1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Глобус

07.11.01 Афганистан... Кто следующий? / Бедность - источник экстремизма: ислам в Юго-Восточной Азии

Для того, кто внимательно следит за военными действиями США и их союзников против международного терроризма, наверняка не прошли незамеченными высказывания некоторых американских политиков о том, что ракетно-бомбовые удары, по-видимому, не будут ограничиваться лишь территорией Афганистана. При этом от конкретных указаний – а именно, цели в каких странах могут быть подвергнуты бомбардировкам - старались воздерживаться. Вполне понятно, что подобные высказывания вызвали множество домыслов и предположений: где и когда ВВС США нанесут по террористам и их пособникам следующий удар? В числе возможных целей называли и Ирак, и Сирию, однако чаще всего звучало название другой страны – Сомали.

Почему же именно Сомали? Да потому, что, по информации американских спецслужб, на территории страны свободно действуют исламистские террористические группировки, имеющие тесные связи с Усамой бен Ладеном.

Станет ли Сомали вторым Афганистаном – «Афганистаном Африки»? Этот вопрос занимает сегодня экспертов не случайно. По крайней мере, для США эта восточно-африканская страна уже стала вторым Вьетнамом. После фиаско, которое потерпели американские военные в Сомали в начале девяностых годов, это государство окунулось в пучину хаоса. Впрочем, назвать Сомали государством, по мнению многих политологов, сегодня можно только условно. Вот уже 10 лет в Сомали нет ни центральной власти, ни полиции, на армии. Там нет единой системы медицинского обеспечения, образования, нет почты, налогов...

Зато в Сомали существует значительное число вооруженных группировок, не подчиняющихся никому кроме своих главарей и контролирующих целые регионы. Более того – там нет даже единой, признанной всеми территории страны. В последние годы в границах прежней Сомали были провозглашены еще два государства – Сомалиленд на севере и «Государство Пунтленд», образованное на территориях клана дарод.

Транспортное сообщение страны с внешним миром крайне затруднено. Разрушенный аэропорт в столице Сомали - Могадишо - так и не был восстановлен, а сам этот некогда цветущий портовый город на берегу Индийского океана превратился в груду руин. Так что неудивительно, что многие считают сегодня «Сомалийскую демократическую республику» - так официально продолжает наименоваться страна – попросту виртуальным государством, территория которого служит прибежищем контрабандистам, торговцам наркотиков и оружия.

При этом, как указывают эксперты, реальная власть в Сомали принадлежит исламистским группировкам. Они собирают с населения дань, а затем используют собранные средства для пропаганды в стране заповедей Корана. Север Сомали контролирует организация "Аль-иттихад аль-ислами", которая, по данным ФБР, поддерживает теснейшие связи с бен Ладеном. Эта террористическая организация разместила здесь свои лагеря подготовки боевиков и создала подобие инфраструктуры – например, нечто вроде банков, обеспечивающих нелегальное передвижение денег. Так что едва ли можно считать неожиданными предположения экспертов, заявляющих, что бен Ладен в последнее время активно готовит себе новую базу именно на сомалийской территории. Если это так, то возможность нанесения американцами ракетно-бомбового удара по Сомали еще больше возрастает.

Бедность - источник экстремизма: ислам в Юго-Восточной Азии Мы продолжаем тему исламского экстремизма. Еще недавно на вопрос о том, в каких регионах мира проживает большинство мусульман, многие наверняка бы ответили: Северная Африка, а также Ближний и Средний Восток. Однако бурные выступления исламистов после начала бомбардировок целей в Афганистане напомнили нам о том, что значительное число мусульман живет сегодня в странах Юго-Восточной Азии, прежде всего, в Индонезии, Малайзии и на Филиппинах. Подробности – в репортаже, подготовленном Еленой Байер.

Государственные лидеры и Малайзии, и Индонезии неохотно говорят о религии. По крайней мере, на международных конференциях они, как правило, подчеркивают светский характер своих режимов и напоминают о том, что получили власть демократическим путем и что религиозные вопросы отделены у них от вопросов государственных. Однако, думать о религии их вынуждает реальность. Так, в Малайзии из 21 миллиона жителей половина исповедует ислам. Индонезия, население которой превышает 200 миллионов человек, вообще является государством, где проживает наибольшее число мусульман. В могущество Аллаха здесь верят 80 % населения ...

