1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Еуропа и Беларусь

10.09.2001 Бундесвер на хозрасчете: планы приватизации немецкой армии

Если все пойдет так, как планирует федеральный министр обороны Рудольф Шарпинг, с января 2002 года подразделения бундесвера станут платить за свои казармы арендную плату. За каждую поездку на грузовиках им придется рассчитываться с экспедиционными конторами. Форму, пилотки и сапоги солдатам будут выдавать уже не фельдфебели- каптенармусы, а частные сервисные предприятия. Разумеется, тоже за деньги. Эксперты называют эти замыслы «самой мужественной реформой, которая когда-либо осуществлялась в административных структурах Германии».

На внедрение в свою жизнь хозрасчета немецкие военные пошли не от хорошей жизни. Рудольфу Шарпингу хронически не хватает средств для необходимой модернизации бундесвера, а также на финансирование немецкого участия в дорогостоящих операциях международных миротворческих сил на Балканах. Несмотря на то, что жалование профессиональных военнослужащих в Германии самое высокое среди стран-членов НАТО, немцы тратят на свою армию в целом сравнительно меньше, чем большинство их партнеров по Североатлантическому альянсу. На нужды бундесвера в госбюджете текущего года выделено 46 миллиардов 800 миллионов марок. В будущем году Шарпинг хотел на 2 миллиарда 700 миллионов больше. Но министр финансов Ханс Айхель, пойдя на открытый конфликт со своим товарищем по социал-демократической партии Шарпингом, дополнительных денег не дал.

Шарпингу ничего не оставалось, как обходиться собственными средствами. В рамках министерства обороны было создано ведомство с несколько расплывчатым названием – Общество по развитию, приобретению и эксплуатации, сокращенно ГЕББ. Его целью стала разработка моделей приватизации для тех областей инфраструктуры бундесвера, которые не относятся напрямую к сфере ведения боевых действий.

К примеру, армейский автомобильный парк насчитывает сейчас 110 тысяч грузовых и легковых машин, годовой пробег которых незначителен. Для грузовиков он составляет в среднем всего 5 тысяч километров. Эксперты ГЕББ предложили сократить парк армейских машин на 30 тысяч, а оставшиеся передать на баланс частным транспортным фирмам. Бундесвер сохранит за собой 51% капитала этих фирм и - одновременно - станет их клиентом. Военные станут расплачиваться только за реально оказанные им услуги по перевозке, избавившись от всех забот по приобретению новых автомобилей, их эксплуатации и ремонту. Транспортные фирмы, в свою очередь, выступят на рынке как обычные экспедиционные конторы, предлагая свои грузовики за вознаграждение не только бундесверу, но любому другому желающему.

Передав в руки коммерческих структур свой парк машин, свои казармы и ангары, свои склады, столовые и вычислительные центры, бундесвер под руководством Рудольфа Шарпинга надеется сэкономить до полутора миллиардов марок в год. Другой, и весьма существенной статьей доходов, могла бы стать продажа недвижимости. Немецкая армия использует в настоящее время по всей стране 360 тысяч гектаров земельных угодий и более 10 миллионов квадратных метров полезной площади в зданиях. Многие из этих участков и этих зданий – к примеру, из числа тех, что достались в наследство от армии ГДР – бундесверу не нужны и являются лишь обузой. В рамках запланированной приватизации ГЕББ составил список предназначенных для продажи объектов, общей стоимостью миллиард марок.

На пути всех инициатив Шарпинга встало, однако, одно немаловажное препятствие. Дело в том, что бундесвер юридически не владеет ни своими грузовиками, ни казармами. Они – собственность немецкого государства. Таким образом, на отчуждение этой собственности в частные руки Шарпингу нужно добро от правительства и – не в последнюю очередь – от все того же министра финансов Ханса Айхеля. Долгое время тот был не в восторге от идеи распродажи бундесвером государственного добра. И только после вмешательства канцлера Герхарда Шрёдера Айхелю и Шарпингу удалось выработать компромисс – все деньги, сэкономленные в тыловой инфраструктуре бундесвера, и 80% сумм, вырученных от продажи им недвижимости, могут направляться на нужды армии в качестве целевых инвестиций.

