1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Тема

10 декабря - Международный день защиты прав человека

10.12.2002

Отмечаемый сегодня Международный день защиты прав человека призван напомнить об одном из самых важных документов, когда-либо принятых Генеральной ассамблеей Организации Объединённых наций – Всеобщей декларации прав человека. Положению в области прав человека и посвящён сегодняшний выпуск «Темы дня».

Всеобщая декларация прав человека провозглашает важнейшие права личности, политические и гражданские права. Документ этот был принят 54 года назад, однако и сегодня о его соблюдении в подавляющем большинстве стран мира говорить не приходится. Недаром в очередном ежегодном отчёте ведущей правозащитной организации – «Amnesty International» – в связи с нарушениями прав человека упомянуты 152 страны.

С подробностями – наш берлинский корреспондент Олег Зиньковский.

Представляя отчет в Лондоне, сотрудница «Amnesty International» Тереза Ричардсон констатировала, что права человека попираются ежедневно и во всем мире. Это не является прерогативой только развивающихся стран. По мнению Ричардсон, принятие так называемых антитеррористических законов в Великобритании, применение смертной казни в США и пыток в Турции тоже следует отнести к нарушениям прав человека. Выступая в Берлине, руководитель немецкого представительства «Amnesty International» Барбара Лохбилер обратилась к правительству Германии с призывом «привести его политику в области прав человека в соответствие с собственными заявлениями о намерениях». Лохбилер потребовала общего запрета на экспорт немецкого оружия в те страны, в которых не исключены нарушения прав человека, и конкретно высказалась против удовлетворения просьбы Израиля о поставке ему транспортных бронетранспортеров бундесвера «Фукс». Правозащитница подвергла критике федерального министра внутренних дел Отто Шили за то, что тот якобы тормозит унификацию в рамках Евросоюза юридических норм по приему политических беженцев. Германия, по словам Лохбилер, слишком жестко подходит к высылке из страны иностранных беженцев. «Даже террористов, - заявила она, - не следует высылать на родину, если им грозят там пытки или бесчеловечное обращение». Другая сотрудница «Amnesty International» Анна Тальбах напомнила в Берлине о ведущейся ее организацией кампании «Солидарность с Россией». В рамках этой правозащитной кампании главное внимание уделяется чеченскому конфликту, но в этот вторник Тальбах высказалась по поводу положения десятков тысяч несовершеннолетних россиян, находящихся в местах лишения свободы.

Однако в России ущемляются права не только детей. О том, как оценивают ситуацию российские правозащитники, рассказывает наш московский корреспондент Анатолий Даценко.

Руководитель московского музея и общественного центра имени Сахарова Юрий Самодуров предлагает слушателям «Немецкой волны» самим ответить на вопрос, как обстоят дела с соблюдением прав человека в России. «Я, - замечает собеседник, - могу лишь поделиться несколькими историями».

«Итак, история первая. Недавно, - рассказывает Юрий Самодуров, - в Чечне была убита глава администрации селения Алхан-Кала Малика Умажева. Ее убили за то, что она осмелилась перечить российским военным и отказалась подписывать бумагу о том, что зачистки в ее родном селе проходят без нарушений прав гражданского населения. Сначала ее пытались запугать, однако она стояла на своем. В итоге ночью ее вывели из собственного дома на улицу, в сарай, и попросту убили.

И история вторая - насильственная ликвидация палаточных лагерей для чеченских беженцев в Ингушетии. Людей просто выбросили на улицу и предложили возвращаться в Чечню. Один лагерь уже закрыли, а беженцев из других лагерей предупредили, что свет и тепло будут давать только до 21 декабря. На большее, дескать, средств в федеральном бюджете нет и не предвидится. Что же касается меня, то я коренной москвич, но боюсь московской милиции. И большинство моих знакомых предпочитают не иметь с ней никаких дел. У нас в городе две беды – бандиты и милиция. Если в столице такое происходит, то что уж говорить о провинции», – резюмирует Юрий Самодуров.

Тему продолжает член правления Правозащитного центра «Мемориал» лидер группы «Гражданское содействие» Светлана Ганнушкина. По ее словам, в общественную приемную «Гражданского содействия» ежедневно обращаются россияне неевропейской внешности. «Хуже всего, конечно же, чеченцам, – свидетельствует Ганнушкина, – случаев, когда милиция задерживает их и подбрасывает им наркотики или оружие, в одной только Москве не счесть».

«Да только ли чеченцев преследуют. У нас вон десятки обращений от родителей наших российских мальчишек, причем из разных регионов», - говорят в Союзе комитетов Солдатских матерей России. «Устраивают облавы на призывников, не разбираются, у кого есть отсрочка, кто тяжело болен, обманом и силой везут на призывные пункты, а оттуда в часть. И родители потом неделями ищут своих детей, пока им не соизволят сообщить. О каких правах человека тут можно рассуждать?», - возмущаются солдатские матери.

