1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Суть дела

07.06.2001 Взаимоотношения России и НАТО

Только в кошмарном сне могло привидеться Сталину и Брежневу то, что происходило, скажем, в последние десять дней: НАТО проводит сессию своей парламентской ассамблеи в Вильнюсе, министры иностранных дел стран НАТО заседают в Будапеште, генсек НАТО посещает Центральную Азию и Закавказье, США выходит из комплекса договоров, на которых строилась вся система безопасности, начиная с 70 годов, а Россия, похоже, только этого и ждала. Как же будут развиваться отношения между НАТО и Россией на нынешнем витке истории? Об этом пойдет речь в двух передачах, подготовленных Виталием Волковым.

Взаимоотношения России и НАТО, утеряв в последнее десятилетие, после вывода советских войск из Афганистана, черты острого военно-политического, или, как говорили, геополитического противостояния, так и не переросли в планировавшееся некоторыми визионерами тесное стратегическое сотрудничество. Однако в бытность главами ведущих в военном отношении государств Ельцина и Клинтона эти отношения всё же сохраняли форму, позволявшую в немалой степени согласовывать не только конкретные действия, но и позиции по самым общим военным вопросам. Военный конфликт в Косово расшатал, но не уничтожил эту форму взаимного сосуществования. Но приход в Кремль Владимира Путина, а во главу американской администрации Джоржа-Буша - младшего заставил всех участников конструкции Америка - Европа - Россия по-новому осмысливать своё положение и свои позиции.

Тем более что в новый век стороны вошли с военными неудачами: союз НАТО, как признают сегодня западные эксперты, не решил поставленной себе военной задачи в Косово, вся концепция действий союзников оказалась неверна, а те противоречия между европейскими и американскими партнёрами, которые скрывались во время информационной войны против Сербии, теперь вышли наружу. Россия же не смогла ни решить проблемы в Чечне, ни оказать существенного военного влияния на ситуацию в Югославии, ни, что еще важнее, продвинуться в решении долгосрочной и тяжелой проблемы в Средней Азии, теряя в опасной близости от воинственных талибов важных союзников в лице Казахстана и Узбекистана.

Сейчас с точки зрения России вопрос ставится так: сотрудничать с НАТО или соперничать? Если соперничать, то за счет каких средств и по каким позициям? Если сотрудничать, то что можно получить от НАТО и что можно ему предложить?

Исторически российским военным, в большинстве своем мыслящим себя наследниками "великой державы", или "нерушимого Союза" - как кому больше нравится это выражать - ближе и милее мысль о соперничестве. Однако для соперничества с развитой Европой и могучей Америкой нужен материальный ресурс, а, как говорит военный эксперт Владимир Луков:

    - Сейчас российские ВС оснащены лишь на 3,5 % новейшей техникой. В НАТО такая цифра составляет 75-80%. Даже по сравнению с развивающимися странами и бандформирваниями, как их называют, в Чечне российские военные вооружены несравненно хуже. В интервью газете "Красная звезда" зимой генерал Трошев заявил, что в его распоряжении техника 20-летней давности. По его словам за 90-е годы в Северо-Кавказский военный округ не было поставлено ни одной единицы современной техники, самолётов, танков и т.д. 60% авиа- и бронетехники выработали ресурс, остальные, как он сказал, держатся на ремонте и энтузиазме. Т.е. военные реформы, о которых много говорили, не имели и не имеют оборонно-технической базы.

    При Горбачёве заговорили о реформе армии советско-имперского типа. Мало что сделали, а армия развалилась сама по себе. При Ельцине под защитой российских вооружённых сил оставалось территории прежнего Советского Союза на 25% меньше, чем раньше, но с меньшими мобилизационными ресурсами - население сократилось на 40%. Истощились мобилизационные ресурсы, а имущества в армии оказалось в избытке, плюс ввозилось вооружение из-за рубежа. В итоге, и при Путине ВС могли беспрепятственно продолжать разбазаривать материальные части и разворовывать казённое имущество. Эти процессы шли под прикрытием стонов об отсутствии у военных денег на щи да кашу, не говоря уж о модернизации и контрактной службе.

