1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Мосты

06.09.2001 Репортаж из кельнского ресторана «Радио ЕрИван»

Тему сегодняшнего выпуска передачи „Мосты„ нам подсказал Олег Марченко из Киева. Вот что Олег пишет:

    «В ваших передачах об оазисах национальной культуры в последнее время прошло много интересных репортажей. Запомнился рассказ о японском ресторане. Недавно я узнал, что бывший советский баскетболист открыл в Германии украинский ресторан. А есть ли в Кельне рестораны украинской или русской кухни?»

    Ресторана украинской кухни у нас нет, а вот русской и даже – кавказской – есть. Моя коллега Наталия Королева побывала в кельнском ресторане «Радио ЕрИван». Предлагаю вашему вниманию ее репортаж.

    Этот ресторанчик расположился почти в центре Кельна, на оживленном перекрестке неподалеку от университета.

    Светящаяся вывеска над его входом всем прохожим бросается в глаза: «Радио «ЕрИван». (Причем, в слове «ЕрИван», по известным каждому из нас причинам, нарочито сделана ошибка.) У местных жителей это особого удивления не вызывает: передача с точно таким же названием долгое время транслировалась по кельнскому телеканалу РТЛ. И анекдоты, каждый из которых начинается с фразы: «Армянское радио сообщает...» (разумеется, в немецкой интерпретации), тут у многих до сих пор на слуху.

    В зале «в живую» льется музыка. Исполняют «Подмосковные вечера», а обстановка - как в уютном деревенском доме где-нибудь в предгорье Кавказа. Плетень из ивовых веток. Росписи «под Нико Пиросмани» на стенах. Кувшины по углам. Свечи на нарядно убранных столах. Добротные деревянные стулья и скамейки. А на одной из полок бара - громадных размеров «антиквариат»: радиоприемник производства середины, а то и начала 60-х. «Радио «Ереван» сообщает...» - из него, правда, не раздается. Но так и кажется, что это вот-вот произойдет.

    Сегодня пятница. Зал ресторана полон. Немецкая речь перемежается с русской. В воздухе витает умопомрачительный запах шашлыка. За одним из столиков уплетает чахохбили запивая красным вином широкоплечий блондин. Это инженер Роланд Кипнер. В «Радио «ЕрИван» он впервые.

      - Еда здесь необыкновенная. И атмосфера потрясающая. Правда, блюда, которые тут подают, мне совсем не знакомы. Но разве это имеет значение! Главное – вкусно! А еще меня радует то, что здесь можно познакомиться с новой культурой. Я с удовольствием приду сюда еще.

      Уве Решель, контролер по профессии, в этом ресторанчике тоже в первый раз:

        - Здесь очень мило и уютно. Пока, вот, пробую холодные закуски. Приготовлено – высший класс! А музыка, какая замечательная! В самом деле, я страшно рад, что зашел сюда.

        За большим столом в углу устроилась веселая компания из восьми человек. Перебивая друг друга, оживленно болтают по-немецки. Но одна из дам, услышав, что я говорю по-русски, тут же легко перешла на русский язык. Оказалось, Ирина Владимирская – постоянный гость ресторана:

          - Я была организатором этой встречи. Мы все работаем в фирме «Байер». И вот вместе учили английский язык. Сейчас наш курс закончился, и мы решили отметить это в русском ресторане. А сюда мы пришли, потому что здесь очень хорошая кухня: много раз мною лично испробована. Хорошая музыка, приятная атмосфера. Ну, а хозяйка – просто душа заведения. Каждый посетитель – желанный гость здесь: с момента заказа и до самой последней минуты человек окружен ее вниманием. И все здесь очень так лично. Она задает хороший тон, следит за качеством. Чувствуется, что сотрудники ее - повара, официантки, музыканты – работают на уровне. Здесь нет халтуры.

          Хозяйка ресторана, бывшая москвичка Маша Гаспарян, молодая привлекательная брюнетка с черными, как смоль, глазами, на месте практически не сидит. Лично встречает гостей, провожает их к столикам. Нередко сама принимает заказы и обслуживает. И – всегда улыбается. Как оказалось, в сфере обслуживания Маша – человек сравнительно новый.

            - По специальности я инженер. Диплом подтвержден в Германии. И отношения к гастрономии я не имела никогда никакого. Просто, приехав сюда, я поняла, что по своей специальности я работать не буду. Может быть, даже и не хочу. Потому что опыта работы у меня не было, я закончила институт и сразу приехала в Германию. Конечно, я готовилась к открытию своего заведения: работала в других ресторанах - официанткой, управляющим. А потом, вот, открыла свой.

