1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Cool

07.10.2001 Немецкие пэтэушники о ксенофобии / Гамбургский рэппер Сэми Делюкс о хип-хопе и о себе

«Расскажи мне и я забуду, покажи мне, и я запомню, заставь меня сделать и я пойму» - это высказывание Конфуция я обнаружил в качестве эпиграфа на интернетовском сайте одного немецкого ПТУ. К первому сентября 2001 года около 600 тысяч выпускников средних школ Германии выбрали эту классическую комбинацию из школы и профессиональной практики на предприятии, среди них десятки тысяч молодых иностранцев.

Как они ладят с немецкими коллегами? Этим вопросом задалась наш корреспондент Марион Кристгау.

Профтехучилище номер два в Нюрнберге расположено в самом центре города, в многонациональном районе Гостенхоф. Около 12 – обеденный перерыв. В этот момент почти у всех учеников одна цель – ближайшая турецкая закусочная. Хозяин по имени Баскент славится самым вкусным в Гостенхофе дёнер-кебабом. Жареное на вертеле мясо нарезается ломтиками и подаётся в горячей лепёшке с салатом и острым соусом – стоит обычно не больше пяти марок – дёшево и сердито. Тысячи турецких закусочных в городах и весях Германии на недостаток клиентов не жалуются – немцы любят вкусно поесть и в кулинарной области с иностранцами у них разногласий обычно не возникает. А как обстоят дела в школе и на производстве? Говорят ученики нюренбергского ПТУ № 2:

    - Мы работаем вместе, что называется бок о бок. Окриков, вроде «эй, иностранец, пошёл вон» тут не услышишь. Мы общаемся с иностранцами, они – с нами, различий мы ни для кого не делаем. Ведь иностранцы-то наши – живут в Германии, работают с нами вместе, так что проблем нет.

    - Это – русские, поляки, турки, и проблем в принципе никаких.

    - Враждебности к иностранцам нет, их много здесь и мы с ними уживаемся.

    - Нормально, ничего против иностранцев не имею, мы все друг с другом общаемся, дружим.

    - Если никто сильно не вымахивается, его воспринимают таким, каков он есть.

    Итак, если верить ребятам, то ни на фирме по сборке моторов, ни на небольшом металлообрабатывающем предприятии, где они проходят производственное обучение, ни в школе – конфликтных ситуаций с иностранными коллегами не бывает. Петер проходит обучение в ремесленном училище, около 80% его коллег – иностранцы. Для ровесников Петера, особенно в крупных городах, таких как Франкфурт, Мюнхен, Гамбург, Кёльн или Штуттгарт, где доля иностранцев в населении достигает 30%, а в некоторых классах начальных школ и 60% - в этом ничего необычного нет. Петер припоминает, что мелкие инциденты изредка случаются в паузах в курилке, или иногда в туалете неизвестный литератор нацарапает какую-нибудь оскорбительную для иностранцев надпись. Проблемы в основном у старшего поколения:

      - Да, раньше были трудности, пока не пообвыклись. Иностранцев брали в качестве подсобных рабочих, и относились к ним соответственно. Кроме того, турки держались отдельно, общались между собой по-турецки, контакты с немцами были редкими. Уже поэтому коренное население относилось к ним с пренебрежением – «ах, эти турки».

      Коллега Петера добавляет:

        - Старшие коллеги рассказывали, что раньше с недоумением смотрели на мусульман, когда те, явившись на вечернюю смену, для начала доставали молитвенный коврик. В остальном, я думаю, что люди настроенные по отношению к иностранцам враждебно, склонны обсуждать это в своём кругу. Открыто враждебность практически не проявляется.

        Штефен и Миха считают, что атмосфера на работе во многом зависит от начальника:

          - Наш шеф часто говорил, что вот – иностранец, его можно заставлять делать разную грязную работу. Он типа – негр на побегушках.

          - Да, у нас работал африканец, и один из мастеров к нему постоянно придирался. Грозил, что, если тот будет отлынивать от работы, его выгонят ко всем чертям, запугал его так, что тот рот открыть боялся.

          - Я думаю, что придираются в основном к иностранцам, по принципу, раз приехал в Германию – делай, что тебе велят.

          Именно такие окрики поначалу частенько доводилось слышать 17-летнему турку Рами. Он проходит профессиональную подготовку на железнодорожном предприятии, но теперь ладит почти со всеми:

            - Да, примерно так оно и было. Особенно «оссис», то есть немцы, приехавшие из бывшей ГДР особо вредные. Это никуда не годится.

            Но, это – скорее исключения, единогласно заявляют ребята. Случаи ксенофобии чаще всего имеют место в анонимной среде, где люди друг друга не знают и тем более никак друг от друга не зависят – на улице, на стадионе, в дискотеке, в любом случае далеко от турецкого ресторанчика Баскента с его ароматным дёнер-кебабом.