    Почему? Потому что у военного истеблишмента России нет идеологического дна! Очень большие средства утекают из Минобороны к теневым структурам. А оттуда - в офшоры. Кстати, в США и Канаде следят за этими процессами в 55 офшорных зонах. Этот глобальный контроль-мониторинг установлен с 97 года по программе отслеживания действий русской военной мафии.

    Как, и, главное, зачем Путину проводить военную реформу? На этот вопрос он, наверное, даст ответ к лету, когда министр обороны США Дональд Рамсфелд сформулирует отношение ВС США к России. Но уже сейчас видно, что США и НАТО в целом относятся к России при Путине не так как при Ельцине, и далеко не с теми симпатиями, как при Горбачёве. Более того, наступает этап жёсткого ограничения российского военного экспорта в страны, где сложились антизападные режимы. До сих пор и Ельцин, и Путин пользовались снисходительным отношением НАТО к полулегальной контрабанде российских вооружений по всему миру. Подразумевалось, что заработанные таким образом на стороне деньги будут служить обществу в целях демократии, о которой говорили в течение 10 лет. А на то, что деньги уходили в офшоры, внимание обращали редко.

    Напомню, что о том, какими механизмами пользуются российские военные при черной торговле вооружением и другой попавшей в их распоряжение собственностью, уже было рассказано в одном из выпусков «Сути дела». Однако сейчас важно выделить другой момент, на который обратил внимание Владимир Луков: новая администрация США не намерена закрывать глаза на финансовую деятельность российских военных. Правда, у России есть другой, достаточно старый, "дедовский", однако, достаточно, верный способ не только заработать деньги на военной индустрии, но и припугнуть НАТО, или, по крайней мере, европейскую пульку участников Североатлантического альянса.

      - Коммунисты и националисты будут подталкивать Путина к такой военной реформе, которая, по их мнению, сможет помешать расширению НАТО. Это означает создание военных форпостов России вблизи НАТО - в Белоруссии, на Балканах, вполне возможно - вблизи Армузского пролива, где пока идёт нефть для стран НАТО. Затем повышение ставок на ядерное устрашение. Иракские ядерные следы России превращаются в тропы сотрудничества с подобными странами. 3-4 тыс. самолётов Россия готовит к отправке в Южную Корею, тысячи вертолётов, самолётов, танков. Больше чем полтора миллиарда долларов. Там идёт модернизация вооружений.

      Россия при Путине не склонна восстанавливать империю или устанавливать гегемонию в зонах вокруг России. Чтобы ни говорилось. На такие планы нет ни средств, ни кадров. А вот рейды в тыл потенциальных противников с территорий дружественных Путину режимов вероятны. Возьмем Северную Корею. Там готовится такой рейд в тыл всем странам НАТО из космоса. Это дёшево, современно и эффективно. Затопление станции "Мир", происходившее по графику, вызвало панику даже в Париже, а что могут испытывать гражданские лица, если северокорейский спутник вдруг зависнет над ними без объяснения причины.

      Есть официальное сообщение, что в конце февраля следующего года Путин поедет в Северную Корею. Уже существуют планы совместного запуска спутника Россия - Северная Корея - Южная Корея.

      По мнению Владимира Лукова, в условиях усложнения отношений с США не только по военно-политическим, но и по военно-финансовым вопросам, реформа армии в России будет в значительной степени ориентирована на техническое удовлетворение заказчиков из, так называемых, "стран-изгоев".

        - Многие российские военнослужащие признают, что они не прочь послужить в Европе, США и даже Австралии. Но при Путине их вряд ли туда пошлют и вряд ли пустят западные коллеги. Хотя года два-три назад такие люди были, и в тех же США проводились совместные военные маневры. Но одной Приштины 99-го американцам хватило, чтобы разочароваться в перспективах сотрудничества с российскими военными. А вот военное начальство в Ираке, Иране, на Кубе и других странах охотно примут российских ветеранов Чечни, Афгана, Абхазии и их молодых последователей. Путин говорит о демилитаризации общества, а сам тянется к финансовым сосцам военных режимов и полудиктатур. Пока у России сохраняется промежуточный статус - не противник, но и не союзник НАТО. В таком положении военные реформы в России будут ориентироваться на взаимодействие с этими режимами. Там главный рынок российских военных товаров и услуг.

