1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Европа и европейцы

06.02.2001 Медиа-магнаты

В студии Вячеслав Юрин. Здравствуйте.

За десять прошедших лет в русский язык прочно вошло слово «медиа-магнат». Для любого жителя Магадана и Моршанска оно стало таким же привычным, как дефолт, инаугурация и консалтинг. Правда, настоящими российскими медиа-магнатами (пока, по крайней мере) можно назвать разве что Владимира Гусинского и Бориса Березовского. Но сегодня речь пойдёт не о них. Передача посвящена европейским «коллегам» российских олигархов – владельцам трёх крупнейших медиа-холдингов в Европе – Сильвио Берлускони, Руперту Мэрдоку и Лео Кирху.

Все они входят в первую тридцатку списка богатейших людей планеты, публикуемого журналом «Форбс». Денег больше всего у Берлускони, Мэрдок дольше других занимается медиа-бизнесом, а Кирх известен своей скрытностью и неприязненным отношением к журналистам. Случалось, что он по десять лет не давал интервью, хотя соответствующие запросы поступали в его офис чуть ли не ежедневно. Вот с него-то мы и начнём наш сегодняшний рассказ о медиа-магнатах в Европе.

Лео Кирх /Leo Kirch/ родился в 1926 году в Баварии в семье винодела. Продолжать дело отца он не захотел, мечтая сделать карьеру на научном поприще. Кирх защитил кандидатскую диссертацию и некоторое время работал в университете Мюнхена, занимаясь, в основном, электронными СМИ. Но довольно скоро это молодому и энергичному Лео наскучило, и он с головой ушёл в частный бизнес. Рано распознав возможности делавшего в Германии первые шаги телевидения, Кирх в середине 50-х годов основал фирму по перепродаже прав на кинофильмы. Бизнес успешно развивался. Новые фильмы и сериалы Лео Кирх начал закупать десятками, а затем и сотнями, прежде всего в Голливуде. Обладая исключительной деловой хваткой, он быстро стал главным поставщиком кинопродукции для общественно-правовых телеканалов Германии. Поддерживая тесные контакты с их руководством, он постепенно устранил всех серьёзных конкурентов. А став фактически монополистом, Кирх начал диктовать свои условия. К примеру, решил продавать кассовые картины только в пакете с второсортной и совсем уже низкопробной продукцией.

Как уверяют люди, близко знающие Лео Кирха, необычайного успеха он смог добиться не только за счёт своих деловых качеств. Личное обаяние и готовность выручить из сложных ситуаций сыграли немалую роль на раннем этапе становления его медиа-империи. Однако, оказывая разного рода услуги руководящим сотрудникам общественно-правовых телестанций, немецкий медиа-магнат старался не заходить слишком далеко, опасаясь обвинений в прямом подкупе и коррупции. Поскольку сам Лео Кирх интервью даёт крайне редко, истории из его жизни рассказывают бывшие подчинённые или конкуренты. Скажем, про то, как один из руководителей общественно-правового телевидения, увидев новый шикарный костюм медиа-магната, поинтересовался, где же он его купил. Тот в ответ порекомендовал некоего портного Дитля, у которого, некоторое время спустя, телевизионный начальник приобрёл похожую вещь за... 800 марок. Интрига заключалась в том, что для людей, которые не были столь хорошо знакомы с Кирхом, подобные костюмы стоили в несколько раз дороже. Кстати, поговаривают, что в случае необходимости Лео Кирх никогда не стесняется напоминать «о должке» своим партнёрам по бизнесу.

И ещё одна интересная деталь. В период становления своей медиа-империи Лео Кирх старался не выставлять напоказ своего богатства. Его знакомые вспоминают, что на переговоры с деловыми партнёрами он предпочитал приезжать на старенькой «Ауди». И это будучи хозяином крупнейшего в Европе архива кино- и видеопродукции!

