1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Суть дела

06.09.2001 Белоруссия выбирает президента

Я надеюсь на то, что разум народа возобладает. Народ учится на своих ошибках. В конечном итоге народ поймет, что, в принципе, все зависит только от него, и он выберет человека, который смог бы не подавлять, не управлять, а просто помогать делать нашу жизнь такой, какой она должна быть.

Через три дня мы будем знать наверняка, что президентом Беларуси вновь стал Лукашенко. Предстоящим выборам мы уделим ещё немало времени в наших передачах. Вы услышите мнения политиков, политологов, журналистов. Сегодня с помощью белорусского студента Сергея Мигица, проходящего журналистскую практику в нашей редакции, вы сумеете узнать мнения простых белорусов, почувствовать атмосферу этой страны.

Не смешной разбор полетов

В Беларуси заканчивается жатва, время подводить итоги. Здесь это называют не иначе, как разбор полетов. Ежегодно время уборки урожая превращается в театр одного актера, при чем профессионального.

Декорацией становится природа Беларуси, а массовкой – её обитатели, по большей части - правительство и местные руководители. Присутствие зрителей на этом спектакле, как и на любых других мероприятиях, организуемых официальными властями, необязательно. Постановка попросту настигает вас повсюду.

Размах – похлеще „Фауста“ Гете, сцена великодушно предоставляется телевидением и радио, стенография в печати обеспечена, сбои исключены. В Беларуси любят широкие жесты.

Что это – талант импровизатора, или хорошо заученная роль?

Всё очень серьёзно. Во всяком случае, в Беларуси над этим уже (больше) никто не смеётся. Кульминацией становятся „Дожинки“, так называется праздник урожая, где благодарные жители городов и сел благодарят Бога и правительство за то, что зима не будет голодной, ну и официальный выходной заодно проводят в культурном общении с властью и друг другом, что, как известно, сближает.

Помню, моя бабка всегда боялась, что картошка может не уродить, и, затаив дыхание, ждала, когда урожай будет собран, чтобы облегченно выдохнуть или со страхом сказать: голод будэ. И так каждый год. Но это было еще до новой власти. Теперь успокоением занимаются сверху, и голода боятся нечего, когда все так поставлено. Главное, чтоб не было войны.

Бесспорно, Лукашенко понимает, что и как нужно говорить народу. Любая демонстрация действительных или кажущихся успехов помогает росту популярности власти. Прием известный и с успехом применяющийся перед выборами.

Сложных слов не говорить!Только выборов-то нет, настоящих альтернатив нынешнему президенту нет. Или народ о них почти ничего не слышал? Поэтому для „укрепления плюрализма и уравнивания шансов“ президент Беларуси даже отказался выступать по телевизору с призывами голосовать за себя. Народ, мол, сам решит, кто ему нужнее. Только от этого в телевизоре меньше президента не стало. Ведь в стране столько дел, которые требуют его непосредственного участия. А то, что рабочие речи президента Беларуси незаметно переходят в пламенные выступления, нет не агитационные, как вы могли подумать, а в разъяснительные беседы, телевизионный ликбез, если хотите, многим по душе. Главное, чтоб много сложных слов не говорил, дабы народ проникновенно вникал и духовно участвовал в росте злаков и самосознания.

Послушаешь Лукашенко, всё идет хорошо: валовой национальный продукт растёт, народу обещают с Нового года повысить зарплату и увеличить пенсии, возникла и приносит плоды "многовекторная политика" (ещё бы понять, что это такое), демократия хорошо укоренилась на плодородной белорусской почве.

Но все это только если смотреть на жизнь через призму белорусского телевидения и официальных газет, глашатаев плюрализма по-белорусски. В этой официально провозглашенной демократии есть только одно мнение. Любознательные, желающие знать больше, должны черпать информацию в полуподпольных газетах и получать ее из-за границы.

Доказательство от противногоОфициальная информация белорусских властей основывается на официальных же статистических данных. И, казалось бы, народу остаётся только гордиться таким правительством, ведущим его к неизбежной победе демократии и продолжать спокойно работать на благо Родины. Но, если вы приедете в Беларусь и поговорите с её жителями, то сразу поймёте, каким образом создаётся популярность Лукашенко. Давайте попытаемся подтвердить тезис о прозрачности власти в Беларуси.

Лучшее доказательство - доказательство от противного. Поэтому послушаем тех, кого нынешняя власть в Беларуси по каким-то причинам не устраивает, так сказать, политических диссидентов.

Нашего первого собеседника зовут Максим, он уехал из Беларуси 3 года назад и сейчас живёт в Чехии. Что же привело его сюда?

Какой конкретно факт посодействовал ему?

    - Это была пьеса, которую написал я. Пьеса была сатирического характера. Она была, в общем-то, одной из первых пьес такого плана, поставленных тогда в Белоруссии. Первого марта 1997 года исполнилось как раз 127 лет со дня убийства русского царя Александра, и мы использовали созвучие имен и политики этих двух людей для того, чтобы сделать острую сатиру на нашего президента. Постановка была осуществлена в форме уличного театра, были информированы журналисты, были, естественно, и представители КГБ, все это снималось на камеру. В течение года эта видеозапись находилась в архиве КГБ. И был человек, который занимался поиском авторов и участников.

