1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Европа и европейцы

09.10.2001 Мусульмане в Европе

Трагедия Америки, потрясшая весь мир, и небывалая жестокость исламских фанатиков, убивших тысячи людей, ожидание новых возможных терактов после удара по талибам снова заставили говорить о «столкновении цивилизаций», о взрывоопасных непримиримых противоречиях между западной, европейской культурой (её ещё называют иудейско-христианской) и культурой мусульманской.

Но ведь с мусульманами европейцы живут бок о бок. Более того: в одной из европейских стран (или, точнее, в одной из евразийских стран) мусульманство является господствующей религией. Речь идёт о Турции. С неё и начнём.

Кажется, что Турция сейчас находится на военном положении. По дорогам движутся колонны танков и бронетранспортёров, над Анкарой пролетают истребители и вечером кружат военные вертолёты. На улицах то и дело встречаешь группы молодых людей, размахивающих турецкими и американскими флагами и скандирующих патриотические лозунги. Так страна выражает солидарность с Соединёнными Штатами, подвергшимися беспримерной террористической атаке, так приветствует возможное участие Турции в военной операции союзников по НАТО.

Всё это кажется невероятным: ведь подавляющее большинство населения исповедует ислам. И в то время, как, например, некоторые политики в Германии и Франции призывают не торопиться и не обвинять огульно всех мусульман, в мусульманской Турции наблюдается такое единодушие и такая проамериканская эйфория. Почему? Есть несколько причин.

Во-первых, Турция слишком хорошо знает, что такое терроризм. Двадцатилетняя война (ещё, кстати, не закончившаяся) с марксистско-националистической Курдской рабочей партией (ПКК) стоила стране большой крови: 30 тысяч жертв с обеих сторон. Взрывы, организованные ПКК в курортных центрах Турции, привели в своё время к чувствительному оттоку туристов и к огромным экономическим потерям. Время от времени совершают в Турции теракты и малочисленные группы левых и правых экстремистов, а также исламские фанатики. Так, около месяца назад самоубийца-террорист (левый радикал) взорвал себя у здания немецкого консульства в Стамбуле.

Что касается исламских фундаменталистов, то с ними у турецких властей сложились непростые и неоднозначные отношения. Исторически было так, что религия никогда не играла первостепенной роли в Османской империи. Такая деталь, например: ни один из османских султанов никогда не совершал паломничество в Мекку. Вместо себя султаны посылали туда повозки с подарками. К иноверцам османы были достаточно терпимы. Потом, правда, развитие пошло иначе. Но в 1923 году генерал Мустафа Кемаль Ататюрк создал секуляризованную республику, которая ориентировалась на западноевропейские духовные ценности и западноевропейскую экономику. Результаты очевидны: прежде нищая, не развитая ни в экономическом, ни в культурном отношении Турция превратилась в страну, которая входит в двадцатку ведущих промышленных держав мира, догоняет по внешнеторговому балансу, например, Россию, входит в НАТО…

Разумеется, Турция не стала в полной мере европейской страной. Это касается и отношения к правам человека, к правам личности, и к повседневному укладу жизни. В Турции свято хранят традиции. Но власти всячески стараются отделить традиции народные, исторически сложившиеся, от религиозного догматизма (что, конечно же, не так легко). Политические партии, которые ставят исламское право (шариат) выше законов государства, в Турции запрещены. Пять лет назад довольно много разочарованных традиционными партиями турецких избирателей проголосовало за умеренную исламскую партию, и её лидер даже стал премьер-министром страны. Но это был лишь эпизод: через полтора года он подал в отставку и фактически сошёл с политической сцены. Причём, самой большой его ошибкой было официальное выражение солидарности с «мусульманскими братьями» в других странах. Именно это стоило ему доверия избирателей.

В государственных учреждениях Турции женщинам не разрешено носить на голове платки, как того требует ислам. Что, между прочим, порождает немало конфликтов именно в последние десятилетия, когда в высшие учебные заведения поступает всё больше студенток. Не правда ли, парадоксально: всё больше женщин в Турции получает высшее образование, и именно поэтому они всё чаще требуют разрешить им носить в университетах платки?

Эта противоречивость типична для современной Турции. С одной стороны, например, власти называют улицы и площади именами мусульманских героев: один из центральных бульваров Анкары носит имя Мухаммеда Али Джинны (основателя Пакистана, где ислам, как известно, является государственной религией), а ещё одна площадь в турецкой столице не так давно стала площадью Джохара Дудаева. Но это всего лишь жесты (которые, впрочем, на Востоке очень ценят). На практике власти и прежде всего Совет национальной безопасности, который формируют военные, в зародыше пресекают любые проявления исламского фундаментализма.

