1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Суть дела

06.12.2001 Будущее Косова после выборов - югославская провинция или независимое государство?

После парламентских выборов, прошедших в середине ноября, будущее Косово все еще остается туманным.

Жители этой сербской провинции избрали свой парламент и это уже довольно весомый аргумент против сохранения де-факто ныне существующего режима протектората.

Законодательный орган Косова конституируется 10 декабря. Преимущество в нем, как известно, получили албанские партии. Наибольшее количество депутатских мандатов у Демократической лиги Ибрагима Руговы. Эта партия по официальным данным имеет 47 мандатов из 120 - ти. Теперь она должна создать коалицию с другими политическими силами, чтобы согласно резолюции ООН № 1244 приступить к формированию администрации Косово в составе Югославии. Более радикальная - Демократическая партия бывшего командиром Армии освобождения Косово Хашима Тачи получила - 26 мест в парламенте. У сербской коалиции "Повратак" ("возвращение") 22 мандата, причём 10 мест автоматически были зарезервированы за сербами как национальным меньшинством. За другими меньшинствами закреплены ещё 10 мест.

По международному плану урегулирования ситуации в этом регионе парламент теперь должен избрать президента автономии Косово, а тот в свою очередь предложит кандидатуры министров для образования правительства. В итоге, должна получиться парламентская демократия со своим президентом и правительством. Будущее правительство Косово будет решать широкий круг вопросов, однако полномочия этого правительства в области безопасности, внешней палитики и юстиции будут ограничены.

Однако, как показывают события, большинство политиков в Косово совсем не устраивает такое будущее. Косовские албанцы уверены, что борьба за национальное освобождение от сербского угнетение должна быть продолжена. Еще не были обьявлены официальные итоги парламентских выборов, как умеренный лидер "умеренных" албанцев Ибрагим Ругова заявил, что он хочет видеть свою страну независимой. Именно борьба за независимость от Югославии станет первоочередной задачей его администрации." Мы настаиваем на том, чтобы независимость Косово признали как можно скорее", - подчеркнул Ибрагим Ругова.

Планируемый албанскими политиками суверенитет является как раз тем, чего боялись сербы, идя на парламентские выборы. Сербское меньшинство в Косово, естественно, хочет, чтобы этот край остался в составе Сербии, которая входит в состав Югославии. Однако вряд ли этому меньшинству удастся отстоять свою позицию.

Представители международных организаций в Косово реагировали на заявления о стремлении к независимости довольно сдержанно. Руководитель миссии ОБСЕ в Приштине нидерландец Дан Эвертс сделал довольно обтекаемое заявление по поводу перспективы, очерченной Руговой.

"Каждый политик имеет право свободно высказывать свои политические амбициии. Ни для кого не является тайной, что независимость Косово - это цель, я думаю, всех албанских партий. Это законно, как и то, что для других партий - это сербская провинция, или республика. Все эти позиции теперь представлены, это проявление уважительного отношения к свободе мнений и политических идей. Я не вижу проблем в том, что Ругова заявляет о независимости, как о своем кредо".

- отметил глава миссии ОБСЕ в Приштине Дан Эвертс. Однако после озвученных на этом этапе идей, могут последовать и действия. Напомним, резолюция Совета Безопасности ООН предусматривает автономию Косово в составе Югославии. После образования правительства основная власть по - прежнему должна остаться в руках ООН, которая и в дальнейшем будет являться гарантом безопасности региона. Кроме того, именно ООН должна заняться проблемой окончательного определения статуса Косово. Однако, теперь, после выборов, мировому сообществу, видимо, придется считаться с демократически избранным законодательным органом Косово и его правительством. Отношения между албанцами и представителями международных организаций, конфликтные уже сейчас, наверняка, будут ухудшаться.

Уже сейчас от представителей временной администрации - а это в общей сложности не менее 10 тысячч человек - редко услышишь доброе слово в адрес албанцев. Один из британских сотрудников миссии ООН, говорит, что раньше считал, что албанцы будут обходиться с национальными меньшинствами иначе, нежели сербы, но это оказалось иллюзией.

