1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Дополнительный урок немецкого 2

09.12.2001 Университеты и вузы в Германии

Как всегда в это время, речь пойдет о ваших письмах. Некоторые из них я процитирую, ответим мы на некоторые ваши вопросы. Тина Краснопольская приготовила информацию для любителей дальнего радиоприема.

Итак, начнем с писем с вопросами.

Семья Аксеновых из Новосибирска просит нас рассказать о немецких университетах, какие существуют типы вузов и в какие проще поступить иностранному студенту?

Аналогом российских вузов в Германии являются государственные высшие учебные заведения, имеющие статус университета. Прежде всего, это сами университеты, высшие медицинские, педагогические и теологические учебные заведения, а также школы искусств. Есть еще приравниваемые к университетам объединенные высшие школы. Они сочетают как академические, так и прикладные программы обучения. Неакадемический сектор немецкой высшей школы - это специальные высшие учебные заведения (Fachhochschulen), осуществляющие подготовку прикладного характера.

Соответственно, выпускникам немецких вузов, имеющих статус университета, присваиваются академические степени. Надо отметить также, что в последние годы немецкие вузы активно начали подготовку и по американским программам бакалавра и магистра. А вот выпускникам специальных высших учебных заведений присваивается лишь диплом с указанием типа вуза.

Если они хотят иметь университетский диплом, то обязаны еще доучиваться на старших курсах университета. Во многих землях это разрешается.

В современной немецкой системе высшего образования представлены университеты трех типов. Первый - классические "старые" университеты, история которых уходит корнями в Средневековье. Это Гейдельбергский университет, университеты во Фрейбурге, Тюбингене и ряде других городов. Первоначально в их состав входили лишь философский, медицинский и теологический факультеты. С течением времени добавились и другие направления подготовки, но эти факультеты остались ведущими.

Второй тип - это университеты, которые получили свой статус в процессе преобразования технических и других отраслевых вузов. Например, высшая техническая школа в Ганновере в 1968 году получила статус технического университета, а затем, в 1978 году, была преобразована в университет. К этой группе относятся также технические университеты и приравненные к ним по статусу высшие технические школы в Аахене и Дармштадте.

Третий тип университетов - вузы, возникшие в последние 30-40 лет на пике стремительного развития системы высшего образования в Германии. Это Рурский университет в Бохуме, университеты в Констанце, Регенсбурге, Билефельде, другие новые университеты и частные вузы. Все они (пожалуй, за исключением университета в Бохуме) не могут конкурировать с классическими по разнообразию направлений подготовки. Зато в них ведутся эксперименты по внедрению современных методов обучения. В шести небольших частных вузах обучается лишь 0,1 процентов от общего числа студентов университетов, все они признаны государством. Стоимость обучения в частных университетах составляет около 6.000 DM в семестр.

Специальные высшие учебные заведения, Fachhochschulen, возникли на базе инженерных школ, аналогов российских профессиональных училищ. В 1976 году они были включены в систему высшего образования. Постепенно их уровень рос: наряду с подготовкой специалистов они стали заниматься проведением прикладных научных исследований, требования к профессорско-преподавательскому составу повысились. В настоящее время в таких вузах учится около четверти всех студентов. Учебные заведения этого типа готовят специалистов 120 профилей: инженеров, экономистов, дизайнеров и профессионалов в других областях. Большинство специальных вузов невелики - от одной до пяти тысяч студентов. Поэтому они не так переполнены, как крупные университеты. Занятия проводятся с 25-30 студентами.

Основной акцент делается на практических аспектах. Соответственно подбирается и профессорско-преподавательский состав. Прикладной характер подготовки достигается также за счет введения семестров производственной практики.
Каждый семестр завершается экзаменационной сессией, а весь цикл обучения - сдачей дипломных экзаменов. Выпускникам присваивается степень дипломированного специалиста с указанием типа вуза. По данным рейтингов, технические дисциплины предпочтительнее изучать в Аахене, Карлсруэ, Дармштадте и Мюнхене. Экономику лучше преподают в Мангейме, Мюнхене и Кельне. Тем, кто стремится изучать право, есть смысл ехать в Пассау, Фрайбург, Гейдельберг или Мюнстер.

