1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Германия из первых рук

08.03.2001 О равноправии в Германии, или немцы не против женщины-канцлера

У микрофона Александр Варкентин, здравствуйте. Здравствуйте, милые дамы! Но и мы, мужчины, так и быть, тоже здравствуйте. Обидно, знаете ли. Ну вот не празднуют в Германии 8-ое марта и всё тут. Ни тебе выходного, ни мимоз с подснежниками, ни междусобойчиков на работе. Разве что политики по случаю международного женского дня что-нибудь этакое возвышенное ляпнут. Но на то они и политики, чтобы по всякому поводу и без повода лезть перед телекамеры.

Один пошлый тост произнесет и приторно улыбнётся, другой лицемерно потребует, что пора, пора, наконец, воплотить равноправие в жизнь. Вот, давайте и посмотрим, как обстоят дела с этим самым равноправием в Германии. Может ли, например, женщина прямо сказать незнакомому мужчине, что, мол, Макс или Ханс, ты мне нравишься, давай-ка мы с тобой это самое... Но об этой, игривой стороне равноправия мы поговорим ближе к концу передачи. А сначала - о равноправии общественном. Сообщение об этом подготовили Корнелия Рабитц и Хелле Еппессен.

Начнём с самого государственного верха: если верить опросам, 89 процентов немцев вполне готовы представить себе на посту федерального канцлера женщину. Представить - да, вот только женщин на этом посту за всю историю Германии до сих пор не бывало. В правительстве дела обстоят получше: всего в нынешнем кабинете 14 министров, 6 из них - женщины. Причём посты у них вовсе не декоративные, а вполне ключевые. Например, представительница «Зелёных» Ренате Кюнаст недавно возглавила новое министерство охраны прав потребителей, продовольствия и сельского хозяйства. Это такой воз проблем, что трём мужчинам не вытянуть. А маленькая хрупкая Ренате пока молодцом держится. Вообще, все разговоры о том, что женщины, мол, плохо выживают в отравленном политическом климате, не оправдались. Немецкие госпожи министры прекрасно научились держать удары от конкурентов, работать локтями и произносить соответствующие моменту политические фразы. Вот, например, профессор Герда Дойблер-Гмелин, министр юстиции:

«Гендер мейнстриминг - это значит, выдвигать вперёд женщин. Но раньше это было утопией, а сегодня это - реальная возможность.»

«Гендер мейнстриминг» - это принятая на уровне ООН программа, призванная учитывать специфические интересы женщин и женский взгляд на вещи на всех уровнях - от правительства до коммунальных управлений. Но мы не справедливы к госпоже Дойблер-Гмелин. У себя в министерстве она давно перешла от слов к делу:

«У нас впервые женщины заняли командные посты в министерстве. Мы, например, ввели возможность работать неполный рабочий день и на самых высших должностях. А то ведь как получается, женщина вынуждена выбирать: семья или карьера. Сейчас даже коллеги-мужчины вынуждены признать, что «женщина» и «компетентность» - это синонимы.»

Но это - политика, где, как и положено, действует политическая корректность. А вот в экономике мужчины прочно окопались на всех руководящих постах и уступать их женщинам даже по случаю 8 марта не собираются. Простой пример: сегодня в Германии женщины составляют 42 процента трудового населения. А вот в правлениях 100 крупнейших немецких концернов, котирующихся на бирже, нет ни одной, повторяю, ни одной женщины. Если взять высший менеджмент всех крупных немецких фирм и предприятий, то набирается всего-то 5 процентов женщин. Для сравнения: в Соединённых штатах тот же показатель составляет 40 процентов. Почему же Германия настолько отстаёт в вопросах реального равноправия? Типичные мужские отговорки звучат так: вот, мол, возьми на работу на ответственную должность женщину, а она потом в декретный отпуск уйдёт. Действительно, по данным статистического управления Германии женщины тратят в течение жизни в три раза больше времени на ведение домашнего хозяйства и воспитание детей, чем мужчины. Дело ещё и в том, что у нас недостаточно развита система детских садов и групп продлённого дня в школах. Однако известная американская феминистка Шиа Хайт, автор книги «секс и бизнес - мужчины и женщины на работе» призывает всем этим статистикам не верить:

«Они всё время ссылаются на то, что, мол женщины рожают и воспитывают детей и на это время выпадают из трудового процесса. Как будто у женщин вообще не бывает другого возраста, как под 30, когда они решаются завести ребёнка. И вообще, если посмотреть статистику прогулов и больничных, скажем, за 15 лет работы, то получается, что женщины в среднем работают больше часов, чем мужчины. Предпринимателям пора, наконец, понять, что женщин нанимать на работу просто выгодней, чем мужчин.»

Выгодней нанимать на работу женщин ещё и потому, что в Германии до сих пор оплата труда женщин при равной квалификации в среднем ниже, чем у мужчин. Возьмём, например, маркетинг или, попросту говоря, сбыт товаров и услуг. Это - бурно развивающаяся отрасль, соответственно и зарплаты вполне приличные. Если верить опросам, каждый 5 мужчина, занимающийся маркетингом, зарабатывает более 200.000 марок в год. Ни одна из опрошенных женщин о такой зарплате и не мечтает. Хуже того, большинство женщин в отделах маркетинга не получает и 100.000 марок в год. Так что о реальном равноправии женщины в Германии пока только мечтают. Как говорит Шиа Хайт:

«Нечего надеяться на справедливое к себе отношение только потому, что ты примерная девочка.»

