1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Читальный зал

05.09.2001 Семь чудес света...

Семь чудес света, три фурии и 64 других вопроса, на которые вы не знаете ответа». Так называется книга Питера ДґЭпиро и Мэри Десмонд–Пинковиш, впервые вышедшая в Соединённых Штатах, а сейчас опубликованная и в переводе на немецкий – мюнхенским издательством «Пипер». Она построена как словарь, только её главы структурированы не по словам, а по цифрам, по числам: как звали трёх сыновей Адама и Евы? А трёх волхвов, которые принесли подарки новорождённому Иисусу в Вифлееме? Кто были три фурии? Из каких четырёх групп инструментов состоит симфонический оркестр? Какие пять спортивных дисциплин входили в олимпийское пятиборье древних греков? И так далее, и тому подобное: семь чудес света и семь смертных грехов, восемь средств для очищения и просветления ума в буддизме, девять муз, десять заповедей, двенадцать подвигов Геракла…

Когда-то все советские школьники и студенты зазубривали наизусть три источника и три составные части марксизма на уроках обществоведения и лекциях по научному коммунизму. Ночью разбуди - отбарабанят, как на экзамене. С Библией и древней историей дело обстояло хуже. Ну, действительно, кто из вас сможет назвать если не трёх сыновей Адама и Евы, то хотя бы двух? Двух знает каждый. Это – Каин и Авель. Имя братоубийцы Каина вошло в историю, стало нарицательным. Каин убил своего брата Авеля из зависти: дары Авеля Господь принял, а его, каиновы дары, – нет. А когда Господь спросил Каина: «Где Авель, брат твой?», Каин ответил: «Не знаю. Разве я сторож брату моему?» За всё это Бог проклял его и обрёк на вечные скитания. А чтобы никто не убил его по ошибке, освободив, таким образом, от вечных страданий, Господь заклеймил Каина. То есть выражение «каинова печать» изначально имело совсем другое значение, чем сегодня. Эта, скорее всего, татуировка была не клеймом убийцы, а, напротив, охраняла Каина от других убийц.

Ну а что же всё-таки с третьим сыном Адама и Евы, от которого, вероятно, и пошёл род человеческий, потому что Авель умер, судя по Библии, бездетным, а у Каина хотя и были потомки, но на них тоже лежало проклятие? Этого третьего сына звали Сиф, и родился он, как рассказывает Книга Бытия, когда Адаму было уже 130 лет. От него мы и происходим – ну, не от Каина же!

Когда в христианских странах мира наступает Рождество, то повсюду – в церквях, в витринах магазинов, на почтовых открытках – видишь одну и ту же картину: новорождённый Иисус в яслях и три волхва, склонившиеся над ним. Они принесли ему святые дары: золото, ладан и благовонную смолу мирру. Сюжет «Поклонение волхвов» – один из самых популярных в истории живописи от древности до наших дней. А сколько песен сложено о них – не меньше, чем о рождественской ёлке! А, между тем, о волхвах (то есть о мудрецах, звездочётах, магах), которые, следуя яркой вифлеемской звезде, идут к младенцу Иисусу, говорится лишь в одном–единственном Евангелии – от Матфея. Да и то без упоминания о том, сколько их и как их зовут. Евангелист Лука, также описывающий рождение Христа, ничего о волхвах не говорит.

И всё же волхвы прочно заняли своё место в христианской мифологии. С веками они обрели, так сказать, лицо (став символом трёх человеческих рас – белой, жёлтой и чёрной), имена (Каспар, Бальтазар – или Валтасар – и Мельхиор) и даже плоть. Святые мощи трёх волхвов (или трёх королей, как их обычно называют католики и протестанты) попали в Милан, но в 12–м веке миланцам пришлось отдать их осадившему город германскому императору Фридриху Барбароссе. Сейчас останки хранятся в Кёльне, в знаменитом Кёльнском соборе.

Конечно, невозможно рассказать обо всём, о чём идёт речь в книге «Семь чудес света». Но уж без семи чудес света никак не обойтись. Сначала просто перечислим их, поскольку, уверены, все семь мало кто назовёт. Египетские пирамиды, Колосс Родосский (огромная медная статуя бога солнца Гелиоса у входа в гавань Родоса), висячие сады Семирамиды в Вавилоне, Александрийский или, точнее, Фаросский маяк (он стоял на острове Фарос и был высотой не то в 120, не то в 180 метров)… Это четыре чуда. А ещё три? Храм богини Артемиды в Эфесе, статуя Зевса работы греческого скульптора Фидия в Олимпии и богато украшенная усыпальница властителя Мавсола в Галикарнассе, которая простояла вплоть до 13 века и была разрушена в результате землетрясения. От этого Мавсола и его гробницы, кстати говоря, и происходит слово «мавзолей».