    Автора нашли, и в обмен на столь дорогую ему свободу предложили помогать государственным органам в ответственном деле изобличения идеологически неверно настроенных студентов.

      - Меня заставила уехать из Белоруссии невозможность продолжать не только политическую борьбу, но и угроза моему дальнейшему существованию.

      Адам, наш следующий собеседник, живёт за пределами Беларуси. Причина его отъезда ясна с первых слов

        - Из Беларуси я уехал по причине преследований, разумеется, как известно из различных источников, печатной продукции, радио, телевидения, у нас в Беларуси оказывается давление на демократию. Но всё это общие слова, а у меня моя личная жизнь. Я в последнее время жил в маленьком городке на юге Беларуси, несколько раз я вынужден был менять место жительства. Главная причина в том, что мне не позволяют чувствовать себя белорусом. Я ездил на демонстрации и имел из-за этого множество проблем, как на бытовом уровне, так и на общественном. Милиция не раз забирала меня... избивали каждый раз ... без причин.

        В нашем тихом городке, как и повсюду в Беларуси, существует милиция, КГБ, которые наблюдают за политической обстановкой и, разумеется, оказывают давление на тех, кто думает не так, как хочет власть. В этом маленьком городке есть такая фашистская организация - РНЕ. Они без проблем распространяют свою фашистскую литературу и избивают тех, кто выступает за независимость Беларуси. Я с этим столкнулся. Мне постоянно угрожали по телефону. Здоровенные детины встречали меня вечером после работы, избивали и говорили, что уничтожат всю мою семью. Однажды, после пикета в городе Кобрине меня поймали ОМОНовцы, закинули в воронок, сильно избили и сказали, что я в последний раз так легко отделался. Это произошло 2 года назад прямо перед выборами президента. Я решил, что рисковать жизнью больше нет смысла. Поэтому я с семьёй уехал в Чехию.

        - Даже если после 9 сентября что-либо изменится, у тебя всё равно не будет желания вернуться?

          - Во-первых, там вряд ли что-нибудь изменится, слишком хорошо я всё это знаю. Даже если такое фантастическое событие произойдёт, то весь аппарат останется, его создал не Лукашенко, он существовал ещё при Кебиче, а Лукашенко его просто усовершенствовал. От людей тоже много зависит, я же не могу заставить весь белорусский народ думать так, как я. Обиды у меня нет, это нормальное явление, я просто хотел бы, чтобы была перспектива какая-то, а её не будет, пока существует эта власть.

          Немного о символах, полномочиях и старом летоисчислении

          Здесь надо напомнить, что в 1996 году по инициативе президента Беларуси был проведён всенародный Референдум, в результате которого независимая Беларусь стала ещё более независимой, приобрела новый флаг и изменила Конституцию. Правда, это повлекло за собой роспуск Белорусского Парламента.

          Русский язык, который начал было терять статус официального, вновь стал государственным наряду с белорусским. Под шумок были продлены и полномочия президента.

          Старую геральдику демонстративно предали уничтожению, как не соответствующую исторической действительности, а старый флаг разорвали на части вторые лица государства. Новые „исторически правильные“ атрибуты национальной символики поразительным образом походили на старые, советские. Пенсионеры и коммунисты облегченно выдохнули.

          В этом эпохальном для белорусов событии не хватало только одного: нового летоисчисления.

          Говорят, что так решил народ. Видимо, в благодарность за это решение усилили спецслужбы и милицию, которые слаженно действуют против „неверных“ граждан и „нечестных“ журналистов. О победах белорусского КГБ в деле разоблачения международных заговоров ходят легенды. Государственные СМИ показывают парады и массовые праздники, призванные доказать доверие народа власти. Не показывают, правда, как люди туда попадают - рассказывает Сергей Мигиц.

          В 1996 году я был студентом Минского иняза, военная кафедра была для многих желанным избавлением от обязательной службы в армии. Для этого туда стремились попасть многие. На демонстрации, организованные властями, нас вывозили в автобусах, давали плакаты и взводами присоединяли к делегациям разных пенсионеров. Мы, как дураки, стояли и смеялись в камеры БТ, а вечером нас показывали по телевизору и рассказывали, сколько молодёжи вышло поддержать курс реформ администрации президента. Площадь Независимости, центральную площадь Минска, по периметру блокировали и никого не пускали, показуха, как в СССР. Мы с друзьями это „Независимостью от независимости“ обозвали. А потом ребята, не все, конечно, шли уже добровольно на другие демонстрации, где милиция добросовестно отрабатывала свою зарплату, возникая из близлежащих дворов целыми подразделениями.

