1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Суть дела

10.05.2001 Когда же Дума примет Закон «Об альтернативной службе»?

Право на альтернативную службу гарантировано российской Конституцией. Граждане России имеют право на замену действительно военной службы альтернативной гражданской, если служить в армии им не позволяют убеждения или вероисповедание. Однако до сих пор в России, в отличие от Германии и многих других стран, не существует закона об альтернативной службе. В этом году рабочая группа комитета Госдумы по законодательству подготовила проект федерального закона об альтернативной гражданской службе. Основные авторы закона – депутаты Юлий Рыбаков и Эдуард Воробьев. Первый вариант законопроекта был официально внесен в Думу Юлием Рыбаковым еще в апреле прошлого года. Тогда правительство представило на законопроект два отрицательных отзыва. Проект был существенно переработан с учетом этих замечаний. В свою очередь группа депутатов генералов во главе с председателем комитета по обороне Андреем Николаевым внесла свой проект закона. Военные утверждают, что именно их проект поддерживает Кремль и правительство России. Внесение нового проекта несколько тормозит процесс утверждения закона об альтернативной службе в Госдуме, потому что новый проект перед обсуждением должен пройти через множество инстанций. Тем не менее возможно, что уже в мае Думе придется выбирать между двумя вариантами закона. Ситуацию комментирует автор одного из законопроектов Юлий Рыбаков.

    - Мы столкнулись с коварным шагом со стороны министерства обороны, которое через генерала Николаева вытолкнуло его законопроект. В результате рассмотрение нашего тормозится, поскольку теперь два законопроекта должны будут рассматриваться вместе, а для этого нужно, чтобы проект Николаева прошел те же стадии оценок и согласования, которые прошли мы. Если мы предлагаем возможность полуторного срока по отношению к обычному сроку военной службы для тех, кто будет проходить гражданскую службу по месту жительства и одинаково с военным сроком прохождение ГС для тех, кто будет проходить ее в других местах (не по месту жительства), то Николаев и товарищи предлагают четырехлетний, то есть двойной срок проходящих гражданскую службу.

    Военные, защищая свою позицию, ссылаются на опыт западных стран. Говорит председатель комитета Госдумы по обороне генерал Андрей Николаев.

      - В Германии, например, срок альтернативной службы больше в полтора раза, чем срок военной службы. Мы советовались с министерством труда и другими министерствами и ведомствами, советовались со специалистами, которые занимались разработкой законов, связанных с трудом, и определили срок службы, превышающий срок военной службы в два раза. При этом мы в полтора раза определили увеличение срока службы для людей, которые будут проходить альтернативную службу в военных организациях, но без оружия в руках, то есть в системе обеспечения тех же Министерства обороны, Министерства внутренних дел, в других структурах, но без оружия в руках. На наш взгляд это обосновано, поскольку военнослужащие двадцать четыре часа в сутки фактически выполняют свои обязанности, а человек, проходящий альтернативную гражданскую службу, практически имеет лишь незначительные изъятия из своей гражданской жизни. Мы убеждены, что наша задача не создать ему дополнительно сложности, а создать равные условия с точки зрения прохождения военной и альтернативной гражданской службы по затратам, которые несет человек в ходе этой службы.

      Юлий Рыбаков считает, что вариант военных существенно ущемляет права человека

        - Мы исходим из нескольких основных постулатов. Во-первых, человек не обязан доказывать своих собственных убеждений, человеку достаточно заявить о наличии таких убеждений, будь то религиозных или нравственных, которые не позволяют ему давать присягу и брать в руки оружие. Эта позиция вызывает резкое неприятие у нашего генералитета, который требует, чтобы в законе было сформулировано обязанность доказывать свои собственные убеждения. Мы считаем, что альтернативную гражданскую службу люди могут проходить по месту собственного жительства. Наши оппоненты, военные, в частности, генерал Николаев, указывают на недопустимость прохождение гражданской альтернативной службы по месту жительства. Они говорят о том, что необходимо, справедливости ради, уровнять по тяготам прохождения службы как в армии, так и на гражданке. И, наконец, третья позиция, в которой мы расходимся с военными: мы считаем, что альтернативная гражданская служба должна быть причислена к особому роду государственной службы в гражданских ведомствах. Ни в коем случае нельзя позволить, чтобы проходящие гражданскую службу служили при воинских частях. Потому что для них это превратилось бы в каторгу. Сосуществование рядом солдата, взявшего в руки оружие, давшего присягу убивать по приказу в одной казарме рядом с проходящим гражданскую службу, который отказался от этого, приведет к неминуемому столкновению между ними. Поэтому мы и предлагаем ГС причислить к Министерству труда и социального развития и практически полностью исключить соприкосновение с военными. Единственное исключение, которое мы делаем, это возможность службы в военных госпиталях, но только для тех, кто служа там в качестве гражданского персонала, не давая не присяги, не обязательств жить в этой казарме, будет иметь возможность жить у себя дома.

