1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Cool

10.06.2001 Виртуальные персонажи.

Завороженные и заражённые всеобщей компьютеризацией и виртуализацией сегодня мы попытаемся понять, в чём привлекательность виртуальных персонажей для шоу-бизнеса и потребителя.

Вопрос: «Можно ли вообще говорить о реальных персонажах в шоу-бизнесе? Или рукотворность Майкла Джексона и «Спайс гёрлз» у кого-то вызывает сомнения?»

В отношении рукотворности имиджей – сомнений нет, а в остальном есть все основания предполагать, что это обычные человеческие существа из плоти и крови. Тогда как нас интересуют анимированные и вымышленные персонажи: трёхмерные фигуры из различных компьютерных игр, такие как Лара Крофт, Каттер Слейд, Индиана Джоунс, скромные двухмерные зверушки вроде Тамагочи или Постпет, говорящая голова Попхэд - радиокомментатор кёльнской музыкальной ярмарки «Попкомм», поп-группа „Гориллаз„, а также Джар Джар Бинкс из последней серии «Звёздных войн». Все они, как и пелевинский принц Госплана, живут и действуют в виртуальных мирах.

Лара Крофт и её товарки - довольно сложно устроенные трёхмерные поверхности. Они состоят из множества расположенных в пространстве миниатюрных треугольничков, сотканных в сеть. Снаружи эта поверхность, обретающая форму «женщины-рэмбо», раскрашена, а внутри - полая, как статуя Свободы.

Но принципиальной разницы между Ларой Крофт и Ким Бэсинджер нет. Для масс все они в одинаковой степени искусственные фигуры.

Грудастый археолог с пистолетом Лара Крофт, быть может, даже немного популярнее, чем иная голливудская звезда. Ей посвящаются художественные выставки, её лицо украшает майки и мыло, она играет в музыкальных видеоклипах. И главное отличие звёзд виртуальных от реальных персонажей в том, что их любит не только публика, но и продюсеры. Для тех, кто работает в киноотрасли, актёры - неизбежное зло, сырьё для воспроизводства фотореалистичных историй, из той же примерно категории, что кулисы и прочая бутафория.

К сожалению продюсеров, в отличии от тахты или бассейна, живые люди, обладающие определённым талантом, обычно трудно поддаются контролю: они способны замучить своими прихотями и непредсказуемостью всю съёмочную команду. То же самое касается и взаимоотношений супермоделей, рок-музыкантов и их продюсеров. Поэтому, не исключено, что при нынешнем развитии цифровых технологий реальные актёры и исполнители в недалёком будущем могут разделить судьбу тапёров в эпоху звукового кино.

Техника не производит грёзы и не манипулирует трендами. Техника позволяет достичь того, о чём все давно мечтают. Например, избежать тирании поп- и кинозвёзд. Рассказывать истории, не будучи привязанным к ограниченному своими физическими возможностями, но обладающими массой пороков и слабостей, человеческому материалу.

Киберзвёзды вроде японки Киоко Дейт или Лары Крофт - лишь первые ласточки готовящегося вторжения виртуальных гуманоидов во все сферы массовой культуры. Эта тенденция довольно внятно прослеживалась в тематических павильонах Всемирной ярмарки «Экспо - 2000» в Ганновере или в последней части «Звёздных войн» Джорджа Лукаса.

В самом начале эры кино продюсеры не называли имён актёров - вдруг иной талантливый жестикулятор воспользуется своей известностью, станет «незаменимым» и затребует высокий гонорар?!

Вплоть до десятых годов прошлого века подавляющее большинство актёров немого тогда кинематографа оставались безымянными. Публика знала их в лицо и награждала эпитетами, вроде «мужчина с вечно печальным взглядом» или «девушка с кудряшками».

Индивидуальность актёры кино обрели благодаря Карлу Леммле, шефу «Индепендент моушн пикчерз». Леммле решил, что «великие имена», извлечённые из безымянной актёрской толпы, будут способствовать прокату и приносить дополнительные барыши. Первой звездой «Ай-Эм-Пи» стала Флоренс Лоуренс.

Сделав ставку на «звёздный имидж», Голливуд вскоре об этом пожалел. В отличии от театра, в кино в те давние времена от актёров большого мастерства не ждали. Одно их присутствие на экране приманивало публику. Начиная с 20-х годов прошлого века растущая слава и популярность звёзд кино стала приносить им астрономические гонорары и расширила их влияние на производство.

