1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Еуропа и Беларусь

05.02.2001 В Германии начинается приватизация системы пенсионного обеспечения

У микрофона в столичной студии «Немецкой волны» Никита Жолквер, здравствуйте!

После изнурительных многомесячных дискуссий, ночных бдений за столом переговоров с профсоюзами, бесчисленных поправок в самую последнюю минуту, бундестаг голосами правящей «красно-зеленой» коалиции одобрил пакет пенсионных законопроектов. Палитра оценок пенсионной реформы весьма красочна. Министр труда Вальтер Ристер (фото) именует своё детище «крупнейшей социальной реформой за всю послевоенную историю Германии». Оппозиция называет «бюрократическим монстром» и «крупнейшей ошибкой столетия». Давайте разберемся.

О необходимости кардинально перестроить систему пенсионного обеспечения говорят в ФРГ уже давно. Дело в том, что Германия стареет, число пенсионеров растет быстрее, чем количество новорожденных и работающих. Соответственно, отчислений в государственный пенсионный фонд с каждым годом становится всё меньше, а начисляемых пенсий всё больше. А чем меньше работающих платят в этот фонд, тем большую долю должен вносить каждый из них. В настоящее время эта доля составляет девятнадцать процентов зарплаты. Если ничего не менять, то через тридцать-сорок лет эта доля может вырасти до трети зарплаты. Цель реформы – удержать в пределах двадцати, максимум двадцати двух процентов ежемесячные отчисления в государственный пенсионный фонд. Следовательно, урезать будут с другого конца. Сейчас при выработке полного трудового стажа (это 45 лет) размер пенсии в Германии составляет семьдесят процентов от последней нетто-зарплаты. Реформа предполагает его постепенное снижение до шестидесяти семи процентов.

Образующуюся брешь правительство предлагает заполнять гражданам страны самостоятельно. По сути дела – и это главный элемент пенсионной реформы – начинается постепенная частичная приватизация системы социального обеспечения. Авторы реформы хотят добиться, чтобы каждый работающий отчислял в какой-либо из частных пенсионных фондов сперва один, затем два, три, и, в конце концов, четыре процента от своей зарплаты. Причем, отчислял добровольно. А чтобы добровольцев таких стало как можно больше, государство будет их поощрять – прямыми субсидиями или налоговыми льготами. По расчетам Ристера, благодаря реформе немецкая молодежь будет иметь больше денег в старости, чем сегодняшние пенсионеры. «Тот, кто пойдёт на это, кто примет участие в новой системе частных пенсионных страховок, - заявил Ристер в бундестаге, - будет иметь намного более обеспеченную старость. Именно этого мы хотели добиться, и именно этого мы добьемся».

Оппозиция выступила против пенсионной реформы Ристера и угрожает заблокировать в бундесрате ту её часть, для которой требуется согласие палаты земель. А это как раз налоговые льготы и государственные субсидии. Как же так, ведь и оппозиция прекрасно понимает, что сохранение нынешнего статус-кво неминуемо приведёт к краху всей пенсионной системы? На самом деле, христианские демократы считают одобренные законопроекты не достаточно радикальными. Ну, например, Ристер собирается предоставлять налоговые льготы только в том случае, если будущий пенсионер будет откладывать деньги именно в расчете на получение в старости ежемесячной пенсии. Традиционно принятое в Германии страхование жизни, когда по истечении определенного срока вкладчик может получить всю накопившуюся сумму плюс набежавшие проценты, в эту схему не укладывается. Не будут поощряться и накопления с целью приобретения недвижимости – своего дома или квартиры, чтобы не платить из невеликой пенсии еще и квартплату. Христианские демократы считают, что и такие формы заботы о старости достойны государственного поощрения. Для социал-демократов это слишком. А вдруг получивший солидный капитал пенсионер возьмет и все деньги профукает? А купленный дом или квартиру заложит? Что тогда?

Немецкие социал-демократы пока явно не готовы целиком положиться на частную инициативу и хозяйственную смекалку граждан. Они по-прежнему уверены в необходимости государственной опеки над малосознательным населением страны. Но не стоит ожидать от нынешней «красно-зеленой коалиции» слишком многого. Частичная, со многими оговорками и ограничениями приватизация пенсионной системы – это всё равно революция в системе взглядов немецкой социал-демократии, отказ от её устоявшихся догм и стереотипов.

