1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Европа

10 лет ''сербской революции'': как рухнул режим Милошевича

Прошло 10 лет с тех пор, как в Сербии после массовых протестов рухнул режим Милошевича. О том, как свершилась "сербская революция", рассказывают немецкие журналисты, ставшие свидетелями событий тех лет.

Штурм парламента Сербии 5 октября 2000 года

Штурм парламента Сербии 5 октября 2000 года

24 сентября 2000 года в Сербии были объявлены результаты президентских выборов: 48 процентов голосов набрал Слободан Милошевич, его основной соперник - оппозиционный кандидат Воислав Коштуница - лишь 40 процентов. Реакция оппозиции была незамедлительной: она заявила, что исход выборов откровенно подделан и "подчищен" властью, ведь по данным независимых наблюдателей Коштуницу поддержали не менее половины избирателей. Демократическая оппозиция Сербии призвала граждан страны выйти на улицы.

Так началась акция протеста, которая затем переросла в многодневную общенациональную забастовку. 5 октября демонстранты заняли здание парламента, а на следующий день Милошевич был вынужден признать свое поражение и объявил победителем выборов Коштуницу. По мнению многих немецких журналистов, находившихся в те дни на Балканах, "сербскую революцию" 2000 года можно поставить в один ряд с такими эпохальными событиями, как падение Берлинской стены.

На свой страх и риск

Балканский корреспондент журнала Spiegel Ренате Флоттау (Renatte Flottau) вспоминает, что тогда попасть в Белград немецким журналистам было практически невозможно: «У меня не было разрешения на проживание, фактически, я находилась в ссылке в Черногории. За один день до начала демонстраций я просто перешла границу и оказалась в Сербии. Если бы я обратилась за разрешением, то была бы выслана из страны»,

Однако нужно было не только попасть в Белград, но и найти возможность делать репортажи, а власть этого не хотела. Зарубежные журналисты были обязаны отмечаться в полиции, чтобы продлить разрешение на проживание, а незадолго до выборов, все разрешения были отобраны. Фактически представители зарубежных СМИ находились в городе без разрешения власти, на свой страх и риск.

"Он готов"

Как вести репортажи, откуда, с кем брать интервью, - все эти вопросы нужно было решать по обстоятельствам, а обстановка в городе накалялась. Бастующие тысячами собирались в центре Белграда, били в барабаны и громко скандировали: Gotov je, что означает - "он готов", имея в виду поверженного Милошевича. Тем не менее, постепенно стало ясно, что окончательная "битва" состоится у здания парламента или у резиденции президента.

Сербские демонстранты скандируют: Он готов!

Он готов!

Самой большой проблемой для зарубежных журналистов была связь. После того как протестующие подожгли телецентр, исчезло и то небольшое "окно", через которое можно было отсылать сообщения, фотографии и видеорепортажи из Белграда. Фактически в распоряжении корреспондентов оставался лишь телефон.

Журналист немецкого телеканала ARD Франц Штарк (Franz Stark) смог пробраться в здание Белградского магистрата, где в то время расположилась демократическая оппозиция во главе с Зораном Джинджичем, будущим премьером новой Сербии, и даже провести с ним интервью. Штарк рассказывает: "Джинджич вполне резонно заметил, что нельзя допустить эскалации насилия в городе. Он сказал, что оппозиция победила и смогла достичь своих целей. И еще: все будет развиваться так, как этого хотят оппозиционеры".

Страх был ощутим

Зоран Джинджич

Зоран Джинджич

Будущий премьер Сербии, который позднее погиб от рук киллеров из бывших элитных десантных частей Милошевича "Красные береты", в эти дни продемонстрировал твердый характер и умение находить кратчайший путь к достижению поставленных целей. То, что удалось избежать многочисленных жертв при штурме здания парламента, - во многом его личная заслуга. Тем не менее без беспорядков не обошлось, и 5 октября вечером здание парламента было подожжено демонстрантами. Белград замер в ожидании реакции Милошевича и верных ему силовых структур. До вооруженного конфликта оставался один шаг.

"Страх был ощутим. Все действительно боялись, что Милошевич применит танки. В этом случае оппозиция, которая в прямом смысле этого слова окопалась вокруг здания сербского парламента, могла противопоставить только калашниковы. У нее не было никаких шансов выстоять", - вспоминает Ренате Флоттау. Но утром 6 октября события стали развиваться по другому - мирному сценарию. Теперь уже не установить, что двигало Милошевичем, когда он отказался от дальнейшей борьбы и объявил Коштуницу победителем.

Новая глава в истории Сербии?

Немецкие журналисты ликовали вместе с белградцами. Ренате Флоттау позвонили из редакции и поздравили, словно она и сама была участником событий. "Я вспоминаю, что действительно находилась в состоянии эйфории и была уверена, что в истории Сербии теперь начнется совершенно новая глава", - рассказывает корреспондент немецкого еженедельника Spiegel. А Франку Штарку особенно запомнилась такая деталь: "Какая-то девушка подбежала к полицейским и говорит: "Ну, теперь-то не смотрите так строго, улыбнитесь"!

Слободан Милошевич на заседании Гаагского трибунала

Слободан Милошевич на заседании Гаагского трибунала

Еще через полгода после этих событий Слободан Милошевич был выдан новым правительством Сербии Гаагскому трибуналу, а 11 марта 2006 года он умер в камере предварительного заключения, не дождавшись приговора. Сегодня многие немецкие обозреватели отмечают, что нынешние власти Сербии практически вернулись на националистические позиции режима Милошевича, а люди из его близкого окружения по-прежнему занимают ключевые государственные посты или являются представителями финансовой элиты страны.

Автор: Александр Сосновский
Редактор: Глеб Гаврик

Архив

Контекст

Пресса