Десятка полтора наиболее удачливых «поднимают» сегодня суммы в 20 и более миллионов долларов за несколько месяцев работы в очередном фильме. И это при том, что практически ни одна их роль в боевиках и триллерах не обходится без поддержки каскадёров, высокотехнологичных трюков и компьютерных эффектов. Менее удачливые актёры и статисты трудятся за гроши, влача жалкое существование на грани прожиточного минимума. «Я никогда не говорил, что актёры – это скот. Я всего лишь говорил, что с актёрами следует обращаться как со скотом» - так Альфред Хичкок выразил то, что думали и продолжают думать об актёрской братии многие режиссёры, чьи планы создать идеальный софтвэр часто рушились по причине строптивости человеческого материала.

Первые удачные эксперименты с использованием виртуальных гуманоидов состоялись в начале 90-х. Плацдармом для цифровых инноваций стали рекламные и музыкальные видеоклипы.

Воскресшие Хамфри Богарт и Джон Вэйн рекламировали диетическую «Кока-колу» и прочую дребедень. В кино новой вехой стали псевдодокументальные сцены фильма «Форрест Гамп» Роберта Земекиса. С лёгкой руки специалистов из фирмы Джорджа Лукаса «Индастриал Лайт энд Мэджик» экс-президенты США Ричард Никсон, Линдон Джонсон и Джон Кеннеди произносили слова и совершали жесты, придуманные сценаристом и режиссёром. Но всё это было в «цифровом средневековье», то есть в начале 90-х.

Лет пять назад появились первые реалистично сконструированные и движущиеся виртуальные красавицы: американская «женщина-рэмбо» Лара Крофт и японская певица и радио-ди-джей Киоко Дэйт. И вдруг выяснилось, что большинству из нас безразлично, что мы видим на экране телевизора или компьютера – фигуру реальную или виртуальную.

Киберкрасавица Киоко Дэйт прославилась в Японии как ведущая музыкальной программы. Но, когда подростки узнали, что она существует только по ту сторону монитора, они ничуть не опечалились. Передача Киоко приобрела массовую популярность, сама она за короткий срок стала фотомоделью, поп-звездой и телеведущей. У неё появилось своё агентство по связям с общественностью: сотрудники разбирали мешки писем от восторженных поклонников и отвечали на них.

Разговор о виртуальных кинозвёздах мы продолжим в следующей передаче, а сейчас - материал Сергея Невского о британской виртуальной поп-группе.

Произошла забавная вещь - 5-е место в нынешнем английском хит-параде заняла рок-группа «Гориллаз» , которой на самом деле нет. Ее музыканты - рисованные фигуры, персонажи комиксов. Плод больной фантазии и бессонных ночей двух «дуракаваляющих» лондонцев. Одного зовут Джемми Хельвет, другого – Демон Элберн.

Ребята пришли, что называется, не с улицы: Хельвет - рисовальщик, в начале 90-х он придумал чрезвычайно успешный комикс «Tank Girl», по нему был потом снят фильм, который, впрочем, успеха не имел. Другой отец «Гориллаз», Демон Элберн, вообще солист знаменитой английской бой-группы «Blur», еще два года назад уверенно штурмовавшей хит-парады по всему миру.

«Как-то раз, - признался Хельвет журналистам, - я понял, что устал и старею, и что надо что-то делать. А поскольку я умею играть на инструменте, - скромно добавляет Элберн, - то мы решили, что самое лучшее придумать виртуальную рок-группу».

Затея удалась, и нынче главный хит «Гориллаз» „Clint Eastwood“ гуляет по FM-радиостанциям, звучит на дискотеках, в гастрономических отделах лондонских универмагов и прачечных. Причина успеха едва ли заключается в уникальности музыкального стиля группы. Его нет. Есть нечто собранное вместе из мелодичного английского попа, хип-хопа и регги. Общее впечатление: нечто гнусавое, грязно записанное с перманентным бочковым эффектом и очень, очень обаятельное.

Однако кто уж действительно обаятелен, так это сами музыканты, которых, повторюсь, на самом деле нет. Кто же они такие?

Во-первых, это бас-гитарист Murdoc, названный так, вероятно, в честь магната-однофамильца, владельца лондонской „Таймс“ Руперта Мердока. Это чистое обаяние: зубы зеленые, глаза красные и светится, а на груди. – амулет с черепушкой. По убеждениям Murdoc сатанист, на мир и на людей смотрит скептически, а временами склонен к самым решительным действиям. Между прочим, на днях ему стукнуло 35-ть, поскольку родился он, как и следовало ожидать, 6 июня 66 года.