Уже в начале 70-х годов Кирх, ощущая своё могущество, делал всё для того, чтобы некоторые подробности его коммерческой деятельности не стали достоянием широкой публики. Тем не менее в 1976 году гамбургский еженедельник «Шпигель» опубликовал собственное расследование о взаимоотношениях между медиа-магнатом и общественно-правовыми телекомпаниями. Статья получила широкий резонанс. Однако журналистское расследование было проведено не слишком добросовестно, а некоторые детали – неверно истолкованы. Лео Кирх пригрозил журналу судом, и «Шпигель» был вынужден опубликовать целую серию опровержений. После этой истории немецкие газеты на несколько месяцев словно забыли о существовании телемагната.

Но вскоре он сам напомнил о себе. В начале 80-х годов Лео Кирх стал одним из главных лоббистов принятия закона о частном телерадиовещании в Германии. Думал он, конечно, о личной выгоде: ведь чем больше каналов, справедливо полагал он, тем больше фильмов можно им продать. Кирх стал одним из основных акционеров Sat.1 – первой частной телепрограммы в ФРГ. Затем к ней добавились другие общенациональные каналы – PRO 7, Kabel 1, DSF... И это не считая десятков других фирм, так или иначе связанных с медиа-бизнесом!

Кстати, даже сегодня телекомпании, принадлежащие концерну «Бертельсман» – главному конкуренту Кирха на немецком рынке электронных СМИ – вынуждены покупать значительную часть фильмов, сериалов, игровых шоу и развлекательных передач в архиве мюнхенского медиа-магната.

Кирх, владеющий ко всему прочему и крупным пакетом акций издательского концерна Акселя Шпрингера, не привык останавливаться на достигнутом. В середине 90-х годов магнат решает инвестировать значительные средства в развитие цифрового телевидения в ФРГ. При этом он тратит столько денег, что многие начинают даже поговаривать о его скором банкротстве. Но Кирх надежд конкурентов не оправдал. Чтобы спастись от разорения, он продал 24 процента акций платного телевидения Premiere World Руперту Мэрдоку, владельцу компании BSkyB. Однако, как говорит один из заместителей Кирха Дитер Хан:

    Руководство в сфере немецкого платного телевидения будет по-прежнему осуществлять Группа Кирха. В наблюдательном совете компания BSkyB получит два места из шести. В свою очередь Группе Кирха будет предоставлено кресло члена правления BSkyB.

    Несмотря на преклонный возраст и на то, что он давно болен сахарным диабетом и от этого практически ослеп, немецкий медиа-магнат уходить на пенсию не собирается. Напротив, недавно он объявил о намерении основательно модернизировать свой холдинг. Ну, что ж, у Лео Кирха, прочно обосновавшегося в первой десятке богатейших людей Европы, наверное, есть чему поучиться...

    Наш следующий герой – итальянский медиа-магнат Сильвио Берлускони /Silvio Berlusconi/. Он, как и Кирх, «self made man»: человек, добившийся необычайного успеха в бизнесе и политике и прошедший все ступеньки иерархической лестницы, начав с конферансье и добравшись до кресла премьер-министра Италии.

    Основу своей финансовой империи Берлускони заложил в начале 60-х годов, став хозяином строительной фирмы в Милане. Молодой итальянец был необыкновенно удачлив – возведённые его компанией дома раскупались, словно горячие пирожки. А после того, как Берлускони построил вблизи Милана несколько городков-спутников, каждый из которых был рассчитан на несколько тысяч жителей, его имя стало известно всей стране. Ещё на стадии проектирования первого городка-спутника Берлускони принял решение, ставшее поворотным в его судьбе: он основал в нём локальную телекомпанию. Расчёт оказался верен: обеспеченные люди, купившие дома вдалеке от центра финансовой столицы Италии, охотно коротали вечера дома, за просмотром кинофильмов и передач, транслируемых каналом Telemilano. Тогда ещё всё было сделано без характерного для бизнесмена размаха: так, под студию был переоборудован подвал одного из миланских отелей.

