1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Германия из первых рук

08.02.2001 Хотите что-то сделать? Делайте!

Сегодня у нас сразу три темы. А объединяет их одно: личная инициатива. Иными словами, скучно жить стало? Измени свою жизнь. Есть у тебя мечта? Не жди, пока добрый дядя появится, осуществляй свою мечту сам. Одним словом, дерзай, а вдруг получится? Получилось же у участников жилищного кооператива «Генова» во Фрайбурге. Сообщение об этом необычном проекте подготовила Бербель Вальтенбауэр.

Жить в одной семье с дедушками, бабушками и внуками? Кошмар, скажет большинство немцев. Ну а коммуналка - это для студентов. Как только появляются деньги, каждый стремится обзавестись своим жильём. Сначала радуется, а потом начинает жаловаться на одиночество. Особенно в больших городах. Ну, а что если попробовать объединить все приятные стороны города и деревни, отдельной квартиры и коммуналки? Вот это и решили сделать члены жилищного кооператива «Генова». На территории бывшей казармы они построили необычный дом на 36 квартир. Идея была в том, чтобы собрать вместе пожилых людей и молодых, семьи с детьми и одиноких. Криста Беккер, учительница на пенсии, долго раздумывала, прежде чем вступить в это необычное товарищество:

    - Я раньше жила в богатом районе. Красивые виллы, ухоженные газоны и - очень много одиноких стариков. Я лично так жить не хотела. Я всю жизнь работала с детьми, так что и на старости лет с удовольствием переехала в дом, где полно детей.

    Дом строили долго. Во-первых, у каждого было своё представление о том, как он должен выглядеть. Так что и состав участников постоянно менялся и проект без конца перекраивали. Во-вторых, дом решили построить по последнему слову экологии, то есть, исключительно из природных материалов. Так что первоначальная смета лопнула по всем швам. Удорожала строительство и изначальная идея: создать в доме как можно больше возможностей для общения. Это и общий зал для праздников и дискуссий, и внутренние дворики, и просторные террасы. Клаус Штиберль описывает, что из этого вышло:

      - Когда Вы идёте к себе в квартиру, что Вы видите: лестничная клетка или лифт, открыл дверь квартиры, закрыл за собой, моя квартира - моя крепость. У нас всё иначе. Пока я по лестнице поднимаюсь, обязательно кто-нибудь окликнет: эй, Клаус, зайдёшь вечером на рюмку вина? Или, эй, Клаус, у меня машина сломалась, не дашь свою до субботы?

      Клаус раньше тоже жил в своём доме. А здесь решил обойтись трёхкомнатной квартирой. Потому что много времени проводит с соседями на общей террасе или зале. В этом доме трудно найти глухую стену или тёмный закоулок. Зато здесь очень много стекла. Его так много, что домохозяйка Карола Андерс, у которой трое детей, поначалу пыталась отгородиться от внешнего мира гардинами, шторами и портьерами. Денег на это ушло столько, что даже вспомнить больно:

        - А теперь я на кухне уже все шторы сняла, потому что никто назойливо в чужую жизнь не лезет. Наоборот, когда кто-нибудь мимо проходит по террасе и ко мне не заглядывает, я думаю, что это он, обиделся, что ли?

        В этом общежитии, где у каждого своя квартира, Томасу Юнгу больше всего нравится взаимовыручка:

          - Канализация засорилась, какие-то болты открутились, отопление не работает - кто-нибудь из соседей всегда поможет. Если у меня финансовая проблема, я постучусь к Клаусу, он у нас по части денег профессор. Если у дочки в школе проблема с английским - Криста всегда найдёт время для дополнительных занятий. Ну а если ей надо мебель подвести или ещё что-то сделать - я всегда к её услугам.

          А 12-летняя Лаура от нового дома просто в восторге:

            - Вообще-то немножко похоже на деревню. Мы там тоже как-то полгода жили. Но тут лучше. В деревне было много незнакомых людей. С одним пожилым мужчиной я каждый день здоровалась, а он даже не отвечал. А тут всегда есть с кем поговорить...

            Наверное, в Тбилиси или в Риме, где народ общительный, и в каждом дворе все друг друга знают, удивятся, что же в таком доме необычного? Но в Германии, особенно в больших городах зачастую соседи по лестничной клетке друг друга не знают. Даже спросить у соседа ложку соли или чашку муки не принято. То есть, соли, конечно дадут, но изумляться будут потом целую неделю. Вот помочь людям познакомиться друг с другом, поболтать от души решила и героиня нашего следующего сообщения Айвиин Мэкги. Сказано - сделано. И Айвиин организовала в Берлине английский клуб. На одном из её вечеров побывал наш берлинский корреспондент Маркус Вирц.

            Вечер ещё только начинается, а Айвиин уже крутится как белка в колесе. Кому-то руку жмёт, другого в щёчку целует. Народу в ирландский кабачок «Шоан Ог» набилось человек сто. Столы все заняты, приходится пробиваться к бару. Что во всём этом необычного? Говорят в кабачке только по-английски, хотя большинство посетителей - немцы.