Рынок жилья здесь невелик и квартплата очень высока, прежде всего потому, что иностранцы могут снимать квартиры по таким ценам. Неизбежны проблемы, которые касаются албанцев - сотрудников структур ООН. Многие работают здесь водителями, уборщиками, переводчиками. Как и во всех других миссиях ООН в мире, здесь возникает недовольство значительными различиями в оплате труда местных и иностранных сотрудников международных организаций - это неприятное сопутствующее явление каждой миссии ООН в любой стране мира. Заметны проблемы и на более высоком уровне. Число мест в переходном совете строго разделено между политическими силами и там работают люди, делегированные партиями, а не подобранные согласно их компетенции. Многие албанские политики и чиновники предпочитают решать проблемы не на основе изучения документов, а путём личных контактов и закулисной борьбы.

После параламентских выборов от прежних структур к косоварским министерствам перейдут многие функции, но не все, примерно 80 процентов. Поэтому руководитель миссии ОБСЕ в Приштине напоминает:

"Я хотел бы подчеркнуть, что парламент Косово будет иметь ограниченный мандат. Его компетенция заключается в решении внутренних вопросов. Вопрос международных отношений или статуса зарезервирован за международными организациями. Поэтому в данный момент никто не может сказать избирателям, что на следующий день посьле выборов придет независимость. Этот процесс требует времени и международных переговоров".

- считает руководитель миссии ОБСЕ Дан Эвертс. Однако рассчет на время вряд ли оправдан, ведь у европейских стран нет единого взгляда на будущее Косова. Тем более, что с конца прошлого года - после свержения Милошевича - Белград перестал быть противником Запада. Кстати, министр иностранных дел Бельгии, председатльствующей сейчас в ЕС, заявил, что Евросоюз выступает против любых изменений статуса этой югославской провинции. Пока неясно, как заметно возрастет компетенция демократически избранного парламента, ясно одно, что области трения при решении вопросов, особенно тех, которые будут касаться статуса области, увеличатся.

Неопределенное и нерадостное будущее Косово - это не судьба, а итог определенных ошибок. С самого начала (с 1998 года) было ясно, что в Косово не обойтись без создания международной администрации и введения иностранных сил. В 1999 году в Рамбуйе состоялись переговоры по урегулированию ситуации. Контактная группа предусматривала тогда в качестве одной из мер введение международного контингента войск. Однако уже до начала бомбардировок в марте было понятно, что автономия в составе Сербии не будет функционировать.

Миссия ОБСЕ примерно за три месяца сумела оценить ситуацию и располагала дееспособным персоналом. В Генеральном секретариате организации в Вене в апреле - мае 1999 года, уже после начала бомбардировок, обсуждались конкретные идеи послевоенного порядка в Косово. Предполагалось взрастить новые политические силы, привлечь молодых, компетентных косоваров и игнорировать партии. План остался без внимания. Более того, по требованию России мандат для формирования международной администрации получила не ОБСЕ, а ООН.

Аппарат ООН - изначально громоздкий и медлительный - не был готов к выполнению своей миссии в Косово.

Первые ошибки были допущены еще до начала гражданской миссии, иностранными войсками, которые не смогли полностью обеспечить безопасность неалбанского населения и непроницаемость границ Косово.

Например, немецкий контингент не воспрепятствовал вступлению в город Призрен отрядов Освободительной армии Косово, которые учинили погромы сербских магазинов в городе. Через несколько дней после этого террора местные сербы начали уходить из города. А ведь Призрен был единственным городом в Косово, в котором представители разных национальностей ранее жили мирно.

Американцы в своем секторе сначала оставили без охраны сербские поселения. Это спровоцировало албанцев на проведение актов насилия и способствовало разобщению между сербским севером и албанским югом. Районы, населённые сербами, оставались в состоянии перманентной осады.

