1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Страницы истории

04.12.2001 Собирался ли третий рейх в поход на Афганистан?

Интервью с д-ром Вальтером Регула, майором метеослужбы 4-ой воздушной армии.

О попытках западных стран – Франции, Великобритании, а также России в 19 и 20 веках взять под свой контроль Афганистан говорилось, в том числе – и в рамках нашего радиожурнала, не раз. Гораздо реже упоминается афганская тема, когда речь заходит о германской политике первой половины 20 века. Сегодня мы попробуем восполнить этот пробел.

- Это было в начале июня 1941 года, до начала осуществления «плана Барбаросса». Говорили о том, что перемещение войск к демаркационной линии между Германией и Советским Союзом обусловлено тем, что немецким войскам будет открыт проход через СССР на Юго-Восток. Планировалась, якобы, не война, а согласованный с советским правительством свободный проход через территорию СССР в юго-восточном направлении. Разумеется, с началом военных действий против СССР к этому слуху иначе как к абсурдному отнестись было никак не возможно.

А потом было так, что в 1941-1942 я служил метеорологом лювтваффе. Мне показалось странным, что меня проверили на выносливость в тропических условиях. Зачем, думаю, для войны в России нужна готовность к войне в условиях тропиков? Но всерьёз я тогда об этом не задумался.

Наш сегодняшний собеседник, доктор Вальтер Регула (Dr. Walter Regula), родился в 1915 году. До выхода на пенсию в 1980 году он заведовал отделом планирования космических исследований в западногерманском министерстве научных исследований им технологии, отделом, занимавшимся, в частности, исследованием атмосферы земли с помощью ракет, спутников и космических зондов. Но университет Вальтер Регула закончил накануне войны, так что, проработав всего несколько месяцев на метеостанции в Гамбурге, был призван в армию.

- В сентябре 1939 я был призван в люфтваффе в звании майора, участвовал сначала в польской кампании, находясь в Бреслау (Вроцлав). В 1940 году, после года пребывания в Бреслау (Вроцлав), был направлен в Норвегию в сентябре 1940 года. Британская подлодка потопила наш корабль, но меня спасли. Три месяца провел в Ставангере в Норвегии. На Рождество 1940 года находился в Париже, где участвовал в составлении метеосводок для налетов германской авиации на Великобританию. В апреле 1941 как метеоролог 51-й боевой эскадры я был переведен под Вену, Винер Нойштадт. Там составлял метеосводки для люфтваффе во время захвата Югославии и Греции. А в июне 1941 года принимал участие в метеорологической подготовке к осуществлению плана «Барбаросса».

А потом я попал в моторизованную метеочасть, там нас было трое: доктор Ильг (Dr. Ilg), доктор Райхе (Dr. Reiche) и я, доктор Регула. Летом 1942 году мы располагались в Таганроге на Азовском море и бездельничали. В один прекрасный день из имперской метеослужбы в Берлине мы получили секретную брошюру «Климатология Ирана». Нас это очень удивило. Какое мы имели отношение к Ирану? Но одновременно нас оснастили по-пехотному – ручными гранатами, автоматами и так далее. Мы сделали вывод, что нас готовят для отправки непосредственно в зону боевых действий. И тут, действительно, поступило предписание, из которого следовало, что наше моторизованное подразделение метеослужбы должно продвинуться через Кавказ, Персию и Афганистан в направлении Индии. В наши обязанности входило бы обеспечение метеорологическими данными самолетов-разведчиков, бомбардировочной и истребительной авиации, а также метеоподдержка продвижения по территории Персии и Афганистана передовых частей.

Известно, что Черчилль считал постановку немцами такой задачи политически вполне разумной: достигнув Кавказа, начать продвижение в юго-восточном направлении. Он, правда, ничего не сказал тогда о том, разумно и возможно ли это было в военном отношении, учитывая, скажем, снабжение войск на такой протяжённости маршрута. Но политически это было, с точки зрения Черчилля, вполне разумной линией поведения противника.