И всё-таки ни в Малайзии, ни в Индонезии, ни на Филиппинах ислам не принимает таких экстремальных форм, как, скажем, в Афганистане. В целом, живущие в странах Юго-Восточной Азии мусульмане демонстрируют терпимость по отношению к другим религиям и не так строго следуют предписаниям ислама. Однако не стоит делать поспешных выводов, предупреждает профессор социологии из Сингапура Фарид Алатас:

    - Вера местного населения не слабее и не сильнее, чем в других регионах. И вообще, связи между экстремизмом и глубиной религиозных убеждений не существует. Было бы ошибочным утверждать, что мусульмане Юго-Восточной Азии менее склонны к экстремизму, поскольку они не слишком упорствуют в соблюдении предписываемых исламом норм. Скорее наоборот: глубоко верующим мусульманам никогда и в голову не придет применять насилие. Различия между мусульманами в Юго-Восточной Азии, с одной стороны, и на Среднем Востоке, с другой, в значительно большей мере обусловлены социальными, политическими и экономическими условиями. Там, где мы наблюдаем религиозный экстремизм (не важно, у мусульман или у христиан) следует обратить внимание на условия жизни людей.

    Благодатной почвой для религиозного экстремизма является, прежде всего, бедность. Так считает пастор Анхель Кальво, который уже три десятилетия ведет миссионерскую деятельность в Малайзии, Индонезии и на Филиппинах:

      - Конфликт между христианами и мусульманами в этом регионе существовал всегда. Он обострился около ста лет назад, когда американские колониальные власти начали отбирать земли у местного мусульманского населения. В результате, например, на Филиппинах мусульмане оказались неимущим меньшинством, а их исконные земли перешли в руки американских концернов, таких как Dole или Del Monte.

      Пример Филиппин и история появления в этой стране террористических исламистских группировок достойны в этой связи особого внимания. Вспомним, что вплоть до 1975 года граждане США пользовались на Филиппинах такими же правами, как и местные жители. В ответ на нестихающие протесты населения против американского присутствия диктатор Фердинанд Маркос ввел в стране военное положение. Реакция на это не заставила себя ждать: один из противников режима Маркоса, Нур Мисуари основал на Филиппинах Фронт национального освобождения Моро. Затем последовали около полутора десятилетий вооруженной борьбы. К началу девяностых враждующие стороны были готовы к компромиссу, однако молодежь в рядах оппозиционного Фронта расценила это как предательство своих интересов и создала получившую затем скандальную известность организацию «Абу Сайяф». «Абу Сайяф» получила широкую поддержку со стороны самых радикальных исламистских движений, рассказывает пастор Анхель Кальво:

        - Эта организация стала частью так называемого движения «исламского возрождения", проявления которого мы видим сегодня в Пакистане, Ливии или Афганистане. Готовность к насилию, с которой выросли эти молодые люди из «Абу Сайяф», убийства, оружие, кровь – всё это смешалось с экстремистской идеологией.

        Справедливости ради следует подчеркнуть, что у истоков организации «Абу Сайяф» стояли идеи освободительного движения, а не терроризм на манер бен Ладена. Но за 10 лет своего существования «Абу Сайяф» окончательно превратилась в бандитскую организацию, больше известную захватом заложников, чем своими политическими требованиями. Сегодня эксперты не исключают возможных контактов филиппинских террористов с эмиссарами бен Ладена. Существует также предположение, что эта организация пользовалась и финансовой поддержкой саудовского мультимиллионера. Считается, что средства поступали через благотворительный фонд, принадлежащий родственнику бен Ладена по имени Джамаль Калифа.

        Не исключают эксперты и связей бен Ладена с индонезийскими экстремистами. Так, руководитель действующей в Индонезии организации "Движение молодых исламистов» Суаиб Дидо утверждает, что более 22 тысяч его боевиков прошли подготовку в Афганистане. Однако подобные заявления не следует принимать всерьез, советует профессор Фарид Алатас. Равно как и периодически организуемые перед посольством США в Джакарте протесты других исламистских организаций:

          - Многие молодые люди, которые выходят на подобные демонстрации, делают это за определенное денежное вознаграждение. Большинство из них – безработные. У них нет никаких шансов на будущее. У них нет конкретных политических целей или требований, но их недовольство легко использовать тем, кто заинтересован в дестабилизации ситуации.