    В конце 70-х годов, когда общенациональные частные телеканалы официально разрешены ещё не были, Берлускони такой канал, по сути дела, уже имел. Причём почти на легальном основании, поскольку ловкий бизнесмен заключил договоры с независимыми локальными телестанциями на трансляцию предлагаемых им программ.

    Сегодня 64-летний Берлускони является собственником трёх общенациональных телекомпаний – Canale 5, Italia 1 и Rete 4. Он же контролирует платный канал Telepiu, владеет крупными пакетами акций региональных и локальных телестанций (в том числе и за пределами Италии), руководит издательством и имеет в своём распоряжении несколько газет. При этом следует учесть, что Берлускони не оставляет без внимания и другие сферы бизнеса, включая строительство и торговлю недвижимостью. Кроме того, в его холдинг Fininvest входит и популярная итальянская футбольная команда «Милан», в которой, кстати, сейчас играет украинский нападающий Андрей Шевченко.

    Но одного богатства Сильвио Берлускони показалось мало. Ему захотелось ещё и власти. Показательно, что Берлускони не стал вступать в какие бы то ни было политические объединения, решив в 1993 году основать собственную партию под названием «Forza Italia» – «Вперёд, Италия!». И вот везение – уже через несколько месяцев в ходе парламентских выборов она, в коалиции с федералистами из Лиги Севера и правыми из Национального альянса, получила абсолютное большинство голосов! И это при том, что основные посты в партии были распределены между сотрудниками многочисленных фирм Берлускони, а программа состояла преимущественно из популистских лозунгов. По мнению наблюдателей, победа движения «Вперёд, Италия!» на выборах стала результатом многочисленных выступлений медиа-магната на принадлежащих ему телеканалах. Тем временем в мае 1994 года сбывается заветная мечта Сильвио Берлускони: депутаты парламента избирают его председателем Совета министров.

    Но с самого начала коалицию нельзя было назвать прочной. Вскоре из-за многочисленных разногласий правительство покидают представители Лиги Севера. Не дожидаясь вынесения вотума недоверия в парламенте, Берлускони сам подал прошение об отставке. Но политическую сцену итальянский медиа-магнат не покинул. Напротив, согласно опросам, его партия вполне может рассчитывать на победу в ходе предстоящих в этом году выборов в палату депутатов, а сам Берлускони надеется вновь занять кресло премьера.

    И это несмотря на то, что вот уже на протяжении нескольких лет он постоянно оказывается вовлечён во всевозможные скандалы. Его периодически обвиняют в коррупции, в уклонении от уплаты налогов, в подкупе чиновников и в подделке финансовых отчётов. Зуб на Берлускони имеет не только итальянская Фемида. Так, судья Бальтасар Гарсон, известный нашим слушателям в связи с делом Гусинского, не так давно обвинял миланского миллиардера в нарушении испанских законов о СМИ и даже требовал лишить его депутатского иммунитета. Ну, а уж про связи Берлускони с итальянской мафией кто только не писал! Как поговаривают политические оппоненты медиа-магната, даже деньги на создание партии «Вперёд, Италия!» бывший премьер получил от главарей преступного мира... Однако, доказательств этого представлено пока не было.

    Последний герой нашего сегодняшнего рассказа – Руперт Мэрдок /Rupert Murdoch/ – в связях с мафией замечен не был. А вот в деловой активности он итальянскому медиа-магнату ничуть не уступает. В марте Мэрдоку исполнится 70 лет, но уходить из бизнеса он не намерен. Материал о нём подготовила Оксана Евдокимова.

    В будущем году глобальной медиа-империи Руперта Мэрдока исполнится пятьдесят лет. Правда, когда всё начиналось в 1952 году, никакой империи в помине не было: в наследство от отца молодому студенту Оксфордского университета Руперту Мэрдоку досталась парочка провинциальных австралийских газет с весьма унылыми перспективами.