            Почему же он называется именно «Радио «ЕрИван»?

              - Дело в том, что я искала название, которое бы соответствовало духу ресторана. У нас ведь тут русская и кавказская кухня. Называть ресторан «Самовар», «Калинка», «Москва» – какими-то избитыми уже именами - мне не хотелось. С другой стороны, хотелось, чтобы и немцам название тоже было понятно. Оказалось, что на немецком телевидении, в программе РТЛ, была такая передача - «Радио «Ереван». И я решила назвать ресторан «Радио «ЕрИван». Причем, это можно было и стилизовать: оформить зал какими-то смешными картинками, придумать специфические названия в меню. И я не жалею. По крайней мере, это название ни с каким другим не перепутаешь.

              Очередной русский ресторан в Кельне? Не много ли для сравнительно небольшого города? Ведь несколько подобных заведений в рейнской метрополии существует уже давно.

                - Конечно, я знала, что в Кельне уже на тот момент существовало три русских ресторана. Но я шла от противного: недостатки, которые я видела в тех заведениях, я хотела у себя искоренить, то есть, сделать с точностью наоборот. И потом, я решила в своем ресторане сделать не только русскую кухню, не ограничиваться традиционными пельменями, варениками, пирожками. Я хотела открыть маленький ресторан с многонациональной кухней – подавать тут и узбекский плов, и кавказские шашлыки, и украинский борщ, и жюльен, который был очень популярен в Москве, в моем любимом ресторане «Славянский базар». Я постаралась сделать разностороннее меню - чтобы наши люди, приехав оттуда и, побывав здесь (неважно, из какой они республики), могли найти у нас что-то свое, что было в их республике очень популярно. А немцам показать, что мы можем делать не только пельмени с борщом, но и много другого вкусного и разного.

                Что же нужно человеку, решившему открыть в Германии свой ресторан?

                  - Прежде всего, нужно иметь большую силу воли. Конечно - деньги, конечно - желание. Но все-таки большую силу воли и упорство: когда тебе говорят «нет» в одном кабинете, идти в другой кабинет. Я ходила по очень разным кабинетам. Приходилось «обивать пороги» на бирже труда, в стройуправлениях, в отделе технического обеспечения и т.д. Кредит в банке я не получила. В принципе, я и не хотела этого делать. Впоследствии я получила кредит в «брауерай». Это завод, который производит пиво. Это помещение, кстати, принадлежало ему.

                  Помещение для ресторана Маша искала три года. Предложения маклеров отметала одно за другим. Ее ресторан (непременно – с летней террасой) должен был располагаться только в центре города, в бойком месте с отлично налаженной инфраструктурой: чтобы остановка трамвая и автобуса рядом была, чтобы было где машину поставить. И уголок Кельна, на котором Маша остановила свой выбор, всем этим критериям отвечал. В результате договор о найме был подписан, после чего Маша получила разрешение заниматься частным предпринимательством.

                    - И – последовали проверка за проверкой: насколько моя кухня соответствует стандартам - по метражу, по оборудованию, по вентиляции. Смотрели, какие у меня подсобные помещения, какая температура в пивном и винном подвалах. Мне казалось, что конца этому не будет. Но все-таки я получила разрешение открыть ресторан.

                    Теперь предстояло организовать рекламную компанию.

                      - Первая реклама, которую мы сделали в газетах, принесла мало. Потом мы разбрасывали рекламу по почтовым ящикам, вставляли рекламные листки за дворники автомобилей - где только возможно. Но все-таки 80 процентов гостей появилось благодаря так называемой «устной пропаганде»: человек случайно зашел, поел, ему понравилось, рассказал на работе, родственникам, друзьям, и те пришли тоже.

                      Так или иначе, «первый блин» оказался «комом». На открытие ресторана с оригинальным названием «Радио «ЕрИван» почти никто не пришел.

                        - Мы открылись в канун Рождества. Это очень тяжелое время, потому что в Германии это семейный праздник. Наверно, самым счастливым в тот день был первый гость, который получил бесплатный обед и попробовал все сорта нашей водки (у нас их семь). Я же в первый день очень нервничала и безумно устала, поскольку работа была проделана громадная. Людей пришло немного – в основном, друзья и знакомые, которые знали, что мы открываемся, и пришли поздравить. По-настоящему дело пошло лишь спустя год. Канули, наконец, в прошлое времена, когда Маша сидела одна в нарядно убранном, но пустом зале, курила одну сигарету за другой и проклинала все на свете. Пресловутая «устная пропаганда» сделала свое дело. Случайно забредшие посетители, отведав машиной кухни и насладившись уютной атмосферой, возвращались снова и снова – уже в сопровождении знакомых, родственников, друзей. Сегодня у Маши множество постоянных гостей. Приходят просто так – вкусно поесть, отдохнуть от забот, расслабиться. Устраивают банкеты. Отмечают дни рождения и свадьбы, помолвки и... поминки.