Рудольф Шарпинг мечтает получать таким образом в год дополнительно два-три миллиарда марок и оплатить на них закупку пяти новых корветов, партии разведывательных бронетранспортеров и переоборудованных под заправщики транспортных самолетов- «аэробусов». Впрочем, перевод бундесвера на рыночные рельсы идет не так быстро, как предполагалось. Потенциальные покупатели армейской недвижимости пока выжидают, надеясь сбить цены. Оппозиционные христианские демократы шлют в парламент запросы, требуя контролировать деятельность ГЕББ, которое якобы скрывает от проверок свои финансовые потоки. ГЕББ спорит по поводу компетенций с бюрократическим аппаратом министерства обороны. А многие командиры частей, говорят, не торопятся расставаться со своей инфраструктурой, опасаясь снижения уровня боеготовности армии ввиду утраты единого контроля над всеми ее составляющими. Что же касается Рудольфа Шарпинга, то он выражает по поводу успеха своей реформы неизменный оптимизм, призывая всех коллег и оппонентов только к одному – «не суйте мне палки в колеса».

Страшное преступление парикмахерши Ильке БрюкнерВ конце сентября в Германию с очередным визитом – только пока не понятно каким – рабочим или официальным – собирается российский президент. Говорят, Владимиру Путину Германия нравится – её общественно-политическое устройство, хозяйственный механизм. Именно с Германией он собирается строить особенно тесные отношения. Наверное, также и поэтому сюда приезжают довольно много работников всевозможных российских министерств и ведомств, представителей деловых кругов, журналисты и политологи. Приезжают, чтобы присмотреться к немецкому опыту и кое-что перенять. Сегодня я хочу рассказать одну историю, которая показывает, какой немецкий опыт перенимать ни в коем случае не следует.

В своих передачах я уже не раз говорил о действующих в ФРГ правилах, регулирующих часы работы магазинов и предприятий сферы услуг. Закон пятьдесят шестого года предписывает, когда магазин торговать может, а когда на его дверях положено висеть замку. Общественные дискуссии о порочности такого рода предписаний начинаются и затухают в Германии с регулярностью смен времен года. Абсурдность государственного вмешательства в свободу торговли и сферы услуг подтверждает и эта история.

Пятидесятидвухлетняя парикмахерша Илька Брюкнер из тюрингского городка Зуль совершила страшное преступление. В своей парикмахерской она несколько раз стригла волосы клиентам в полнолуние – то есть, ночью, в непредусмотренные законом часы работы. Всю выручку за эти ночи она перевела в йенскую детскую онкологическую клинику. Власти, однако, не впечатлились таким альтруизмом и, узнав о нарушении закона, выписали Ильке Брюкнер штраф. Возмущенная парикмахерша платить его отказалась, и вот теперь последовало возмездие. Средь бела дня в парикмахерскую ворвался наряд полиции. Брюкнер как раз колдовала над прической одной из своих постоянных клиенток, но закончить укладку она не смогла. Щелкнули наручники, и в кресле осталась сидеть ошарашенная дама с мокрыми волосами и в бигудях на одной стороне головы. Ильку Брюкнер увели.

Немая сцена, свидетелем которой стал подоспевший сын, он же владелец парикмахерской Кай Петео. Он и рассказал журналистам об этой истории. Мать увели как опасную преступницу, не дали взять с собой в каталажку даже самое необходимое. Прокуратура предъявила ультиматум – написать и нотариально заверить заявление с чистосердечным признанием и раскаянием. «Какое же такое страшное преступление совершила моя мать?», - вопрошает Кай. – «За что такая суровая кара? Ведь стрижка в полнолуние была фактически сбором пожертвований. Все заработанные четыре тысячи марок она перевела на счет онкологической клиники». Он же, кстати, и объяснил смысл стрижки в полнолуние. Считается, что именно в полнолуние в кончиках волос собираются со всего организма всевозможные вирусы и бактерии, и стрижка в эти часы способствует оздоровлению человека. Так это или нет, пусть спорят ученые. Но если люди – пусть даже субъективно – чувствуют себя лучше после ночного посещение парикмахерской, зачем им мешать?