            Айвиин три года тому назад переехала в Берлин из Дублина. И с удивлением установила, что наладить круг общения, найти новых друзей в огромном городе не так-то просто. Вот и родилась идея английского клуба:

              - Когда я приехала в Берлин, я устроилась официанткой в ирландском баре. И меня многие немцы спрашивали, не могла бы я давать частные уроки английского. Можно, конечно, на курсы ходить, но там нет такой раскованной атмосферы. Другие на ужин или на кофе приглашали, чтобы только поболтать. А может быть, ещё зачем. Я им говорю, на свидание с Вами у меня, к сожалению, времени нет, но идея прекрасная.

              И действительно, в Берлине есть множество клубов, где собираются турки, поляки, русские, японцы, а вот англоязычного не было. Не долго думая, Айвиин вывесила на двери ирландского ресторанчика объявление, что по вторникам здесь собирается английский клуб и говорить весь вечер надо исключительно по английски. С тех пор от телефонных звонков у неё отбою нет. В основном звонят и приходят немцы. Но есть и англичане и ирландцы, которым просто хочется поболтать на родном языке, познакомиться с земляками. Джессика Такл всего несколько дней назад прилетела из Нью-Йорка:

                - Просто очень трудно с кем-нибудь познакомиться. Город-то большой. Я работаю дома. Я просто хотела познакомиться с местными, с немцами. Или с англичанами. Американских друзей у меня и дома полно.

                Раз встреча в клубе, значит, положена и какая-то культурная программа. На этот раз Иветт Робертсон из Бостона читает лекцию о Мартине Лютере Кинге. Но за общим гвалтом её практически не слышно. Ну, что делать, если не хотят люди повышать свой культурно-политический уровень? В клубе правило: можно заговаривать с любым незнакомым человек. А чтобы проще знакомиться, у каждого на груди табличка с именем. Бабек Меджадамин всё равно не доволен:

                  - Каждый раз полно новых лиц. Хочется ведь встретиться со знакомыми, продолжить разговор. А тут такая толкотня, что никого не найдёшь. Вообще надо как-то ограничить число участников, может быть взносы ввести или ещё что-нибудь такое.

                  Но Айвиин Мэкги и мысли не допускает о каких-то ограничениях. Наоборот, она уверена, что надо расширяться:

                    - Например, английский литературный клуб, английский киноклуб, или музыкальный клуб. Господи, надо же только руки приложить, и всё получится. У меня жизнь стала в сто раз интересней, после того, как я за это дело взялась.

                    Дана Лахава - другая мечта. Он решил создать в Берлине еврейский театр. Еврейская жизнь в Берлине давно возродилась. Здесь восемь синагог, десятки кошерных ресторанов и магазинов, проходят еврейские культурные и музыкальные вечера. А вот постоянного еврейского театра до сих пор нет. Дан Лахав решил, что теперь будет:

                      - В таком городе как Берлин вот уже несколько лет ни на одной сцене не идёт «Дневник Анны Франк». Я вас спрашиваю, почему? Мне многие говорят, еврейский театр, ты что, с ума сошел? Ты что, про выходки правых радикалов не читал? А я им говорю: так именно поэтому, мои милые, именно поэтому и нужен еврейский театр.

                      Дан Лахав уже 20 лет живёт в Берлине. Но всё время возвращается в Израиль, ставит там спектакли. В последние годы он был главным организатором дней еврейской культуры в Берлине. А теперь вот решил основать постоянный еврейский театр. Следом на очереди - еврейский культурный салон, потом ещё и театр для детей:

                        - Нет, я не хочу возвращаться к каким-то истокам. Пора смести всю эту пыль. Конечно, мы будем ставить и традиционные вещи, но по-новому. Это будет такой же современный театр, как в Нью-Йорке или Иерусалиме. И главное, я не собираюсь делать еврейский театр для евреев. Это мы уже проходили. Все эти еврейские театральные труппы в полном составе отправились в Освенцим. Чтобы от театра был толк, надо, чтобы он был открыт для всех.

                        Пока у Дана Лахава есть только маленький зал на 99 мест в берлинском районе Вильмерсдорф, вдали от центров еврейской и культурной жизни. Над его театром - спортивный зал, вокруг - бюро городского управления. Так что расширяться особенно некуда. С труппой тоже проблема: безработных актёров в Берлине сколько угодно, но большинство ни на идиш, ни на иврите, ни даже на немецком не говорит - это евреи-переселенцы из бывшего Советского Союза. Но маленькую труппу Дану всё-таки удалось собрать. На первых порах все расходы оплачивает биржа труда. Дан намерен в самое ближайшее время приступить к репетициям. А с мая начать ежедневные представления. Уже и название для театра придумано «Бамах» - «Сцена»:

                          - Я начну с маленьких булочек, чтобы потом печь роскошные торты. Я хочу, чтобы каждый вечер на двери был аншлаг: мест нет. Я добьюсь, что лучшая публика Берлина будет почитать за счастье побывать на моём спектакле, а лучшие актёры - сыграть хоть маленькую роль. Приходите через два-три года, я Вам, так и быть, контрамарку оставлю.

                          Вот и всё на сегодня. Спасибо нашим авторам Бербель Вальтербауэр и Маркусу Вирцу, спасибо Вам, дорогие радиослушатели за то, что Вы настроились на «Немецкую волну». И ещё: если хотите что-то сделать, делайте! А вдруг получится?