Выбирая университет, необходимо помнить о том, что многие из них переполнены. В среднем на одно учебное место в немецких вузах приходится два студента. Классические университеты перегружены больше, чем "новые". Разумеется, их студенты не могут рассчитывать на тесные контакты с преподавателями, здесь меньше возможностей участвовать в студенческой научной работе, длинные очереди в библиотеки.

Наибольшие неудобства испытывают студенты, обучающиеся по самым популярным направлениям подготовки с ограниченным приемом и жесткими квотами для иностранцев - архитектуре, медицине, психологии, биологии, информатике, экономике и праву.

В восточных землях вузы менее переполнены. Условия обучения и учебная атмосфера здесь благоприятнее, студенты находят большую поддержку со стороны преподавателей, что сказывается и на продолжительности обучения. Однако проблемой многих вузов являются устаревшее оборудование, не отвечающие мировым стандартам учебные здания и общежития.

Иностранные студенты более комфортно чувствуют себя в университетах, где много студентов из-за рубежа. Среди них можно назвать Европейскую высшую экономическую школу в Берлине, международный вуз в Циттау, университет Фиадрина во Франкфурте-на-Одере. Много иностранных студентов обучается в Берлине, Клаустале, Гейдельберге, Франкфурте-на-Майне, Аахене.

Вот такая информация.

Нина Анатольевна Геркес из города Николаева просит нас сообщить адрес фонда «Примирения и взаимопонимания» по выплате компенсаций за принудительные работы в Германии. Адрес фонда в Украине следующий: индекс – 04080 Киев, ул. Фрунзе, 15. Тел.:

462 50 11, или 462 50 06 , Факс: 462 50 06.

А теперь письма-отклики на события в Афганистане. Юрий Тихомиров из Мелитополя пишет:

”Я полностью поддерживаю проведение Америкой антитеррористической операции и считаю, что организаторы террористических актов в США должны понести заслуженное наказание. А экстремистский режим талибов должен быть свергнут. ”Немецкая волна”, на мой взгляд, полно освещает ход антитеррористической акции. Информация подается доступным языком с высоким профессионализмом”.

Александр Дучев из Одессы в своем письме подчеркивает:

”Пишу вам впервые, но хочу высказаться по поводу освещения вами событий в Афганистане. Ваши репортажи, актуальные выпуски ”Темы дня”, посвященные событиям в Афганистане – это важная и нужная информация. Мне кажется, что вы предельно объективно освещаете ход антитеррористической акции. Разумеется, мир изменился после событий в Нью-Йорке. Весь цивилизованный мир объединился в борьбе против терроризма, и это радует, ведь терроризм представляет опасность не только для отдельных стран, но всего мира. Мы черпаем информацию из передач вашей радиостанции. Вспомните, через какие напряженные периоды мы уже прошли: период холодной войны, распада СССР, крах советской идеологии, война в Персидском заливе. И сейчас мир победит террористов. В этом я уверен. Спасибо за объективные передачи”.

Игорь Андреев из Феодосии пишет:

”Я думаю, что эта война была неизбежна, так как Афганистан – это ”бомба замедленного действия, которую оставила Советская Армия в конце прошлого века. Будем надеяться, что помощь Северному альянсу не будет напрасной и талибы будут разбиты, бен Ладен предан суду, а к власти в Афганистане придет демократическое правительство и с помощью мирового сообщества в эту страну придет, наконец, мир и покой. ”Немецкая волна” должна и впредь подробно и объективно освещать события в этом регионе. Её корреспонденты и обозреватели дают полную информацию о том, что происходит в Афганистане. Без этой информации у слушателей было бы неполное представление о ходе военных действий против терроризма, который пустил крепкие корни в Афганистане".