Разобщению способствовало и то, что администрация ООН прежде всего начала помогать местным партиям. Благодаря этому они теперь выиграли выборы.

Еще в 1999 году первый назначенный ООН администратор, который должен был приступить к выполнению своих обязанностей, не мог попасть в ратушу, потому что непризнанное правительство Хашима Тачи назначило во все общины своих наместников, которые заняли все административные помещения.

Некоторые представивтели ООН начали налаживать контакты с этими нелегальными структурами и даже издавали совместные декреты, другие демонстративно игнорировали администрацию Освободительной армии Косово. В некоторых районах это продолжалось до конца 1999 года , пока администрация Освободительной армии не сложила свои полномочия.

С июня до декабря 1999 года власть албанских партий укреплялась, учреждались мафиозные экономические структуры. В это время лидеры Освободительной армии поделили между собой бензозаправки - единственные надежные источники прибыли. До сегодняшнего дня во многих общинах они являются символами власти. После местных выборов 2000 года первые демократические структуры вступили в конкуренцию с мафиозными.

Довольно рано у международной администрации начались конфликты и с Демократической лигой Ибрагима Руговы. Эту партию, которой принадлежит каждый пятый косовар, можно назвать умеренной только по причине ее инертности. На самом деле для нее независимость является высшей, если не единственной целью. Борьба за независимость от Югославии для многих албанских политиков в Косово скорее больше образ жизни, нежели некая этапная цель.

Миссия ООН видела и видит свою задачу в том, чтобы удержать баланс между собой и местными структурами. Но она была не в состоянии заменить их.

"Многие эксперты полагают, что политики получили то, что они заслужили. После выборов Косово оказалось перед нестабильным будущим, которое обещает новые локальные конфликты. Избежать их удастся только в том случае, если Европа поможет становлению независимости провинции. Сейчас этому может способствовать международная ситуация. Россия занята созданием новых партнерских отношений с США и едва ли захочет отягощать их новыми проблемами на Балканах. Новый демократический Белград имеет шансы списать окончательную потерю Косова на режим Милошевича. Китай больше не имеет союзников в Белграде, а значит у него нет интерса к этому региону".

Возможно, что именно независимость мирного Косово станет альтернативой ранее высказанным идеям о разделении территории на сербскую и албанскую части.

О разделе, кантонизации Косова говорил минувшей весной влиятельный белградский политик, руководитель специальной югославской правительственной комиссии на юге Сербии и вице-премьер правительства Сербии НЕбойша Чович.

Во многом благодаря Човичу новая продемократическая власть в Белграде посмотрела в глаза реальности. А реальность такова: под эффективный контроль Югославии населенные албанцами районы Косова не вернутся, потому что албанцы, охваченные лихорадкой национально-освободительной романтики, не видят себя гражданами Югославии. Но и о провозглашении независимости Косова речь идти не может – а потому на неопределенный, и, судя по всему, довольно долгий срок, населенные албанцами районы края останутся фактически под протекторатом международного сообщества.

А в преимущественно сербские анклавы, по замыслу Човича, вернутся югославская армия и югославская гражданская власть, которой на деле предстоит подтвердить приверженность принципам демократии. И коль скоро там, в этих районах, удастся продемонстрировать, что Белград отныне готов неукоснительно соблюдать права человека – как знать, может, со временем изменится и позиция радикальных сейчас албанских политиков.

Его идея и в Белграде, и в Приштине, и в западных столицах стала предметом бурной дискуссии, но – не руководством к действию. Чович фактически предлагает реализовать в Косове опробованную в Боснии схему разграничения, а результаты претворения в жизнь Дейтонских соглашений таковы, что оставляют простор и для критики, и для похвалы в адрес их авторов.

Внешние перемены в Косово, предпринятые под давлением международного сообщества все еще не решили главную проблему . Живущие в Косово сербы хотят, чтобы провинция оставалась частью Сербии, в свою очередь албанцы хотят независимости. Пока существует эта проблема, в стране останутся международная военная и гражданская миссия.