        С другой стороны, культивация отношений с вероятными потребителями технической и человеческой продукции российского ВПК в Азии потребует от российской стороны развития деловых партнерских отношений с представителями другой ментальности и другой веры, в первую очередь - ислама! Но, как отмечает военный эксперт Владимир Луков:

          - Вооружённые силы России интегрированы в европейское христианство в течение 300 лет. Как русские солдатики с крестиками будут смотреть на то, как их иракские партнёры по бизнесу 5 раз в день совершают намаз? Нет подобного взаимодействия и понимания даже с коллегами в Таджикистане, Кыргызстане и Туркменистане. А что говорить о дальних восточных странах?

          Вооруженные силы "охристианились". Не за горами время, когда российские батюшки будут освещать ввод в строй ракетных шахт и пуск ракет. Это одно из направлений военной реформы России.

          В то же время страны НАТО, и особенно Европа, с одной стороны, ждущая от России возвращения долгов, а, с другой, сохранившая за собой возможность вести относительно самостоятельную политику в отношении Ирана, Ирака, Вьетнама и других стран - потенциальных партнеров России, может и не возражать против такого развития событий. Естественно при условии строгого контроля над происходящим.

            - Именно доходы от военного экспорта позволяют нынешнему правительству выплачивать долги. Всё идёт к тому, что Россия будет зарабатывать на военных товарах в Азии, чтобы расплатиться с долгами странам НАТО. Вот модель мирного военно-технического сотрудничества Запада и Востока при Путине.

            Однако, в политическом арсенале путинской России есть еще одна модель взаимодействия с НАТО: внести в Атлантический Союз определенный раскол, вступив в партнерские отношения со странами Европы! После операции НАТО в крае Косово, после того, как военные бюджеты некоторых европейских государств оказались истощены действиями, проходившими под сильным нажимом США, которые с самого начала операции отнюдь не стремились учитывать мнения и желания европейских союзников, а затем вовсе не по-партнерски заговорили о выводе своего личного состава из края, после того, как команда Буша-младшего пошла на построение новой, автономной национальной космической СОИ, после новых бомбардировок Ирака эта модель нашла определенную поддержку и на европейском западе. Не случайно военные европейских стран заговорили о желании создать собственный, европейский военный блок. Владимир Луков считает, что российское руководство с большой, даже со слишком большой надеждой смотрит на эти робкие попытки европейцев заявить о своем самостоятельном существовании:

              - Путин по-ленински пытается расколоть НАТО. Мол, там у них империалистические противоречия. Мы видим, что он едет дружить в ФРГ и Францию против США, в Канаду за тем же. Противники определяются так, как это было 10 лет назад.
              Лишь у США есть средства и опыт продуктивных переговоров с Россией по военным вопросам.

              Тем не менее, с точки зрения осуществимости этот новый "европейский" мотив отношений между Россией и НАТО имеет определенные перспективы. "Негативные" аргументы России для побуждения Европы к такому сотрудничеству в данном случае достаточно очевидны - близость границ, сравнительная военная мощь, владение "нестандартными", "неполевыми", но весьма эффективными методами раскачивания экономики и системы безопасности благополучных соседей (от угроз утечки с ядерных реакторов, эпидемий и т.д. до угроз организации диверсий через экстремистов третьих стран на стратегически важных объектах, к примеру, АЭС в Германии или во Франции). С другой стороны, имеются и "позитивные" - вряд ли Европу увлечет альтернативный путинский "звездный" план и они откажутся от сотрудничества с американским аэрокосмическим комплексом в пользу российского, но речь может идти, и уже идет, о подключении России к беспокоящей Европу борьбе с терроризмом и наркотиками.

              Разговор об этом будет продолжен в нашей следующей передаче.