Несколько дней назад министр обороны ФРГ Рудольф Шарпинг (фото) обнародовал детальный план сокращения бундесвера. В ближайшие пять лет будут закрыты около сотни гарнизонов и опорных пунктов вооруженных сил Германии, то есть примерно каждый шестой.

Разрабатывался документ в обстановке строжайшей секретности, армейские программисты обеспечили несколько степеней защиты соответствующих файлов в министерских компьютерах, и даже наборщики в бундесверовской типографии печатали заключительный вариант под строгим присмотром сотрудников Шарпинга. Не дай бог один экземпляр уйдёт налево. Думаете, шпиономания? Опасения, что секретные данные станут достоянием вражеской разведки? Ничуть. В прошлом году, когда правительство начало разрабатывать по настоящему важные детали армейской реформы – их численность, оснащенность, рода войск, вооружения, – утечки информации происходили регулярно. Сначала в печать, а, следовательно, и в заинтересованные ведомства других стран.

Нынешняя повышенная скрытность Шарпинга объясняется вовсе не страхом, что зарубежная разведка узнает, что в каком-нибудь Оберпфаффенхофене закрывается небольшой гарнизон. Она и так об этом узнает – спутники то на что. Шарпинг боялся за своих земельных премьеров и бургомистров тех городов, которых непосредственно коснутся ликвидации гарнизонов. Он опасался, и, как оказалось, справедливо, что в дело встрянут политические лоббисты и помешают выработать стройный план сокращений. Сразу после его публикации шум поднялся невероятный. Но если вы думаете, что в очередь к Шарпингу выстроились бургомистры с требованием лучше закрыть авиабазы вблизи их городов, то это не так. Наоборот. Возмущаются те, что попадают под армейские сокращения. Давно миновали в Германии те времена, когда рядовые граждане и представители коммунальных властей выходили на демонстрации с требованием не размещать, не дислоцировать, не летать на низкой высоте, и вообще не предаваться милитаризму. Теперь всё наоборот. Каждый старается удержать вблизи хоть что-нибудь бундесверовское – гарнизон, казарму, штаб, радиолокатор, на худой конец гараж или ремонтную мастерскую. Ведь это – рабочие места для гражданских служащих бундесвера, заказы для местных ремесленников, сантехников, столяров и плотников, приличные зарплаты военнослужащих, которые они оставляют в местных магазинах и ресторанах, их квартплаты местным домовладельцам. Вот, для наглядности, конкретный пример.

Городок Ставенхаген в ста пятидесяти километрах к северу от Берлина невелик. Всего восемь тысяч население. Местность не богатая, это бывшая ГДР. Экономика никак не заводится, структурные проблемы, четверть жителей – безработные. Местный гарнизон бундесвера здесь – крупнейший работодатель. И вот его-то и закрывают. Бургомистр Ставенхагена Бернд Манке просто в панике, лишился дара речи, когда услышал из уст министра обороны название гарнизона «Мекленбургская Швейцария», намеченного к закрытию. Это – восемьсот военных и двести гражданских служащих. Их суммарная месячная зарплата, которую они в Ставенхагене и расходовали, составляет миллион марок. Офицеры снимают в городе квартиры, командированные останавливаются в местной гостинице, хозяин которой платит в городскую казну налоги, военнослужащие – завсегдатаи местных кабачков и ресторанчиков. Около сотни договоров на постоянное обслуживание заключили с гарнизоном местные ремесленники. Гарнизон служит и местом для профобучения городской молодежи – здесь учат, например, весьма дефицитной в Германии профессии специалиста по электронным средствам связи. Лишиться всего этого – катастрофа для бургомистра. В тот же день он стал названивать премьер-министру земли Мекленбург–Передняя Померания. Но утешения не получил. Решение принято, и если не гарнизон в Ставенхагене, то придется закрывать в каком-нибудь другом месте. И всё равно смириться Бернд Манке не желает. Призывает горожан выйти на демонстрацию, и если не поможет в родном городе, дойти до Берлина.