                          - Я стараюсь создать такую атмосферу в ресторане, чтобы она подходила и для вечера при свечах для молодых людей, влюбленных друг в друга, и для пожилых людей, которые пришли сюда послушать музыку – ту, которую они слышали у себя на родине, когда были молодыми. Все-таки ностальгия у людей существует. И я хотела поддержать то чувство ностальгии, которое есть у людей, уехавших в Германию из России: чтобы они в этом ресторане, в центре Кельна, почувствовали себя хоть на час, на два, как у себя дома. Ведь здесь русская музыка звучит, здесь все, начиная от музыкантов, меня, официантов, поваров, говорят по-русски.

                          Здесь есть, в конце концов, меню на русском языке, блюда, которые им знакомы с детства, которые им готовила мама, бабушка. Весь этот ресторан устроен так, как хотелось мне. Одним это нравится, другим – нет. Поэтому кто-то становится постоянным гостем этого ресторана, а кто-то – нет. Я считаю, что если люди пришли в ресторан, они должны обязательно вкусно поесть, и им должно быть весело. А, уходя из ресторана, они должны обязательно взять визитную карточку (по собственному желанию!), чтобы вернуться сюда еще. И если это происходит, то я считаю, что и у меня, и у людей вечер удался.

                          Котлеты «по-киевски», чебуреки, чахохбили, вареники... Слюнки текут от одного названия этих блюд. Цены в меню – в пределах разумного. По каким же принципам устанавливает их хозяйка?

                            - Я сама делаю закупки и хорошо знаю все цены. Я покупаю продукты в таких местах, где они немножко дороже, чем в больших супермаркетах, но это оправдывает себя, потому что если, скажем, мясо дороже, то и качество у него, как правило, лучше. Я на продуктах не экономлю. Цены устанавливаю в зависимости от себестоимости. Потом калькулирую процент: учитываю при этом и аренду за помещение, и зарплату персонала, и свет, и воду. Ну, и свой заработок, естественно, потому что это все-таки частное предприятие. От составленной в результате цены вычитаю три или пять процентов – чтобы не переносить свой ресторан в категорию дорогих заведений, чтобы он не оказался недоступен какой-то группе населения. Я считаю, что цены у меня приемлемые и каждый человек может себе позволить поужинать в моем ресторане. Цены на горячее, например, колеблются от 15 до 28 марок. Может, не каждый может заказать себе блюдо, которое стоит 28.50, но котлету по-киевски или баранину в горшочках за 17-18 марок, я думаю, может позволить себе каждый.

                            Рабочий день Маши Гаспарян начинается в 10 утра, а заканчивается далеко за полночь. С утра до вечера – как белка в колесе: закупка продуктов, визиты к налоговому советнику, консультации с адвокатом, обслуживание посетителей. Дел – невпроворот. Так что времени ни на семью, ни на увлечения практически не остается.

                              - У меня сын, ему семь лет. К сожалению, я его очень редко вижу. Как правило, только в свой выходной - по понедельникам. И то – не всегда, потому что мы организовали «танго-салон». Ресторан не должен стоять на месте. В противном случае здесь появится запах болота. А этого не должно быть. Каждые три месяца я меняю меню, вношу новые блюда. Помимо «танго-салона», мы собираемся устраивать вечера знакомств для одиноких людей. А это занимает время. Поэтому времени ни на личную жизнь, ни на хобби не остается. Хобби – это мой ресторан. Это моя жизнь, мое хобби, мое средство к существованию. Любой бизнес – это великий труд.

                              Впрочем, бывают периоды, когда энергичную Машу одолевает такая тоска, что хочется все раз и навсегда бросить.

                                - Если бы вы знали, как часто это хочется сделать. Конечно, когда что-то не получается или когда смертельно устала, когда пришла с работы в пять утра, а в восемь уже нужно вставать, потому что в ресторане пустые холодильники, все продано и нужно ехать опять за покупками, нередко думаешь: ну, зачем тебе такая жизнь. Займись чем-нибудь другим, устройся на работу с десяти до пяти, получай свою зарплату и живи спокойно.

                                Но когда я задаю Маше последний вопрос: есть ли у нее «голубая» мечта, она, не задумываясь, отвечает:

                                  - Моя «голубая» мечта? Наверно, открыть еще один ресторан.