          В университете преподаватели, которые ещё недавно рассказывали нам об истории белорусской независимости, быстро меняли своё мнение. Что уже говорить о студентах, которых из-за участия в демонстрациях могли запросто исключить. Нам тогда это так объясняли: вы, мол, в государственном Вузе учитесь, за вас государство платит, а вы против него на демонстрациях горланите. Жаль, что государство у наших доцентов по политологии было равно президенту. Но мы-то сами не лучше, шли, когда приказывали, лишь бы университет закончить и в армию не идти. Теперь эта практика прижилась, они её спокойствием и толерантностью белорусов называют, на самом деле это страх и безразличие, простая подмена понятий. Безымянный пессимизмЛюди хотят только одного, чтобы у них не забрали последнее, чтобы не было хуже. Они приспосабливаются к трудностям, бедности, знают, как это трудно, пока не привыкнешь, и боятся любых изменений.

          Боятся они даже называть свои имена, рассказывая о том, что говорят в преддверии выборов в самой Беларуси.

            - К сожалению, сейчас, когда задумываешься о будущем своей семьи, своих детей, становится несколько грустно. Хотя говорят, что у нас страна благополучная, но, на самом деле, мы не можем открыто говорить о наших проблемах. Телевидение наше смотреть, откровенно говоря, не хочется, потому что не говорят правду, искажают факты. Если мы хотим что-то услышать о Белоруссии, мы включаем НТВ. И вот мы судим, ах вот то-то и то-то произошло в Минске.

            - А сейчас перед выборами, как настроение?

              - В принципе - пессимистическое. Если честно, я не верю в эти выборы, вернее, я предсказываю победу нашего президента, потому что вот так уже сложилось, что он должен быть. Мне кажется, что все уже заранее решено. Ну а в Туркмении, например, - там нет границ у властелина.

              Да, властелин - он и в Африке властелин, тут уж никуда не деться, а традиция – вещь упрямая, поавторитетнее всяких там конституций будет. Тут уж ничего не попишешь.

              Ну, а что же молодое поколение?

                - Ситуация очень интересная. Лично я не знаю никого старше 45 лет, кто собирался бы голосовать за нынешнего президента. И, тем не менее, независимо от того, как народ проголосует, результат будет подтасован и президент сохранит власть. Например, мои родители смотрят БТР частенько и поддерживают его. Хотя сейчас, незадолго до выборов они спрашивают: «Ну, за кого будем голосовать?» То есть, какие-то вопросы возникают и однозначного ответа у них самих уже нет. Они думают, что, возможно, кто-то другой будет лучше. Но с другой стороны, взрослое поколение говорит, что пусть Лукашенко и не все хорошо сделал, но ведь есть и положительные результаты. Поэтому люди боятся рисковать, боятся перемен, боятся, как бы не было войны. Некоторые при этом кивают головой на Россию, мол, у них там в Чечне война, или вспоминают конфликт в Приднестровье, проблемы государств, граничащих с исламскими странами.

                А в Белоруссии все спокойно, и для многих это, конечно, уже достижение. Но останавливаться только на этом и топтаться на месте в экономическом, главное, плане для молодежи уже неприемлемо. На центральном телевидении дела о пропаже политических деятелей представляются в следующем свете: мол, пропали-то они, конечно, пропали, ну а причем тут государство? Иногда это преподносится так, что все это происки оппозиции направленные на то, чтобы вызвать недоверие к властям. А вообще, конечно же, за Лукашенко я бы не стал бы голосовать.

                Затишье перед бурей?Белорусское спокойствие - это уверенность в стабильности белорусского «завтра» или затишье перед бурей?

                Как говорят в Беларуси, если известные люди, политики, журналисты пропадают, то нам, простым смертным, лучше помалкивать. Все чаще в Беларуси слышишь слово страх, более того, для многих оно стало именем собственным. Несколько лет назад здесь был снят документальный фильм с одноимённым названием, ставший призером Пражского кинофестиваля. С одним из авторов фильма, Владимиром Андроновым мы связались по телефону, чтобы узнать о настроении перед выборами.

                  - Ну, заведомо результат известен. Президент сказал, что власть он не отдаст. И люди, которые работают на президента, готовы все сделать для того, чтобы все осталось по-прежнему. Агитация идет в одни ворота, белорусское телевидение работает практически на одного кандидата. Печатной продукции, плакатов практически нет. Все проходит тихо-тихо, как будто мы выбираем председателя домоуправления.

                  Так насколько же прозрачна власть в Беларуси? Когда свобода слова и теперь уже даже мысли подстрижена «под ноль», когда вся страна зомбирована одним каналом телевидения, когда газеты наперебой хвалят власть действующую и хулят слабую оппозицию, когда в стране пропадают люди, а преступников никто не ищет, потому что их все и так знают?

                  Когда самое заветное желание гражданина – стать невидимым, слиться с общей серой массой? Что ж, если так, то в уровне легитимности власти настоящей сомнений нет. Так что же мы пожнем в этом году, господин президент?

                  До выборов президента республики Беларусь осталось 3 дня.