах-лидерах: Финляндии, Швеции, Канаде, Ирландии, Англии и Японии подавляющее большинство всех учеников учатся вместе с первого и как минимум до девятого класса – и одаренные, и отстающие. И в результате вторые вынуждены подтягиваться до уровня первых. Изъян системы школьного образования в ФРГ и в том, что она цементирует социальное неравенство учеников. Здесь особенно сильный разрыв в уровне знаний учеников из высших и низших социальных слоев.

Даже в Америке, где социальное расслоение в целом куда больше, такого разрыва в школах нет. Подавляющее большинство неуспевающих немецких школьников – из низших социальных слоев. И в отличие от других стран учителям в Германии не удается в процессе школьного обучения выровнять такое неравенство, имеющее объективные социальные причины. Ясно ведь, что ребенок немецкого безработного и продавщицы, у которых в доме только две книги – телефонная и поваренная, имеет куда худшие стартовые позиции в школе, чем его сверстник из семьи театрального режиссера.

Русский Берлин

Украина возвратила Берлинской академии хорового пения исторический нотный архив, который включает в себя пять тысяч произведений, в том числе рукописи Иоганна Себастьяна Баха и Вольфганга Моцарта. Как заявил, представитель академии, основанной в конце 18 века, этот шаг означает собой «заметный успех в деле реституции культурных ценностей, перемещенных в результате второй мировой войны». С 1945 года архив считался пропавшим. Два года назад его случайно обнаружили в запасниках Литературного музея в Киеве. Очевидно, он был вывезен из Германии военнослужащими советской армии в Киев, где со временем о нем забыли. В сентябре этого года украинский парламент принял решение о возвращении архива законному владельцу. В знак благодарности берлинская Академия подарила киевскому музею 33 ценных рукописи из состава архива...

В местечке Кляйнмахнов, на юго-западной окраине Берлине, установлена модель знаменитой Янтарной комнаты в одну двенадцатую натуральной величины. Комната, подаренная Петру Первому королем Пруссии Фридрихом Первым, бесследно исчезла в конце второй мировой войны. Три художника из России, проживающие сейчас в Англии, два года трудились, копируя резные янтарные стены и выложенный узорным паркетом пол комнаты. Модель размером семьдесят на семьдесят сантиметров вошла в экспозицию музея «Арикалекс», которая включает в себя миниатюрные копии многих архитектурных достопримечательностей Европы, например, потсдамского замка Сан-Суси и дворца венецианских дожей. Доходы от работы этого частного благотворительного музея идут на нужды глухонемых детей...

При содействии Союза берлинских предпринимателей и Социального фонда ЕС начали работу первые в своем роде курсы повышения квалификации под названием «Коммерческий менеджмент на рынках СНГ». Курсы ориентированы на русскоязычных эмигрантов в Берлине, уже имеющих высшее образование, и проводятся в соответствии с конкретными пожеланиями немецких фирм, торгующих со странами СНГ. В программу курсов входит изучение экономики и права России и Германии, а также трехмесячная практика в России. Предполагается, что выпускники курсов смогут найти работу в качестве менеджеров в российских филиалах немецких фирм...

Начался уголовный процесс по делу о серии мошеннических операций с украденными банковскими чеками. Одной из подсудимых является 26- летняя уроженка России, парикмахер по профессии. Ее муж возглавлял преступную группу, которая похищала деловую почту ряда немецких фирм, рассчитывая найти в почтовых отправлениях чеки на предъявителя. Эти чеки мошенники сдавали потом в банк, переводя деньги на свои счета, открытые по фальшивым документам. Общая сумма нанесенного таким образом ущерба составила четверть миллиона марок. Обвиняемая на процессе эмигрантка из России полностью созналась в содеянном...