На осуществление плана продвижения на Восток было предусмотрено выделение нескольких дивизий. В военном отношении в 1942/43 годах были поставлены такие задачи. Силами 17 отборных дивизий (Альберт Шпеер говорит даже о 20-30 дивизиях) пробиться через Кавказ в направлении Ирана и Афганистана и далее до Индии. Африканская армия Роммеля должна была преодолеть Суэцкий канал и двинуться в направлении Ирака. В соответствии с предписанием ставки фюрера за № 32 предполагалось, что нейтральную Турцию удастся склонить к пропуску через её территорию частей вермахта: марш-бросок через Анатолию должен был позволить немцам выйти в тыл англичанам на Ближнем Востоке. Стратегическая цель состояла в том, чтобы германская армия соединилась в Индии с союзной японской армией, которая в 1942 году в Бирме достигла индийской границы. Согласно договорённости, достигнутой 18 января 1942 года, граница оперативного подчинения Германии и Японии должна была пролегать по 70 градусу восточной долготы.

Чтоб вам это было легче себе представить, в случае успеха этого начинания, Кабул входил бы в сферу германского, а Пешавар – японского влияния.

- Но если бы весь этот план начали осуществлять, дело кончилось бы для немецкой армии грандиозной катастрофой...

Но этот план не был, как известно, реализован. Во-первых, потому, что вермахту не удалось пройти через Кавказ, а во-вторых, потому, что на левом фланге германские части не смогли взять Сталинград.

После завоевания немецкими войсками Греции и Крита, а также Додеканес, которые принадлежали тогда Италии, предполагалось, что Германия воспользуется хорошими отношениями с правительствами Сирии и Ирака. После захвата Крита несколько немецких самолетов были направлены в Сирию и Ирак для поддержки восстания против Британской империи.

Для успеха операции предполагалось строительство взлетно-посадочных полос для самолетов дальней авиации и подготовка мест приема продовольствия и снаряжения, которые должны были сбрасываться с самолетов. Для подготовки к операции началось совместное обучение германско-индийских подразделений. Это был батальон, носивший, правда, название "Учебного Полка Бранденбург". Подчинен он был верховному командованию вермахта, а непосредственно – отделению разведки. В обучение входили: прыжки с парашютом, тактика боевых действий в горах, радиоперехват, работа шифровальщика и дешифровщика, подрывная работа. Особая роль во всём предприятии отводилась, одному из лидеров Вазиристана, области к юго-востоку от Кабула, которая тогда лежала на индийской территории, а сегодня принадлежит Афганистану.

Из всех этих планов ничего не вышло уже из-за одного поражения под Сталинградом, после чего весь поход на Индию отменился сам собой.

Вторая причина отмены состояла в следующем. Армия Роммеля была отброшена англичанами в Северной Африке, так что и к этому плану танкового наступления на Ирак и дальше в сторону Индии так и не приступили.

А что было с вашей метеогруппой дальше, после провала планов вермахта завоевать Кавказ?

- Мы, все трое, были в звании майора. После того, как из планов завоевания Кавказа ничего не вышло, меня переправили в распоряжение 4-й воздушной армии (Luftwaffenkommando 4). Командующим четвертой воздушной армией был генерал-фельдмаршал фон Рихтгофен. В нашу задачу входила воздушная поддержка 6-ой армии зимой 1942/1943 года. Я занимался составлением метеосводок для авиации во время наступления на Сталинград. Это была исключительно трудная задача, потому что в районе Дона и Азовского моря в это время года очень низкая облачность, переходящая в туман, так что немецкие самолеты часто не могли взлететь со своих аэродромов между Сталинградом и Ростовом. Иногда целыми днями и даже неделями не было ни одного вылета. Можно сказать, что погодные условия тоже способствовали тому, чтобы немецкие части не смогли взять Сталинград. Это личное воспоминание мне тоже хотелось бы, так сказать, занести в протокол.

Сила германской политики до начала войны против СССР состояла в возможности быть третьим – рядом с Британией и СССР – игроком на поле, по мере надобности разыгрывающим конкурирующих противников. В вековом противостоянии России и Англии участие Германии в афганских делах могло даже восприниматься как стабилизирующий фактор. Опираясь на афганских германофилов, немцы потихоньку реконструировали афганскую армию, строили дороги, причем особенно в регионах, примыкающих к северному соседу Афганистана – Советскому Союзу.

