1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

История

1000 страниц о Великой войне

Впервые за несколько десятилетий немцы серьезно занялись историей Первой мировой войны. Но главная цель этих исследований - вовсе не в том, чтобы найти виноватых.

"Великая война" - название книги историка и публициста, профессора кафедры политологии Берлинского университета им. Гумбольдта Херфрида Мюнклера (Herfried Münkler). Заглавие это носит программный характер. "Великой" начавшуюся в 1914 году войну называют обычно британцы, французы и итальянцы, но немцы - почти никогда. Для исторической памяти немцев Вторая мировая, которую развязали германские национал-социалисты и которая стоила Германии неизмеримо бóльших человеческих и политических жертв, имеет намного более важное значение. Не удивительно, что почти 1000-страничная книга Мюнклера - самое серьезное немецкое исследование Первой мировой войны за последние несколько десятилетий.

Если б не было войны...

Первую мировую Херфрид Мюнклер называет "пра-катастрофой", "основополагающей", "первичной" катастрофой ХХ века. Дело не только в человеческих и политических масштабах трагедии. Первая мировая - это около 15 миллионов убитых на полях сражений и жертв среди мирного населения, миллионы калек, половина Европы в руинах, падение старых империй и появление новых, неутоленный реваншизм... Однако важны не только, так сказать, количественные аспекты, но и качественные. "Без этой войны, - подчеркнул историк в интервью DW, - не было бы Второй мировой войны, не было бы, наверное, большевистского переворота в Петрограде, сталинизма и национал-социализма".

Обложка книги

Обложка книги

По мнению Мюнклера, не будь Первой мировой, идеология не играла бы столь важную роль в мировой политике и не настала бы "эра диктатур". "Если бы не произошло то, что произошло в 1914 году, - убежден Херфрид Мюнклер, - европейская история могла бы, без сомнения, пойти по другому пути".

Но история, как известно, не знает сослагательного наклонения. Почему же локальный конфликт вылился в мировую бойню? Почему война, которой летом 1914 года, казалось, никто не хотел, все же началась? Самая распространенная версия: Первая мировая стала логическим следствием роста германского милитаризма. Немецкий историк с этим не согласен. В своей книге и в интервью DW он перечислил множество факторов, которые привели к войне. Не подлежит сомнению, что главную роль тут сыграли конкурирующие интересы крупных европейских держав. Но решающим явился, как выражается Мюнклер, "политический фатализм".

Контекст

Политические элиты Германии, Австро-Венгрии, Турции, Болгарии, Франции, России, Великобритании, Сербии были уверены в том, что война рано или поздно начнется и, по существу, ничего не сделали для того, чтобы ее предотвратить. Балканский конфликт перерос в мировую войну, потому что политический истеблишмент Европы показал свою полную недееспособность, переложив принятие решений на плечи военных.

Вертикальный разрез истории

Разумеется, немецкий историк больше всего пишет в своей книге о Германии, о ее политике в канун и во время Первой мировой войны. Фактический материал переработан колоссальный: от манифестов - до военных реляций, от газетных репортажей - до писем с фронта. В своей книге Херфрид Мюнклер представляет исторический пласт, если можно так выразиться, в вертикальном разрезе.

Что бросается в глаза: автор "Великой войны" необычно много пишет о случайностях, роль которых в 1914 году была, по его мнению, очень важна. Такой "игрой случая" было и сараевское убийство наследника австро-венгерского престола, ставшее поводом для начала военных действий. То, что покушение удалось, граничит с чудом. После того, как один из заговорщиков, бросивший бомбу, вообще не попал в машину эрцгерцога, и его схватили, Франц Фердинанд поехал на выступление в городскую ратушу, куда он и ехал до нападения. Затем решил навестить в больнице раненых во время покушения, но шофер повернул не на ту улицу. А когда стал разворачиваться, машину увидел Гаврило Принцип, совершенно случайно оказавшийся в этом месте. Он и застрелил эрцгерцога.

Херфрид Мюнклер

Херфрид Мюнклер

О втором случайном обстоятельстве, также сыгравшем роль, гораздо меньше известно. Мюнклер о нем упоминает, чтобы показать, выражаясь несколько пафосно, из каких крошечных искр разгорелось пламя. У немцев был шпион - служащий российского посольства в Лондоне. Он отвечал за связь и читал практически всю дипломатическую почту. Антон (так звали шпиона) сообщил немцам, что Великобритания и Россия ведут тайные переговоры о заключении военно-морского соглашения. Германский МИД официально запросил информацию об этом у британского министра иностранных дел, но тот ответил, что такие переговоры не ведутся. Немцы решили, что их обманывают. Это усилило недоверие не только к державам Антанты, но и к собственным возможностям мирно урегулировать спорные вопросы.

Кто виноват и что делать

Все это, разумеется, вовсе не значит, что Германию "втянули" в войну. Мюнклер вообще не мыслит в таких категориях. Дискуссии о том, кто конкретно виноват в развязывании Первой мировой войны, историк называет "непродуктивными". Сейчас разговоры на эту тему можно отнести разве что к сфере морали, даже если в Версальском договоре было прямо сказано, что вина лежит на одной только Германии. Но это было почти 100 лет назад. Сегодня, как считает Мюнклер, имеет смысл вести разговор не о степени ответственности той или иной ведущей европейской державы, а о том, как можно предотвращать подобные войны.

На взгляд Херфрида Мюнклера, чтобы не допустить эскалации конфликтов, очень важно положиться на меры взаимного доверия, причем подкрепленные институционно. Он называет здесь ОБСЕ, Европейский Союз и НАТО. Кроме того, как подчеркнул Мюнклер в интервью DW, "история Первой мировой учит нас не терять из виду конфликты на периферии". Недооценивать такие конфликты опасно, именно поэтому, убежден историк, так важны "европейские полицейские подразделения, европейские вооруженные силы и, разумеется, европейская экономическая помощь".

Herfried Münkler.
"Der Große Krieg: Die Welt 1914 – 1918"
Rowohlt, Berlin