        Свое мнение по вопросу об альтернативной гражданской службе имеет и комитет солдатских матерей. Послушаем, что думает об этом сотрудник комитета Юлия Горячева.

          - Мы вообще придерживаемся следующих принципов: альтернативная служба должна быть гражданской, носить только социально-значимый, полезный для общества характер. Представление АГС должно обеспечиваться по заявлению, носить уведомительный характер, никаких доказательств не должно быть, прохождение АГС должно осуществляться по месту жительства, а в других случаях необходимо заключение добровольного контракта, не допускающего проживание в казарме и создание трудовых армий. Четвертое наше положение, это тот же самый срок службы, что и военной, не больше. Все это не выполняется николаевским законом, там срок службы 4 года, в 2 раза превышающий срок военной службы. Убеждение надо доказывать, вероисповедание надо доказывать. При чём мало доказательств со стороны гражданина, надо ещё чтобы истинность его убеждений засвидетельствовали другие граждане, которых этот гражданин должен назвать. Кроме того, принцип службы экстерриториальный и проходить службу, в том числе альтернативную можно, в том числе в воинских частях на гражданских должностях. Невозможно, чтобы в казарме, а возможно в одной и той же казарме находились и ребята служащие по призыву на военную службу, и ребята проходящие альтернативную гражданскую службу. Между ними будет вражда. Кроме того, в воинской части гражданин обязан подчиняться приказам начальства, а гражданин поступивший на альтернативную гражданскую службу не может быть в подчинении у военнослужащего.

          Генерал Николаев полагает, что критика его законопроекта со стороны группы Воробьёва-Рыбакова во многом связано с недостаточно хорошим знанием того, что на самом деле предлагает комитет по обороне.

            - Перед вами убеждённый сторонник необходимости принять закон «Об альтернативной гражданской службе», требование о принятии которого, вытекающее из конституции РФ, не было реализовано в последние годы. Будущие вооружённые силы, при изменении состава и соотношения между контрактниками и военнослужащими по призыву, потребовали гораздо меньшего количества призывного контингента. Примерно 600 000 граждан, которые не подлежат призыву в вооружённые силы и не имеют соответственного освобождения от службы перед своим государством, могут быть использованы с учётом их профессии, с учётом их взглядов, с учётом территории, на которой они проживают в интересах общества, в интересах государства. Так, например, мы в законе предполагаем, что люди имеющие педагогическое образование могли бы выполнить свой долг не с автоматом в руках, а осуществляя педагогическую деятельность в школах. Медики могли бы поехать в небольшие наши города, в населённые пункты, для того, чтобы работать в сельских больницах. При этом мы готовы, в нашем законопроекте это прописано, учитывать особенности семейного положения, подготовки, специальности людей, используя принцип, как правило территориальный, но при этом, в случае согласия людей экстерриториальный принцип. В этом случае люди по договору могли бы поехать для выполнения совместной задачи, допустим в системе связи, или транспорта. Железнодорожного транспорта.

            Позиция Министерства Обороны состоит в том, что альтернативная служба и служба по призыву должны быть максимально схожими по нагрузке. Вот что об этом думают в комитете солдатских матерей.

              - Они всё время говорят о том, что военнослужащие по призыву должны быть по тяготам и льготам, которые влечёт за собой служба приравнены с альтернативной гражданской службой. Это же неверный подход. Без согласия тех, кто направлен на альтернативную гражданскую службу, могут направить на службу, которая связана с риском для жизни и здоровья. Они должны выполнять беспрекословно все поставленные перед ними задачи, в любых условиях. Передвигаться они могут только в пределах населённого пункта, на территории которого расположена организация, где они проходят службу. Для передвижения в другое место нужно специальное разрешение. Размер зарплаты определяется законодательством РФ, но не указано каким. Запрещается заниматься другой оплачиваемой деятельностью. Это тоже очень настораживает. По николаевскому закону, если жена работает, мужа призывают на военную службу, а если жена не работает, то мужу можно пройти альтернативную гражданскую службу, но при этом он будет получать зарплату очень низкую, которой не хватит для обеспечения семьи, а другой оплачиваемой деятельностью заниматься запрещено. Время на дорогу в отпуск составляет не более 2 дней в оба конца, и это при экстерриториальном принципе. А у нас Россия огромная, и если он будет служить где-то на дальнем востоке, а жить на западе, то дорога займет, по крайней мере, 10 дней, путешествие самолётом вряд ли оплатят.