С каждым из этих семи чудес света связана своя чудесная история. Сады Семирамиды, например, совершенно незаслуженно носят это имя. На самом деле вавилонский царь Навуходоносор Второй построил их для своей любимой жены Амитис, – чтобы та меньше тосковала по своей родине Мидии. Эти висячие сады были настоящим чудом не только садового искусства, но и техники. Так, вода для их орошения должна была подаваться на высоту около трёхсот метров с помощью деревянного насоса. Но ещё интереснее, на мой взгляд, история гигантского Зевса, восседавшего на троне в посвящённом богу-громовержцу храме в Олимпии. В качестве материалов скульптор Фидий использовал камень, эбеновое дерево, слоновую кость, золото и драгоценные камни. Более восьми веков Зевс восседал на своём троне, возвышаясь над стадионом, на котором проходили Олимпийские Игры древности. Но в 393 году христианское духовенство заставило императора Феодосия запретить проведение Олимпийских Игр и закрыть храм Зевса. Статую перевезли в Константинополь, где установили в одном из дворцов – в качестве своеобразного трофея. Спустя семьдесят лет дворец этот сгорел от пожара, а вместе с ним сгорело и это чудо света.

Ну, хорошо. Понятно ещё, почему христианское духовенство запрещало поклоняться Зевсу – всё-таки лжебог. Но за что Олимпийские Игры запретили?! Непонятно. Ведь занятия спортом схоластическая христианская догматика к семи смертным грехам не относит. «Смертные» – это такие грехи, которые искупить уже ничем нельзя и они влекут за собой вечные муки в загробной жизни. Ещё в конце шестого века Папа Григорий Первый назвал их в назидание всем верующим. Это гордыня, зависть, гнев, скупость, блуд, обжорство и лень. Позднее о них подробно писал легендарный Фома Аквинский. Эти семь смертных грехов давно уже стали, так сказать, каноническими. Правда, есть одно исключение. Загляните в известный словарь «Крылатые слова» Ашукиных. Вы тоже найдете перечисление семи смертных грехов. «На русских лубочных картинках, изображавших семь смертных грехов, – пишут Ашукины, – к ним отнесены: зависть, скупость, блуд, обжорство, гордость, гнев и уныние».

Уловили разницу? «Лени» в этом списке нет. У безымянных авторов русских лубочных картинок не поднялась рука назвать лень смертным грехом. Её заменили «унынием». Да… Умеет русский народ не унывать ни при каких обстоятельствах… Вот насчёт лени… Впрочем, лучше не будем делать никаких далеко идущих выводов. Мы просто привели любопытный факт, а уж интерпретировать его каждый волен, как хочет.

Статья «семь» (семь смертных грехов, семь чудес света, семь холмов, на которых стоит Рим, семь путешествий Синдбада-морехода и так далее) – самая пространная в книге. Видно, люди особенно любят эту цифру. Говорят, что она считается счастливой. Но и другим повезло ненамного меньше. О «тройке» мы уже говорили, скажем теперь о «четвёрке». Из каких четырёх групп инструментов состоит «классический» симфонический оркестр? Ну это лёгкий опрос: из струнных смычковых, деревянных духовых, медных духовых и ударных. А назовите-ка четыре ветра, как их обозначали не только в античные времена, но и вплоть до конца 19-го века? Один вы, наверняка, знаете, – зефир, западный ветер.

    «Ночной зефир
    Струит эфир,
    Шумит,
    Бежит
    Гвадалквивир»…

    Пушкин, как и древние греки, считал западный ветер «зефир» мягким, нежным ветром. Не всегда можно с ним согласиться. Но вот «борей» – северный ветер – все называют суровым и опасным. «Зефир» и «борей» упоминаются в греческих мифах гораздо чаще, чем два их брата – южный ветер «нот» и восточный «эвр». Поэтому и нам они известны меньше. Так же, наверное, как и пятая, последняя дисциплина классического пятиборья античности. Древнегреческие статуи спортсменов–олимпийцев каждый видел хотя бы на картинке. Среди них были бегуны, прыгуны (в число дисциплин входили прыжки в длину), метатели копья и диска. А кто ещё?

    Пятой, последней, дисциплиной олимпийского пятиборья древности была борьба. Причём, боролись между собой только финалисты – два лучших по результатам предыдущих четырёх дисциплин атлета. Правила, конечно, существовали, но очень либеральные. Борцам разрешалось, например, душить соперника, толкать его и выворачивать ему пальцы. Победителем считался тот, кто сумел три раза бросить соперника на землю.

    Допускались к участию в Олимпийских Играх только мужчины и только греки. Но вовсе не только спортсмены–любители, как обычно считается. Хотя сегодня и любят говорить, что, мол, современный спорт куплен на корню и слишком зависит от спонсоров, рекламодателей, и телекомпаний, которые ведут трансляции состязаний, а вот раньше, в античные времена, участники Олимпиады были благородными бессребрениками, это не совсем так. Победители древности получали не только пальмовые ветви и лавровые венки. Они освобождались от налогов, им выплачивалась пожизненная рента, нередко – и единовременные денежные пособия. Так, например, Солон, который был высшим должностным лицом в древних Афинах (нечто вроде председателя исполкома), выплачивал каждому олимпийскому чемпиону из своего города 500 драхм (это соответствовало зарплате афинского солдата за два года). А вы говорите: «бессребреники»…

    Мы лишь, как говорится, пробежались по страницам книги Питера ДґЭпиро и Мэри Десмонд-Пинковиш «Семь чудес света, три фурии и 64 других вопроса, на которые вы не знаете ответа». Не успели рассказать ни о девяти музах, ни о десяти заповедях, ни о двенадцати подвигах Геракла, ни о многом другом. Но на это существуют, к счастью, и другие книги, уже вышедшие по-русски.