Наш слушатель господин Оганезов из Минска пишет:

” Не открою секрета, если скажу, что ”Немецкую волну” слушает в основном интеллигенция, которая зачастую и спать ложиться позже. А это как раз время, когда в эфире ваши передачи. Но мне кажется, что вам надо увеличить время эфира, сделать передачи для полуночников. Политические обозрения ”Немецкой волны” проводятся в правильном направлении. Говоря простым языком, ваша радиостанция копает глубже и смотрит шире. Наверное, время обозрения в форме монологов давно прошло. Сейчас более привлекательна форма диалога, а еще лучше – дискуссионного клуба, которую взяла на вооружение ”Немецкая волна”. Однако ваша радиостанция использует эту форму не так часто, как хотелось бы. Остается надеяться, что это только начало новой формы подачи информации. Желаю вам успехов”.

А теперь письмо из рубрики ”Ищу друзей по переписке”.

Наш семнадцатилетний слушатель, но уже студент технического университета Ростова на Дону Евгений Бухарин, увлекается историей, интересуется литературой, любит природу. Он ответит всем, кто ему напишет. Адрес: Россия, 344038, г. Ростов на Дону, ул. Герасименко, д. 6, кв. 34. Бухарину Евгению.

Сергей Воропаев из Москвы спрашивает, правда ли, что в Подмосковье с помощью Германии строится приют для проституток?

Да, Сергей, в подмосковном поселке Бужарово идет строительство реабилитационного центра для жертв сексуального насилия и для юных проституток, решивших начать новую жизнь. Называется он «Остров надежды». Этот единственный в России частный приют возводится силами немецких студентов-добровольцев, на их собственные средства и средства западных христианских организаций. Руководит строительством правозащитник Александр Огородников. Для справки: в советские времена Огородников организовывал помощь семьям людей, осужденных по политическим статьям. За что и сам девять лет провел в заключение. Александра освободили с приходом Михаила Горбачева, после личного вмешательства Маргарет Тетчер и международных правозащитных организаций.

С Александром Огородниковым и с ребятами из Лейпцига встретился Валерий Туголуков.

Говорит Александр:

- В России сложно найти добровольцев, потом немцы приехали не просто работать добровольно, вместе с тем они собирают и пожертвования на строительство. То, что возводится – буквально все их усилиями. Без них проект был бы просто невозможен. В Минске открылась международная конференция «Проблемы прав человека в Белоруссии – 2001 год».

Приюту Огородникова почти 6 лет. Сегодня в нем живет пятьдесят девочек, девушек и женщин, в возрасте от 5 до 30 лет. А начиналось все еще при Горбачеве. В центре Москвы Огородникову был выделен особняк 18 века. Александр открыл там первую в России бесплатную столовую для бездомных. За несколько лет через нее прошло около полутора миллиона человек. Но и тогда, с самого первого дня, столовая существовала лишь за счет средств международного Красного креста и христианских правозащитных организаций. Никаких денег от московского правительства она не получала.

Строительство приюта в Бужарово – шаг вынужденный. Особняк в Москве приглянулся коммерческим структурам, которых не интересуют законные права Огородникова на аренду. Жизни Александра постоянно угрожают, а здание грозятся спалить. Милиция, демонстративно бездействует, отказывая Огороднику в охране приюта. Несколько раз, ночью врывались бандиты, желавшие забрать девочек с собой. Самого Огородникова избивали, но милиция, игнорировала его просьбы о помощи.

- В Москве у нас будет обязательно приют, потому, что у нас основная работа в Москве. У нас будет приют, даже если у нас отнимут здание, мы с помощью западных христиан купили несколько квартир, и мы готовим приют на случай отступления из этого здания.

Огородников понимает, что здесь житья ни ему и ни его воспитанницам не будет. Рано или поздно отступать придется. Два года назад Александр обратился к московскому правительству, к бизнесменам, коммерческим фирмам с просьбой о содействии в строительстве подмосковного приюта для жертв насилия. Но, ни кто даже не потрудился прислать официальный отказ. Тогда Огородников обратился к Западным организациям. Михаил Ницше – студент из Лейпцига, он один из тех, кто откликнулся на призыв о помощи.