Конфликт Ильке Брюкнер с местными властями продолжается уже довольно долго. Она неоднократно обращалась в соответствующие инстанции с просьбой выдать ей специальное разрешение на стрижку волос в полнолуние, которое, в общем-то, не так уж часто и бывает. Но всё тщетно. Власти категорически отказались сделать для парикмахерши исключение. Представитель соответствующего земельного министерства по социальным вопросам заявил, что даже благородная цель не оправдывает средства. Как будто Илька Брюкнер собиралась силком усаживать по ночам в свои парикмахерские кресла жителей Зуля. А кроме того, дал понять министерский чиновник, исключение из правил для неё повлекло бы за собой целый поток аналогичных просьб со стороны зульских мясников, маляров, садовников, сантехников, сапожников и так далее. Ну и что? Если люди готовы работать и зарабатывать по ночам, если это в интересах потребителей, зачем мешать?

Ильке Брюкнер приговорили к денежному штрафу в шестьсот марок, она же должна нести и судебные издержки, или отсидеть восемнадцать суток. Но и после суда платить она не захотела. Судебный пристав попытался было описать её домашнее имущество. Но в доме у Ильке Брюкнер не оказалось ничего стоящего. Парикмахерская же принадлежит её сыну. Не подписала она и нотариального заявления. Закон предусматривает в этом случае лишение свободы на срок до шести месяцев. Парикмахерша надеется, что хоть в тюрьме ей разрешат стричь заключенных по ночам. Если ей удастся, конечно, добиться разрешения на передачу в камеру расчески и ножниц.

a name="cc"> Яков Хаимов о русском интернете в ГерманииВ немецком интернете появляется всё больше русских сайтов, таких, например, как «Русский городок», «Россия в Берлине» и так далее. Сегодня я хочу предоставить слово одному из родоначальников русских страниц в немецком интернете, представителю холдинговой группы «Рамблер» в Германии Якову Хаимову. Вот как он оценивает русский интернет в Германии:

    - В Германии есть целый ряд русскоязычных сайтов. Мы оцениваем потенциал русскоязычных профессиональных сайтов в несколько сотен, существующих на данный момент. Их количество быстро увеличивается. «Рамблер» создал немецкий сайт. Кроме немецкого «Рамблера», который старается быть лидером русскоговорящего интернета, в Западной Европе я могу назвать еще целый ряд интересных сайтов, которые вы можете посмотреть в нашем каталоге, зайдя на сайт «Рамблера». Это такие известные сайты как «Germany ru», «Русский городок», который активно рекламируется в различных русскоязычных газетах. Это «Крузенштерн» – каталог русскоговорящих сайтов и целый ряд других.

    Итак, предложений хоть отбавляй. Но есть ли на них спрос? Насколько активно пользуются интернетом наши соотечественники в Германии?

      - Интернет очень активно развивается в России. Ситуация заграницей среди русскоговорящих сильно отличается от ситуации в России. Дело в том, что я, тоже переехав вот уже почти 20 лет назад из России в Германию, могу себе представить, сколько времени требуется человеку для того, чтобы немного вжиться в это новое для него общество. Поэтому люди, которые сейчас принимают решение, скажем, о размещении рекламы в интернете, или люди, которые посещают порталы в интернете, должны чувствовать себя достаточно свободно в этом обществе, для того чтобы позволить себе работать в интернете. Большинство людей приезжало 7, 8 лет назад и последнее время у них были другие заботы. Поэтому возникла такая ситуация, особенно среди русскоязычного населения, что уровень понимания, уровень участия в развитии интернета значительно ниже, чем на, так сказать, старой родине. Вот это мы и пытаемся исправить.