1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Беларусь

10 лет всевластия

24 ноября исполнилось 10 лет со дня проведения в Беларуси референдума по изменению Конституции, вследствие чего полномочия президента значительно расширились за счет других ветвей власти.

Согласно официальным результатам референдума, большинство граждан Беларуси поддержало предложение президента по изменению основного закона страны. В результате был распущен Верховный совет 13-го созыва, и принята новая Конституция. Обстоятельства, при которых проводился референдум, были подвергнуты широкой критике, и многие страны, включая США и страны-члены ЕС, не признали его результаты.

„24 ноября 1996 года в стране прошли события, которые международное сообщество в лице тогдашнего председателя Парламентской Ассамблеи Совета Европы охарактеризовало, как антиконституционный переворот. К этому добавить практически ничего невозможно. Потому что в том, что и как проходило, была заложена основа для всех нелегитимных, незаконных действий, которые мы наблюдали впоследствии“,

- рассказывает Анатолий Лебедько, бывший депутат Верховного Совета 13-созыва. По его словам, данный референдум изменил саму страну, ее облик и структуру управления. Белорусский политолог Валерий Карбалевич вспоминает, почему 10 лет назад возникла потребность в проведении референдума:

„Через два года после своего правления Лукашенко решил, что Конституция ему мешает, что у него мало полномочий, и решил ее поменять. Он предложил новый вариант Конституции, которая предусматривает фактически ликвидацию системы всяческих противовесов и предоставляет всю власть президенту. Верховный Совет, тогдашний парламент, выступил против таких предложений. Но предотвратить проведение референдума по Конституции он не мог“.

Референдум проходил в крайне недемократических условиях, - продолжает Карбалевич. По словам политолога, белорусские граждане вряд ли понимали до конца, в чем суть разных конституций. Голосование шло по принципу «за» или «против» Лукашенко. Однако смысл референдума состоял совсем в другом:

„Вопреки закону, президент поменял своим указом председателя Центральной избирательной комиссии. Её законный председатель Виктор Гончар был силой выброшен из своего кабинета, туда была назначена Лидия Ермошина, которая до сих пор является председателем Центризбиркома».

При этом Конституционный суд признал, что голосование по вопросу Конституции не является обязательным, а только консультативным, указывает Валерий Карбалевич. Итоги голосования нуждались в обсуждении и утверждении парламентом. Вместо этого часть депутатов Верховного Совета, поддержавшая Лукашенко, собралась в другом помещении и, не имея кворума, проголосовала «за». Белорусский правозащитник и юрист Гарри Погоняйло расценивает это как:

«... уголовно-наказуемое деяние. И участники этого преступления должны будут понести уголовную ответственность».

По словам Погоняйло, ведущего дела бесследно исчезнувших оппонентов Лукашенко, белорусские власти несут ответственность за целый ряд преступлений:

Эп изод с политически мотивированными исчезновениями наших оппозиционеров – это уже международное преступление. Оно карается и нашим кодексом по статье 128 УК и не имеет давностных сроков. Э то один из эпизодов удержания государственной власти, захваченной неконституционным путем. Все это длящееся преступление, и пока г-н Лукашенко и его соратники удерживают власть, преступление по существу совершается. Как только изменится политическая ситуация - настанет возможность привлечь виновных за эти преступления к ответственности“.

Насколько быстро произойдут такие изменения, заместитель председателя Белорусского Хельсинкского комитета Гарри Погоняйло судить не берется:

„Я понимаю, что диктаторские режимы иногда оказываются долговечными, но, учитывая то, что Беларусь находится в сердце Европы, политические события могут развиваться очень стремительно. Даже если кто-то пытается тормозить ход истории, думаю, что все-таки все может случиться очень быстро. Ведь никто не верил в развал СССР, но это случилось, никто не верил в революцию на Украине, но это произошло. Мне кажется, что у нас в Беларуси достаточно оптимистов, чтобы работать на эту идею и дождаться результата“.