- Это никогда не было проблемы найти немецких добровольцев в Германии. Легко нашел эти 30 человек, легко смог бы найти 50 или 100. Это не очень трудно найти студентов, которые хотят в каникулы работать, что-то делать.

Каждому студенту поездка в Россию обходится примерно в тысячу марок – стоимость билета, питание, покупка рабочей одежды и так далее. К тому же ребята привезли с собой 18 тысяч долларов, которые идут на оплату кирпича, цемента, стройматериалов, водопроводных труб. Эти 18 тысяч появились не из родительских кошельков, а были заработаны на благотворительных аукционах, проведении молодежных вечеров и того, что когда-то в России называлось субботниками. Все вырученные средства шли в общую копилку, которая и была передана российскому приюту.

- Их работа имеет для них только моральное значение. Они же не получают денег, они вкладывают свои средства, они приехали на свои деньги, живут в палатках, в спартанских условиях. Только недавно мы сделали артезианскую скважину, а до этого даже таскали воду на себе. И печально, что местные фирмы нам отказали даже в воде. Воду нам приходилось возить постоянно, примерно за километр отсюда.

Немецких студентов многое удивляет в России. И почему на стройке не хотят работать русские, и почему так неповоротливы чиновники, почему фирмы, получившие заказ нас стройматериалы не спешат выполнять свои обязательства. Надин Вайгот приехала из Штудгарта, она захотела освоить профессию плотника. Но Надин и не предполагала, что ей придется работать так же, как работали плотники лет сто назад.

- Дерево-то везде похоже, а в Германии больше машин и она еще не строила из бревен настоящее. А у нас делают по-другому, такие, все уже подготовлено, а здесь надо все руками своими делать. В Германии взяли бы, наверное, мотопилу, а у нас только топор и все.

Десант из Германии высаживается в Бужарово второй год подряд. Работы полно. Закончив жилой корпус, возьмутся за ферму, теплицы, спортивную площадку. Девушки, живущие в приюте, здесь же будут работать и учиться. Их воспитателями станут социальные педагоги из Германии. Возможно, появятся и русские педагоги, но пока их нет. Огородников не может платить высокие зарплаты, а российских альтруистов не видно и не слышно.

Социальный педагог из Лейпцига Али Месоуль так же участвует в строительстве приюта. Он же один из тех, кто останется здесь и после окончания работ. По словам Али, в Германии то же существуют проблемы проституции и насилия, но такой вопиющей ситуации, как в России, конечно же, нет. Али приехал в Россию, считая, что его помощь, более нужна здесь.

- Мы здесь изучаем русский язык, конечно, потому, что человеку нужна всегда какая-то задача, какая-то цель. Если у человека все есть в материальном смысле, как у нас в Германии, нужна еще другая задача, что бы что-то сделать другим людям.

Недоброжелатели Огородникова надеялись, что немцы, испугавшись российского быта, соберутся и уедут восвояси. Но случилось наоборот. Они едут и едут в Россию. И работают с таким же энтузиазмом, с каким строили, разве что, поднимали целину. Огородников считает, что случайных людей среди добровольцев нет, и каждый приехавший понимает свою миссию.

- Они понимают, что как раз это нужно, что бы спасти их, что бы вырвать из рук среды, изолировать, дать им возможность крыши над головой. И жизни в гармонии, на природе, участия в каком-то посильном труде на ферме, учась в школе и так далее. Это-то и нужно что бы вырвать их из той среды, где они получили негативный опыт цинизма, насилия, мерзости, всего.

В отличие от государственных приютов на «Острове надежды» никого не держат взаперти. Хочешь – уходи. Только практически никто не уходит. Более того, дети из государственных приютов сами бегут к Огородникову. В его долгосрочных планах – расширение территории приюта и строительство второго жилого корпуса еще на пятьдесят девушек. В помощи немецких студентов и западных христианских организаций Александр уверен.