              Однако, пока закон не принят, как быть тем, чьи религиозные или нравственные убеждения не позволяют служить в армии? Теоретически в случае иска о замене военной службы альтернативной суды обязаны применять Конституцию как закон прямого действия. Однако в действительности отстоять свои права в Российском суде отказникам сложно. Европейский суд по правам человека принял к рассмотрению дела двух российских граждан, отказавшихся от военной службы по убеждению. Один из них Пётр Чурбанов верующий пятидесятник.

                - Я отношусь к церкви «Христиан веры евангельской», основывается наше учение на священном писании- Библии. Я в церковь стала ходить с 96-го года, у меня ходила мама недолгое время, мне стало интересно. После того, как я пришёл в церковь в первый раз, мне очень понравилось то, что во многих людях я увидел то, что я не видел до этого момента, ту радость, ту доброту, которая в них была на их лице, которая была видна в их глазах. Почувствовал, что здесь на самом деле есть бог, и я здесь нашёл смысл жизни. Я не имею право брать оружие в руки и убивать людей. Не в моей власти давать людям жизнь, не в моей власти забирать её. Не могу я клясться, потому что это опять же противоречит моим убеждениям, которые я имею твёрдые. И не отступлюсь от них.

                Пётр Чурбанов подвергается постоянному давлению со стороны военных.

                  - Конечно, когда я заявил в военкомате, и подали мы заявление о поступлении на альтернативную гражданскую службу, что я отказываюсь служить в вооружённых силах по религиозным убеждениям, всё это было принято очень отрицательно. Постоянно, до сегодняшнего момента идёт со стороны военных прессинг, чтобы любыми способами заставить меня служить в вооружённых силах. Мы писали много просьб, чтобы предоставили по Конституции РФ право на альтернативную гражданскую службу. Этой весной исполняется 4 года с момента начала таких вот наших отношений с вооружёнными силами РФ, в частности с военкоматом нашего Люберецкого района. На протяжении этих 4 лет они не оставляют нас в покое, что проявляется в угрозах физической расправой, тюрьмой. Потом на эмоциональном уровне это проявляется так же и со стороны милиции в виде агрессии. Недавно они пришли ко мне домой, и захотели войти, но им не открыли дверь. На наш отказ они просто стали ломать дверь и пытались зайти. Они приходили несколько раз и, не добившись результата, ушли. Скоро будет призыв, и я думаю, что они снова проявят себя. Надеемся всё время на лучшее, что не сегодня так завтра этот вопрос решится в нашу пользу. Всё-таки есть вот эта опора – Конституция РФ. Она верховный закон и поэтому мы надеемся, что мы добьёмся того права, которое нам предоставлено как гражданам РФ.

                  - 7 лет назад была принята эта норма, норма Основного Закона, который обязывает нас урегулировать вопросы права гражданина на альтернативную службу вместо военной при помощи специально утвержденного для этого закона. Так говорит наша Конституция. Российский Парламент - Государственная Дума не в состоянии решить этот вопрос. Тому несколько причин. Это и менталитет советского человека, который не позволяет ему согласиться с правом на замену каких-то гражданских обязанностей другими. Ибо в менталитете советского человека заложен приоритет интересов государства над интересами отдельного человека. Другая причина это боязнь генералитета, боязнь высшего офицерского состава, его старой кадровой части потерять то привилегированное положение, которое они имеют благодаря существованию системы принудительного призыва в ту огромную армию, которую Российское государство, российское общество сегодня не в состоянии прокормить. Но эта армия, её численность, обуславливают и определённые привилегии офицерства, офицерства непомерно разросшегося. Сегодня на четырёх солдат мы имеем одного офицера. Они понимают, что если возникнет система альтернативной гражданской службы, численность призывников может сократиться и это их категорически не устраивает.

                  Это было мнение депутата государственной думы Юлия Рыбакова. Скоро российским парламентариям предстоит решать, какой из двух законопроектов закона «Об альтернативной службе» лучше. Будем надеяться, что при этом они будут исходить не их узковедомственных, групповых интересов, а их интересов граждан своей страны. Мы будем следить за развитием ситуации.