Но как только СовРоссия и ВелБритания стали союзниками, всплыли все слабости германской политики в Афганистане.

- При планировании несостоявшегося индийского похода нашим начальником метеослужбы был главный метеоролог доктор Вальтер Копп (Dr.habil. Walther Kopp). Он был участником гренландской экспедиции Вегенера в 1930 году, так что у него был полярный опыт. Кроме того, он был лётчиком, а не только метеорологом и ученым. Кроме того, Вальтер Копп между 1930 и 1939 годами подолгу бывал в Кабуле. По совокупности всех этих обстоятельств командование вермахта и назначило Коппа главным метеорологом 4-ой воздушной армии для подготовки к наступлению на Афганистан.

А что Вальтер Копп делал в Кабуле?

- Он был там как метеоролог и геофизик, не как частное лицо, а в служебной командировке. Работал ли он в Кабуле в университете, не знаю. Я-то знаю его только по совместной службе в армии. Вальтера Коппа давно уже нет на свете.

С целью добиться от населения Вазиристана восстания против англичан, немцы подкупили лидера пуштунов Факира из Или, который летом 1942 года начал военные действия против англичан. Германская миссия в Кабуле координировала всю эту работу непосредственно.

В Ираке Германия воспользовалась, было, благосклонностью к немцам со стороны правительства Гайлани, но британцы предусмотрительно удалили это правительство от власти в конце мае 1941 года. Подобным же образом поступили британцы и с поддерживавшим поначалу немцев шахом Ирана Резой: 16 сентября 1941 года он передает власть своему сыну, а в Иран входят британские и советские войска. Один из лидеров индийского освободительного движения Субхас Чандра Бос в январе 1941 бежал из Индии в Афганистан, где вступил в контакт с германским посланником и в апреле 1941 года через Москву прибыл в Берлин, где основал организацию "Свободная Индия" и даже "Индийский легион", составленный из военнопленных-индусов. Этот легион численностью в 3 тысячи человек должен был, воюя на стороне оси, освободить Индию от англичан. Продвижение вермахта в направлении Индии должно было поддерживаться силами четвертой воздушной армии.

Из плана индийского похода ничего не вышло не только потому, что германские силы были разгромлены под Сталинградом и в Северной Африке. Дело в том, что британцам лучше удались и разведывательные операции, проведенные ими в Ираке и в Иране. Что же касается планирования операции в конце 30-начале 40-х годов германской стороной, то она поразительно напоминает таковую в годы первой мировой войны и нынешнюю операцию против Афганистана.

Как мы помним, перед началом нападения на Советский Союз – в конце весны-начале лета 1941 года – среди определенной части населения Германии ходили слухи о "беспрепятственном проходе" Вермахта через Россию в направлении Центральной Азии, дабы там, в горах Гиндукуша, встретиться с победоносной японской армией и поставить на колени Британскую империю в Индии. Глядя в первую половину 1941 года сквозь линзу второй половины 20 века, конечно, видишь абсурдность такого представления. Кажется удивительным, до чего наивными должны были быть люди, готовые поверить такому вздору. Если же смотреть на этот же вздор в межвоенной перспективе, т.е. глазами человека, имеющего за спиной Первую мировую войну и еще не знающего о том, Гитлер решится воевать на два фронта во Второй мировой войне, тогда придётся учитывать и советско-германский договор. Он был ведь не только пактом о ненападении, но и пактом о сотрудничестве, скреплённым общими боевыми успехами, которые, кстати, и обеспечили превращение самой протяженной границы между двумя империями в линию фронта. Об этой перспективе, а точнее – о той сложной политической и экономической игре, которую Германия вела в Афганистане в 1920-1930-х годах, мы поговорим в одной из ближайших передач нашего цикла. А сегодня гостем журнала "Бывшее и несбывшееся" был д-р Вальтер Регула.