О необходимости армейской реформы в Германии говорят почти так же давно, как о неизбежности пенсионной. Начиная с конца «холодной войны», когда стало ясно, что впредь роль военного фактора будет неуклонно сокращаться. Балканский кризис – исключение, которое только подтверждает правило. Но тянули с реформой в Германии долго. Первые конкретные меры были предложены только летом прошлого года, когда была разработана концепция вооруженных сил Германии. Ранее маячившая перспектива необходимости защищать страну от внешнего вторжения отпала, вторгаться в соседние страны бундесвер никогда не собирался и не собирается впредь. Роль вооруженных сил страны была сформулирована так: это небольшая армия, главная задача которой гуманитарные операции в различных странах мира, разъединение воюющих сторон, поддержание мира в горячих точках, принуждение к примирению. Вот, пожалуй, и всё. Ясно, что для решения таких задач совсем не обязательно иметь многочисленную армию, размещенную в гарнизонах по всей стране. Численность бундесвера еще в прошлом году было решено ограничить потолком в двести восемьдесят две тысячи человек. По-новому будет налажено взаимодействие родов войск. И вот теперь последовал логичный следующий шаг – более компактное размещение бундесвера и как следствие - закрытие отдельных гарнизонов. Как признает сам Шарпинг, по-хорошему надо было бы закрыть не каждый шестой, а как минимум половину всех гарнизонов армии. Это диктуют военные и экономические соображения. Но министр понимал, что такая радикальная мера была в Германии невыполнима. А потому он принял компромиссное решение.

Больше всего баз закрываются в Баварии – тринадцать. Правда и после этого, здесь останется относительно самое большое их число. По семь будут ликвидированы в Нижней Саксонии и Бремене, Северном Рейне–Вестфалии, Шлезвиг-Гольштейне и Гамбурге. Остальные, по мелочи, в других федеральных землях. По расчетам министра, ликвидация отдельных гарнизонов бундесвера позволит экономить по двести миллионов марок ежегодно – только на их коммунальных платежах.

А теперь еще одна страничка радиожурнала «Столичная студия»,
(Русский Берлин)

13-летняя уроженка Чернобыля Надежда Гурская оказалась в центре внимания на торжественной церемонии слияния двух известных столичных больниц – Целендорф и Оскар-Хелене-Хайм. В присутствии 350 приглашенных гостей, в том числе сенатора по вопросам здравоохранения Шёттлер, носилки с девочкой были выгружены из вертолета, приземлившегося на лугу перед зданием больницы. Поприветствовав девочку, болеющую раком, сенатор подарила ей плюшевого медведя. Надежде, пострадавшей от последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС, была ампутирована нога. Медики Оскар-Хелене-Хайм бесплатно разработали для нее специальный протез, с помощью которого девочка сможет ходить. Слияние двух больниц стало важной составной частью в реализации планов сената по экономии средств, выделяемых на городскую систему здравоохранения.

В одном из клубов района Кройцберг состоялось мероприятие под названием «Русско-восточный вечер». С совместным концертом выступили «Маленький фан-оркестр» под руководством живущего в Берлине музыканта Игоря Савицкого и турецкая рок-группа «Фата Моргана». По мнению Савицкого, ставшего инициатором этого проекта, смешивая восточную музыку с русской можно получить неожиданные и интересные результаты. На концерт собралось несколько сот человек, в основном выходцев из стран СНГ и Турции. Наряду с музыкой им были предложены русские разносолы и деликатесы восточной кухни. Публика танцевала и веселилась до утра.

В известной авангардной берлинской галерее «Акуд» началась серия культурных мероприятий, объединенных общим названием «Мистика и русское искусство». Живущие в Берлине художники Раис Халилов и Александр Соловьев представляют в галерее свои произведения, а также прочтут на русском и немецком языках несколько лекций, среди тем которых «Мистика в русском искусстве начала ХХ века», «Малевич и Гурджиев – Каббала и черная магия в искусстве», «Василий Кандинский и Елена Блаватская».

Берлинский спортивный клуб «Шпандау-04», чемпион Германии по водному поло, обыграл в матче за кубок европейских чемпионов победителя российского первенства команду «Динамо» из Москвы. Москвичи считались фаворитами, поэтому 650 зрителей, заполнивших центр водного спорта в районе Шёнеберг, с большим энтузиазмом отпраздновали успех своей команды. Любопытно, что наиболее заметным игроком в «Шпандау- 04» оказался вратарь Александр Чигирь, который сам родом из Москвы. Переехав в Берлин восемь лет назад, он получил в позапрошлом году немецкое гражданство и выступает теперь за сборную Германии.

Вот и всё на сегодня из столичной студии «Немецкой волны». Я прощаюсь с вами до следующего понедельника в это же время. Всего вам доброго, где бы вы ни слушали нашу радиостанцию.