Женщины в Германии на это и не надеются. Они решили, что если мужские бастионы не удаётся взять силой, то надо действовать умом. И вот результат: среди выпускников гимназий и университетов больше половины - женщины.

А теперь давайте посмотрим, насколько изменились за последние годы правила поведения между женщинами и мужчинами. Действуют ли ещё прежние условности? Или современные женщины в ходе эмансипации окончательно отправили их на свалку истории? Чтобы ответить на эти вопросы, наш автор Биргит Шёнбергер прочитала целую груду книг о правилах хорошего тона и поговорила с признанными авторитетами в этом вопросе:

Меня на данном жизненном этапе живо заинтересовал вопрос, прилично ли женщине первой знакомиться с мужчиной - есть у меня один такой на примете. Понимаете, когда-то наши предки жили в мире с чётко сформулированными правилами. Роли между мужчинами и женщинами, во всяком случае между дамами и господами были строго распределены. Господин открывает даме дверь, подаёт пальто, несёт её чемодан. Он приглашает её в ресторан и расплачивается, он развлекает её непринуждённой беседой и отвозит домой. Сегодня женщина платит сама, потом седлает велосипед и катит домой по ночному городу. А когда мужчина пытается помочь ей с сумкой или чемоданом, он слышит в ответ возмущенное: «ты что, инвалидом меня считаешь!?» Я и сама не люблю, когда на выходе из трамвая, какой-нибудь старый ловелас мне потную руку подаёт. Слава Богу, молодые этого уже не делают. Одним словом, мы живём в веке эмансипации и вседозволенности. Каждый ведёт себя, как ему хочется. Но почему тогда в Германии издаётся и тут же раскупается множество книг о правилах приличного тона? Зачем люди платят бешеные деньги за специальные семинары, где их учат галантному обхождению и политесу? Денег на семинар у меня не было, поэтому я начала изучения литературных источников. Вот княгиня Глория фон Турн унд Таксис пишет, что мужчина должен тут же вскочить, когда в помещение входит дама. Не вскакивать позволительно только тем, кто сидит в инвалидной коляске или уже умер. А вот и ответ на мой вопрос: даме первой заговаривать и, тем более, знакомиться с мужчиной - это жуткий моветон, пишет княгиня. Я бы ей, наверное, и поверила, если бы не знала, что в недавнем прошлом, будучи юной супругой престарелого князя фон Турн унд Таксис, Глория обожала шокировать приличную публику. Ни у кого в Германии не было юбок короче, а списка ухажеров - длиннее, чем у неё. Недельные княгинюшкины загулы кормили целую свору бульварных журналистов. И вот теперь, на старости лет, именно она меня призывает блюсти девичью честь!? Обидевшись, я обратилась с тем же вопросом к актрисе Марен Кройманн:

«Может ли женщина домогаться расположения мужчины? Но зачем ей отказываться от самой прекрасной своей привилегии? Пусть мужчины ухаживают за ней. По-моему, нет ничего отвратительнее женщины, которая открыто домогается мужчины.»

Я совсем было сникла, пока Марен не расхохоталась. Оказывается, она меня приколола: прочитала цитату из учебника хорошего тона, изданного 45 лет тому назад. Ну что с неё возьмешь? И я решила обратиться к человеку серьёзному. Психолог Элизабет Бонно проводит в самых дорогих гостиницах семинары, учит правилам приличия:

«В высшем обществе, конечно, даме не положено первой заговаривать с мужчиной. Но в экономических отношениях, например, на каком-нибудь конгрессе или на ярмарке, деловая женщина может и должна сама обратиться к потенциальному партнёру по бизнесу.»

Да что за глупости, я в высший свет не рвусь и партнёры по бизнесу мне даром не нужны. Меня совсем другого рода партнёр интересует. Только он пока на меня внимания не обращает. Так могу я, чёрт возьми, с ним первой заговорить или нет? Что скажет на это Ариане Зоммер? Ей 23 года. Рост - под 180, ноги до плеч, а вот натуральная она блондинка или нет я не знаю. Во всяком случае, она считается королевой всей берлинской тусовки. А в перерывах между дискотеками и сабантуями ещё и ведёт передачи на телевидении. Такого, знаете ли, бульварного характера:

«Да ясное дело, женщина сегодня имеет право сама прихватить мужчину. Да сколько хочет, столько пусть у неё и будет этих мужиков. Или, может быть, общественную норму введём: если у женщины к 30 годам было там восемь или десять любовников, это приемлемо, а если 200 - так это уже срам и позор, да? Кто вообще может мне что-то запретить? Хочу, первой заговорю с любым мужчиной, хочу, пошлю его подальше. И плюй ты на все эти книжки и стариковское брюзжание. Жизнь-то твоя, вот и делай что хочешь.»

Вот этому совету я, пожалуй, и последую. Пожелайте мне удачи.

Вот и всё на сегодня. Обидно, конечно, что в Германии 8 марта не празднуют. Вы вот, наверняка, вовсю веселитесь, а мы тут работаем. Все равно, я Вас от души и без всякой зависти поздравляю с праздником. Спасибо нашим авторам Корнелии Рабитц, Хелле Еппесен и Биргит Шёнбергер. Спасибо Вам, дорогие радиослушательницы, ну, и радиослушатели тоже за то, что Вы настроились на «Немецкую волну».