            Гамбургский рэппер Сэми Делюкс о хип-хопе и о себеСегодня я представляю одну из центральных фигур немецкого хип-хопа, некоронованного короля «фристайла» и «монстра рифм», как он сам себя называет – Сэми Делюкс из Гамбурга. По труднообъяснимому стечению обстоятельств немецкий хип-хоп зародился в конце восьмидесятых – начале девяностых усилиями коренного немецкого населения, и к тому же отнюдь не в рабочих пригородах Берлина или Гамбурга. Первопроходцы были в основном студентами и выходцами из «среднего класса и делали довольно коммерческую музыку, тогда как национальные меньшинства – турки, боснийцы, арабы или афронемцы стали заявлять о себе и своих отнюдь не надуманных проблемах только в конце девяностых. Это такие коллективы как Cartel, Kan-ak, Cribb 199, или Da Crime Posse из города Киля, прославившийся тем, что привлекла внимание американского журнала Newsweek. Сэми Делюкс - сын немки и суданца стал известен в 1998 году в составе группы Fьnf Sterne Deluxe. Сегодня Сэми работает в творческом симбиозе с коллегой DJ Tropf (ди-джеем Каплей). Оба удостоились в апреле престижной награды Komet музканала VIVA.

            Тексты Сэми поляризуют мнения не только слушателей, но и всей немецкой хип-хоп сцены. Коллеги обвиняют рэппера в крайнем эгоизме, заносчивости и предательстве хип-хоп культуры в целом. Но для каждого злопыхателя у острого на язык акробата рифм находится ответ. Из издевательств над сплетниками состоит текст „Hab gehört„:

              «Я узнаю о себе вещи, о которых сам ничего не знаю,
              что, якобы, волосы на груди и ногах я регулярно сбриваю,
              что название кру и личные инициалы выколол готическими буквами на гениталиях,
              я слышал, что никакой я не хип-хоп, и, что на рэп мне наплевать,
              что люблю глотать экстази и под техно-бит рифмы сочинять,
              я слышал, что ничего не умею, кроме как всех подряд поливать,
              а молодёжь обучаю косяки забивать...»

              и так далее.

              До того, как всерьёз заняться музыкой Сэми продавал джинсы в магазине, затем прошёл альтернативную воинскую службу. Коллега DJ Tropf разносил газеты, торговал бутербродами на гамбургском вокзале, сортировал документы в страховой фирме и тоже был на альтернативной службе в Центре диализа, а затем - полгода практикантом у звукорежиссёра театра «Талия». Музыкальная карьера обоих – дело продюсерской фирмы „Eimsbush„ – в прошлом любительской подвальной студии, в которой начинали многие известные сегодня далеко за пределами Гамбурга рэпперы и ди-джеи. Название фирмы – перл тусововчного жаргона – в своё время гамбургские хип-хоперы американизировали названия районов города, так из Эппендорфа получился Eppenhood, а из Аймсбюттеля Eimsbush. Делюкс, наверное, самый воинственный из них, enfant terrible гамбургской сцены категорически против того, чтобы обслуживать расхожие клише и быть адептом, как он изящно выражается «прусских хип-хоп догм».

                «В самом начале немецкий хип-хоп был калькой американского оригинала, но постепенно обрастал интерпретациями типично немецкого мироощущения, и поэтому, я на своей последней пластинке прямо говорю, что немецкая хип-хоп тусовка немного напоминает мне «гитлерюгенд» - те же самые прусские ценности, все думают в одних и тех же клише, как один раз научились – так и живём дальше...»

                – рассуждает в интервью «НВ» Сэми Делюкс.

                Хип-хоп культуре необходима свобода мыслей, спонтанность и открытость, - уверяет Сэми, - «...раньше как было, народ тусовался обкуренный на какой-нибудь там пати, слушал Боба Марли, Джеймса Брауна или джаз, вдруг звучал особенно классный бит, его быстренько зацикливали и сочиняли крутой рэп. Кто сегодня на это ещё способен?».

                Сэми Делюкс – участник проекта „Brothers Keepers„, который был основан афронемецким дуэтом «Братья Банту» в память о мозамбикце Альберто Адриано. 14 июля 2000 года отца семейства из восточногерманского города Дессау забили насмерть трое правых экстремистов. Песня «Адриано, последнее предупреждение» сразу попала в первую десятку немецкого хит-парада. „Hook„, то есть припев вызывает у обывателя довольно неприятные чувства «последнее предупреждение» многие интерпретируют как призыв к насильственному сопротивлению расизму. Однако, домыслы о том, что вся молодёжь на востоке страны ненавидит меньшинства, слушает неонацистский рок и систематически устраивает облавы на чернокожих – глупое и вредное заблуждение, - считает Сэми, - с восторгом вспоминая о недавнем концерте в Йене, собравшем около трёх тысяч поклонников.