Наверное, многие из вас слышали, что в Германии в школах есть уроки религии. Они не носят миссионерский характер: детей не агитируют за католичество или протестантизм, но знакомят с ними, объясняют религиозные догматы, читают Библию и так далее. В нашей федеральной земле Северный Рейн-Вестфалия, где находится «Немецкая волна», в некоторых муниципальных школах преподают и ислам. Эти уроки посещают, как правило, турецкие дети (в Германии живёт более трёх миллионов турок). Преподаватели (естественно, муллы) обычно приезжают из Турции. И вот интересный факт: они получают право преподавать основы ислама в Германии только в том случае, если турецкие власти дают им специальное направление. Это неспроста: такая система исключает появление в немецких школьных классах исламских фундаменталистов, которые воспитывали бы фанатиков и будущих террористов. Увы! В Германии есть исламские проповедники и совсем другого рода.

«Кёльнским халифом» называют турка Метина Каплана - лидера самой радикальной исламской организации, действующей в Германии. Основанная отцом Метина Каплана, эта организация ставит своей целью создание государства («халифата»), которое объединило бы всех живущих в мире мусульман.

По данным, полученным немецкой контрразведкой в ходе нынешнего расследования террористических актов в США, несколько лет назад посланцы «кёльнского халифа» встречались тайно в Афганистане с бен Ладеном. Они хотели скоординировать свои действия и объединиться с муджахединами бен Ладена. Но вроде бы не смогли договориться о том, кто будет лидером будущей единой организации.

Конкурентов Метин Каплан вообще не терпит. С ноября прошлого года он сидит в тюрьме. Дюссельдорфский суд приговорил его к четырём годам за то, что он публично призывал убить одного из «отступников» - соперника из Берлина, который тоже претендовал на роль халифа. Спустя несколько месяцев тот действительно был застрелен исламским фанатиком.

«Объединение исламских союзов» (под таким названием официально зарегистрирован халифат Метина Каплана) насчитывает около тысячи членов. Несколько лет назад их было в четыре раза больше. Внутренние раздоры подорвали авторитет радикалов. Но это не значит, что они стали менее опасными. Сторонники Метина Каплана призывают в листовках покончить с «великим сатаной» - Соединёнными Штатами, отправить евреев в газовые камеры и объявляют джихад даже Турции, преследующей, по их мнению, настоящих мусульман.

Кажется просто невероятным, что эта организация в Германии не запрещена. Причина - в очень либеральном немецком законодательстве, регулирующем деятельность религиозных объединений. А поскольку халифат Каплана - не политическая, а религиозная организация, то и запретить её очень сложно.

Это относится и к некоторым другим мусульманским союзам и группам, действующим в Германии. Крупнейшее из них - «Исламское объединение Милли Гёрюз», насчитывающее около 27 тысяч членов (в основном, живущих в ФРГ турецких граждан). В отличие от «кёльнского халифа» лидеры «Милли Гёрюз» не призывают открыто к насилию. Однако законы шариата для них превыше всего, и они проповедуют опасные религиозные нормы. «Милли Гёрюз» финансирует молодёжные клубы, что позволяет ему вести довольно успешную пропаганду среди юношей и подростков. И хотя по сравнению с тремя миллионами турок, живущими в Германии, 27 тысяч исламских ортодоксов - это лишь ничтожная кучка, тем не менее, эксперты считают, что нельзя недооценивать влияние «Милли Гёрюз».

В Германии также действуют (хотя и под несколько другими названиями) и филиалы таких опасных организаций исламских экстремистов, как«Хезболла», «Хамас», «Фронт освобождения Палестины», алжирская «Исламская армия спасения», египетская «Аль-Джамаа аль-Исламия». По данным немецкого Ведомства по охране конституции (то есть контрразведки), в Германии живёт около двух с половиной тысяч активных членов этих террористических организаций и «сочувствующих». За многими из них ведётся тщательное наблюдение. Но этого мало: необходимо разрушить организационные структуры. А для этого надо, в частности, запретить те формально религиозные объединения, под крышей которых действуют исламские экстремисты. Сейчас в Германии готовится изменение законодательства. В будущем религиозная направленность той или иной общественной организации уже не будет защищать её от запрета.

Ну что ж: либеральные законы - оборотная сторона демократии. Однако дело действительно доходит порою до абсурда. В городе Ахене, например, есть организация «Аль Акса», которая числится благотворительной. «Аль Акса» якобы собирает деньги для помощи жертвам палестино-израильского конфликта (разумеется, только палестинским жертвам). Собирает ни много ни мало около миллиона марок в год. Так вот: в отчёте Ведомства по охране конституции эта организация проходит под рубрикой «Экстремистские и террористические группы». Контрразведчики считают, что с её помощью собирает деньги на свои нужды «Хамас». Абсурдность же заключается в том, что «Аль Акса» как благотворительная организация получает дотации от немецких властей. То есть немецкие налогоплательщики фактически финансируют террористическую деятельность «Хамаса». Сейчас это, к счастью, должно измениться.