Еще в группе есть певец, которого в лучших рэпперских традициях зовут аббревиатурой „2D“. Но он совсем не рэппер, к тому же он – белый, только волосы лиловые, а майка (обычно) розовая. 2D это тот, кто все время так гнусаво и мелодично поет, а в действительности же за кадром сам отец-основатель группы Демог Элберн. У 2D фигура долговязого подростка, добродушная физиономия и, как сообщается на интернетовском сайте группы, „разум дошкольника“.

По легенде, Мердок и Туду познакомились следующим образом. Мердок решил ограбить музыкальный магазин и въехал туда через витрину на своем зеленом багги. Витрина разбилась. Это было начало прекрасной дружбы. 2D утверждает, что Мердок спас ему жизнь и вообще наставил на путь истины. Мердок же, напротив, говорит, что его любимое занятие колотить 2D чем под руку попадется.

Ударника группы, черного верзилу по имени Рассел, в глубоком детстве выслали в безопасную Англию из Нью-Йорка, где вся его семья погибла в перестрелке. Как и все ударники в рок-группах всех времён, он на втором плане, и ни в каких эксцентричных привычках не замечен.

Но лучше всех в группе вторая вокалистка и гитаристка по имени Nudle, то есть «лапша». Она - японка, маленькая, но очень активная и, несмотря на невинный возраст - ей 10 лет, - Nudle является крупной специалисткой по восточным единоборствам, поэзии хайку и заварке чая. По-английски она не говорит, зато на голове у нее наушники с миниатюрными антеннами и, когда она в экстазе прыгает до потолка, эти антеннки трепещут и дергаются. К слову сказать, в экстазе она всегда.

Замечательна также история ее трудоустройства. Прочитав в газете объявление о наборе группы, Nudle упаковалась в ящик с дырочками и велела отнести его в посылочное бюро «Федерал Экспресс». Сегодня здесь, а завтра - в Лондоне, где певицу и распаковали. И вот она - звезда.

Понятно, что такой колоритный состав был обречен на успех. Вообще, любой менеджер знает, как трудно создать из ничего преуспевающую бой- или гёрл-группу. Гладкие, как мыльные пузыри, похожие друг на друга, эти бесчисленные мальчики и девочки появляются ниоткуда, засаживают, если повезет, единственный хит, и так же бесследно исчезают. А если не исчезают, то сразу начинаются проблемы: наркотики, сольные альбомы, неприятности с полицией. А если миновала и эта фаза, то, бывает, что вчерашние Nobody, достигнув успеха, посылают своих менеджеров на все четыре стороны, что тоже обидно.

А тут какая благодать - четверо нарисованных персонажей. У одного – уголовное прошлое, у остальных явно не все дома. Но никакой, поверьте, ревности, никаких внутренних интриг, и уж точно никаких неприятностей с полицией. Зато харизмы хоть отбавляй. Не случайно продюсер фирмы EMI, в чьей дистрибьюции находятся «Гориллаз», недавно заявил, что это его любимые клиенты.

Что до публики, то ей, очевидно, все равно, с кем иметь дело - с настоящими поп-героями или нарисованными. И те, и другие – недоступны, и на поверку оказываются чистой иллюзией. Более того, нарисованные рокеры даже более приветливые, чем настоящие. Они отвечают на письма и дают разные житейские советы. Слушатели, понятное дело, благодарны. И когда недавно Мердок заявил в Интернете, что у него угнали вагончик, в котором он жил, вся Англия бросилась искать. И , кажется, нашли.

Другая составляющая успеха этой удивительной группы - это реальные звезды, с которыми «Гориллаз» выступают вместе. Их главный хит «Клинт иствуд» они, к примеру, записали вместе с человеком по имени Deltha funky Homosapien, быть может, самым талантливым из ныне живущих рэпперов. Еще вместе с ними поет 90-летний кубинец Ибрагим Феррер, тот самый, про которого Вим Вендерс снял свой фильм „Buena Vista social club“. Поет он, к счастью, без слов, только завывает тихонечко. А может, это не он? Может, это сэмпл - чудеса компьютерной симуляции, вроде ожившей Мэрилин Монро в постели с Леонардо ди Каприо?

В этом размывании границ между реальным и виртуальным миром и состоит специфика нынешней ситуации. Еще пример из этой области - многосерийный мультфильм „South Park“, где в эпизоде выступил композитор-минималист Филип Гласс. „Гориллаз“ популярны потому, что они обнажают, выводят на поверхность фиктивный характер современного музыкального рынка и противостоят ему со свойственными им неряшливостью и анархизмом.

Кстати, 28 июня «Гориллаз» выступают в Бирмингеме. Живьем. Может быть, они существуют?