Я связался по телефону с Сергеем Григорьянцем, председателем фонда «Гласность», одним из ветеранов правозащитного движения ещё времён Советского Союза, и попросил его оценить нынешние российские реалии и тенденции в этой сфере.

- Я думаю, что в последние годы, во-первых, становится хуже и, во-вторых, какие-то черты того, что было в СССР, возвращаются, просто потому что вновь резко возрастает активность и роль в обществе спецслужб. А, собственно говоря, ничего другого чем то, чем они занимались в советское время, они делать по отношению к обществу не умеют. Конечно, у них появились новые интересы. Эти интересы связаны, в первую очередь, с властью, и впервые, в общем, они очень близко к ней подошли, и осуществляют существенную часть функций по управлению страной. И, во-вторых, интересы имущественные, как недавно на конференции «О положении спецслужб в России» сказал человек из фонда Сатарова: «Во всех коррупционных сетях всегда присутствуют сотрудники спецслужб». Но сейчас вот эти основные их интересы – финансовые и управленческие – довольно заметно сменяются возрождением функций, которые были в советское время. Если первоначально мы были свидетелями безудержного роста сфабрикованных дел о шпионаже, если еще год назад фонд «Гласность», в частности, очень активно пытался противодействовать разгрому спецслужбами общественных организаций и, в первую очередь, молодежных, то сегодня буквально каждый день приходит все новая информация о разгромах в провинции, в Москве тех или иных СМИ, в первую очередь газет, которые попытались дать не вполне санкционированные спецслужбами материалы, в первую очередь, кстати, о самих спецслужбах.

Сергей Иванович, в советские времена наиболее грубо права человека нарушались в армии и в местах лишения свободы, а на повседневном, бытовом уровне это проявлялось в стукачестве. Сместились ли акценты сегодня?

- Сегодня появился такой постоянный фактор русской жизни как война в Чечне. 10 лет война, ведущаяся по преимуществу силами спецслужб или под руководством спецслужб, является не только сама по себе чудовищным и массовым нарушением основополагающих прав человека, но, на самом деле, конечно, влияет на положение во всей России. Чудовищные, беспримерные, не имеющие аналогов, скажем, в последние тридцать лет существования советской власти пытки зверства в российских тюрьмах, в отделениях милиции, в значительной степени обусловлены опытом, который представители спецслужб получили как раз в Чечне. Но есть и другие формы, скажем, мне представляется, что упомянутое вами стукачество – это ведь была очень сложная форма не просто сбора информации о настроениях, о положении в стране, но, как выяснилось – это стало чудовищной формой разложения советского общества. Дело, конечно, не в том, что каждый оперативник имел, скажем, 20 агентов (от пяти до двадцати), гораздо важнее, что в четыре раза больше у него было так называемых доверенных лиц, то есть людей, с которыми он вел работу, не придерживаясь конспиративных основ. Люди эти не получали зарплату, но, тем не мене, в значительной степени руководствовались в своих действиях, в своих мнениях влиянием КГБ. Вот эти вот люди в значительной степени пришли к власти в 1991 году. Это была действительно наиболее активная часть общества, и многое из того, что мы видим сейчас по чудовищному разложению власти, финансовых структур, армии России, связано как раз вот с этим, то есть не только с репрессиями, производимыми спецслужбами, но и моральным разложением, нравственным распадом существенной, влиятельной, заметной части русского общества.

Сергей Иванович, каков Ваш прогноз развития ситуации с правами человека в России?

- Срочный прогноз... Ну, при всей условности любых прогнозов вообще, это продолжение примерно той же ситуации, которая царит в России сейчас, с постепенным ее ухудшением в области прав человека, с все большим вмешательством спецслужб во все стороны общественной жизни, и растущим контролем. Я уверен, что спецслужбы все-таки попытаются, скажем, наложить свою лапу на интернет, что будет происходить в стране явно поощряемый спецслужбами рост взаимного доносительства, Я очень боюсь, что если все будет продолжаться таким образом (я имею в виду при этом полную бесконтрольность спецслужб в тех случаях, когда они заняты так называемой борьбой с терроризмом), то, в конечном итоге, это просто приведет к катастрофе страны. Спецслужбы по своей природе не способны выполнять и планировать задачи стратегические. Спецслужбы, как правило, не думают о завтрашнем дне – они выполняют задачи сиюминутные, а в России к тому же выполняют их плохо. Рост их влияния напрямую связан с ростом нарушения прав человека, а соблюдение прав человека – это почти единственная надежда человека на выживание, потому что результатом массовых нарушений прав человека как раз и является терроризм, и ядерный терроризм, и биологический, и химический – то, что сегодня угрожает всем нам.