Но, по-моему, мы сегодня уже слишком много времени посвятили исламским экстремистам. Надо рассказать и о тех мусульманах, которые сами бегут от них. Полтора миллиона беженцев пытаются сейчас покинуть Афганистан. Но речь сегодня пойдёт не о них. Афганцы бежали из страны и до начала операции возмездия против талибов. Правда, это бегство не было столь массовым и паническим, как сейчас.

Тем не менее, цифры говорят сами за себя: в 99-м году в Великобритании попросили убежище четыре тысячи афганцев, в прошлом году их было уже более пяти тысяч, столько же бежало на Британские острова только за первые семь месяцев этого года.

Корреспондент немецкой газеты «Зюддойче цайтунг» встретился с одним из нелегальных иммигрантов из Афганистана во Франции. Рахим - так назвал себя собеседник немецкого журналиста - якобы заплатил десять тысяч долларов за то, чтобы его, так сказать, контрабандой привезли сюда через десять стран Азии и Европы. Заплатил мафиозной преступной организации, которая делает на этом очень хороший бизнес (говорят, что он сейчас приносит даже больше, чем наркотики).

Но Франция - не конечная цель путешествия Рахима. Он мечтает пробраться в Великобританию. С первой попытки это не удалось, и французская полиция отправила Рахима в лагерь для нелегальных иммигрантов в городке Сангатт на берегу Ла-Манша. Сейчас здесь находится более тысячи беженцев: афганцев, курдов, африканцев, - которые мечтают попасть на благословенные Британские острова. Почему благословенные? Потому что там беженцам из других стран до недавнего времени платили самые щедрые социальные пособия в Европе, легче всего можно было устроиться на работу, и вероятность того, что тебя депортируют обратно на родину, была минимальной. 90% афганцев, попросивших политическое убежище в Великобритании в этом году, получили его. Ну а если бы не получили… Возможностей скрыться от полиции, затеряться, жить по чужим документам в Англии гораздо больше, чем, скажем, в Германии или Франции, - в частности, потому, что на Британских островах живёт куда больше афганцев, пакистанцев и индийцев.

Правда, с недавнего времени иммиграционная политика британцев ужесточилась. Новый министр внутренних дел Дэвид Бланкетт серьёзно взялся за дело. Нелегальных иммигрантов он обещает отныне высылать беспощадно. Причём, за каждого такого иммигранта, который попадёт в Великобританию через «Евротуннель», проложенный по дну Ла-Манша, британские власти собираются брать по две с половиной тысячи долларов штрафа с компании, эксплуатирующей туннель.

«Евротуннель» кажется многим беженцам самой заманчиво-лёгкой возможностью добраться до Англии. От их лагеря в Сангатте до Кокелье, где начинается на французской стороне туннель, - всего несколько километров. Британские власти уже несколько раз просили французов перенести лагерь куда-нибудь подальше, но те упираются. Понятно, почему: они сами рады избавиться от непрошеных гостей. Пусть с ними лучше разбираются англичане!

Но пока больше всего проблем даже не у англичан, а у компании, эксплуатирующей туннель. Каждый день 260 пассажирских и товарных поездов проезжают через «Евротуннель», и понятно, что работы хватает. А тут ещё надо позаботиться о том, чтобы в этих поездах не прятались нелегальные беженцы. Огромная территория пассажирского и грузового терминалов на французской стороне протянулась по периметру на 32 километра. Для того, чтобы обеспечить её охрану, компании понадобилось бы каждую ночь более 150-ти полицейских. Это нереально. Поэтому приходитсяохранять территорию другими способами. Она окружена высоким забором из острой, как нож, проволоки. Забор освещён множеством мощных прожекторов. Повсюду стоят видеокамеры, датчики сигнализации… И тем не менее, с января по август этого года было предпринято 36 тысяч попыток пробраться в туннель. Беженцы прятались под днищами тяжёлых грузовиков, которые грузили на платформы, прыгали с пешеходного моста над путями на крыши вагонов проходящих поездов, а в августе группа из 44 человек даже пыталась пешком дойти по туннелю в Англию. К счастью, её удалось вовремя обнаружить, иначе бы случилась трагедия.

Пойманных в «Евротуннеле» или на терминалах нелегальных иммигрантов французские полицейские доставляют на микроавтобусе обратно в лагерь в Сангатте. «Бесплатное такси», - с горькой иронией говорит немецкому журналисту один из полицейских. Ясно, что беженцы будут пытаться снова (может быть, уже в следующую ночь) добраться до «страны обетованной» - Великобритании.