          Организованные таким образом антиамериканские протесты являются, скорее, выражением разочарования молодых людей, лишенных перспектив, подтверждает Гоэнаван Мохамед, издатель индонезийского журнала "Темпо". По его мнению, Усама бен Ладен и ему подобные деятели отлично понимают, как можно использовать сложную ситуацию в регионе в своих целях. Ислам при этом - лишь один из инструментов:

            - Таким образом, религия становится символом противостояния. Ислам возводится в абсолют, а всё чуждое отвергается. Это - ужасно, но за всем этим кроются социальные и экономические конфликты.

            В Малайзии ситуация еще более сложная. Связи малайзийских экстремистов с бен Ладеном ни для кого не являются секретом. Многие члены исламистской организации КММ - особенно молодежь - прошли подготовку в лагерях «Талибана» в Афганистане. 16 членов КММ отбывают в настоящее время наказания в тюрьмах Малайзии за такие преступления, как ограбления банков, нападения на полицейских и убийства. Особую тревогу вызывают в регионе попытки КММ создать сеть своих подразделений за пределами Малайзии - в Индонезии и на Филиппинах - с целью установления на территории этих стран "единого государства правоверных", из которого, как заявляют экстремисты, нужно изгнать всех "неверных".

            Многие члены КММ являются одновременно и членами другой политической организации - "Парти Ислам Се-Малайзия" – Всемалайзийская исламская партия. Это - самая крупная оппозиционная партия страны, которая, ко всему прочему, является ещё и правящей партией в двух регионах Малайзии. Она объединяет 800.000 членов и провозглашает своей целью установление в Малайзии исламского государства. Неудивительно, что президент этой партии недавно призвал мусульман к джихаду и сообщил, что считает их священным долгом поддержать Афганистан как "исламскую страну, подвергшуюся нападению неверных".

            И, судя по всему, это мнение разделяет в странах Юго-Восточной Азии вовсе не горстка экстремистов. Так, опрос в Интернете, проведенный одной из индонезийских газет, показал, что около половины опрошенных считают необходимым оказать военную помощь «Талибану». Антиамериканские настроения, царящие в регионе, профессор социологии из Сингапура Фарид Алатас объясняет так:

              - Во-первых, Соединенные Штаты оказывают поддержку правительствам, далеким от демократии - или правительствам коррумпированным и несущим ответственность за бедственное положение населения. Я имею в виду Саудовскую Аравию и некоторые другие государства Персидского залива, а также Пакистан, Индонезию (во времена правления Сухарто), Филиппины (во времена Маркоса) и Иран до свержения шаха.

              Несмотря на это, американские политики не устают говорить о демократии, свободе и правах человека, что воспринимается жителями этих стран как лицемерие. США в глазах простых людей являются соучастниками преступлений, совершаемых их угнетателями. Во-вторых, не следует забывать и другой немаловажный фактор: конфликт израильтян и палестинцев. Многие упрекают Вашингтон в предвзятости; в том, что американская политика, в том числе и в рамках ООН, явно направлена на поддержку Израиля. Это - больной вопрос для мусульман всего мира.

              Правительства в Джакарте и Куала-Лумпуре не могут не учитывать подобных настроений среди жителей своих стран. Президент Индонезии Мегавати Сукарнопутри и премьер-министр Малайзии Махатхир Мохамад вынуждены балансировать на лезвии ножа: чем дольше будет продолжаться война в Афганистане, чем больше будет жертв среди мирного населения, тем громче зазвучат голоса, призывающие официально отмежеваться от политики США. Однако ни Малайзия, ни Индонезия не могут позволить себе этого. Для Малайзии США - крупнейший торговый партнер, а для практически обанкротившейся Индонезии - важный источник кредитов. Открыто встать на сторону Джорджа Буша стало бы для нынешних лидеров обеих стран политическим самоубийством. Как для Индонезии, так и для Малайзии это, скорее всего, означало бы приход к власти исламистов. Однако такое развитие событий явно не в интересах США.

              Так что единственная возможность победить религиозный экстремизм в Юго-Восточной Азии - устранить его главную причину. Как считает профессор Фарид Алатас, эта причина - бедность большинства жителей этого региона.