    Но молодого издателя это не испугало. Напротив, получив предложение продать эти убыточные издания, Мэрдок его отклонил и решил посвятить свою жизнь медиа-бизнесу. Скорее всего, в принятии столь смелого решения он положился исключительно на своё знаменитое деловое чутьё, редко подводившее его впоследствии. Более того, тогда же Мэрдок скупил за бесценок ещё несколько местных изданий.

    Он словно чувствовал, как можно завоевать читателя! На страницах его газет одна сенсация сменялась другой, броские заголовки приковывали взгляды привыкших к тихой и размеренной жизни провинциалов. Мэрдок «пичкал» своих читателей статьями о коррупции, покушениях, сексе и НЛО. И случилось чудо: некогда плохо раскупавшиеся газеты превратились в популярные издания. Детище Мэрдока News Corporation стало крепнуть и расти.

    Уже в 60-х годах Мэрдок занимает доминирующее положение на рынке периодической печати в Сиднее. Конкуренты его просто ненавидели и обзывали «бессовестным молодым человеком, подло играющим на низменных инстинктах», а его газеты в глазах интеллигенции были «грязными листками, которым ни в чём нельзя верить». Но критика молодому издателю была только на руку: он делается известным, тиражи его изданий стремительно растут.

    К концу 60-х годов уже более ста газет Австралии находились во владении Мэрдока. Дела его шли так хорошо, что он решился завоевать и зарубежные рынки СМИ, в первую очередь – британский. Он покупает бульварную газету «News of the World», а чуть позже – находившуюся на грани разорения «Сан». Мэрдок решил, что чопорным англичанам явно не достаёт непристойностей, и в каждом номере «Сан» стал публиковать фотографии обнажённых красоток.

    Он и в этот раз не прогадал: «Сан» стала самой массовой ежедневной газетой Великобритании. Сейчас её редакция в состоянии заплатить папарацци за один снимок гораздо больше, нежели стоила когда-то сама газета. Две из пяти британских газет принадлежат сегодня Мэрдоку, среди них и респектабельная лондонская «Таймс». Он же является хозяином крупнейшего в Европе канала платного телевидения BSkyB.

    В середине 80-х «ненасытный» Мэрдок проникает на североамериканский рынок электронных СМИ. Он даже становится гражданином США, чтобы получить право на владение американскими телестанциями. Медиа-магнат покупает одну из крупнейших голливудских кинокомпаний – XX Century-Fox, а затем бросает вызов трём американским телесетям (ABC, NBC, CBS), основав четвёртую – Fox. Владения медиа-магната находятся сегодня не только в Австралии, Великобритании и США, но также в странах Латинской Америки и государствах Азиатско-Тихоокеанского региона. Помимо газет, журналов и телестанций Мэрдоку принадлежат около сорока книжных издательств и несколько звукозаписывающих компаний. Он участвует в производстве кинофильмов, телесериалов и компьютерных программ, владеет рекламными агентствами и интернет-порталами. Всего и перечислить-то невозможно.

    Мне остаётся только добавить, что на протяжении последних нескольких лет в прессе то и дело появляются сообщения о грядущем слиянии компаний Руперта Мэрдока, Лео Кирха и Сильвио Берлускони. Если это действительно произойдёт, то новый медиа-холдинг станет одним из крупнейших не только в Европе, но и в мире в целом!

    На сегодня это всё. Следующий выпуск радиожурнала «Европа и европейцы» выйдет в эфир ровно через неделю – в это же время и на тех же волнах – с моим коллегой Ефимом Шуманом. Речь в нём пойдёт о том, как в Европе отмечают День Святого Валентина – праздник всех влюблённых. А я на этом прощаюсь с Вами. Всего доброго и до новых встреч на «Немецкой волне».