1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Европа и европейцы

04.09.2001 Школы Европы:

Очередной выпуск нашего журнала мы решил посвятить школам. Повод для этого прост – начало учебного года первого сентября. Именно в этот день миллионы девчонок и мальчишек в России и других республиках СНГ впервые перешагнули порог школы или вновь сели за школьные парты после летних каникул. Но, между прочим, далеко не во всех странах первое сентября – это традиционное начало нового учебного года. Например в Германии, школьные занятия начинаются в разных федеральных землях в разные дни. В Северном Рейне-Вестфалии дети учатся уже с 20 августа, а в Баварии или, скажем, в Баден-Вюртемберге летние каникулы еще продолжаются. Первое сентября не имеет никакого символического значения и во Франции. Да и вообще, средняя школа там выглядит совсем иначе, чем в России или в Германии. Рассказывает наш парижский корреспондент Ирина Кривова: Система образования ФранцииПервого сентября большинство французских школьников еще нежится под солнцем, даже не думая о начале учебного года. За парты они сядут лишь в конце месяца, и, наверно, только предусмотрительные родители помнят какого именно числа. Дату начала учебного года, в принципе, назначает министерство, но каждое учебное заведение делает как ему удобно. Скажем во вторник в школу идут младшие, а в четверг – младшие классы. В общем, в этот день никакого праздника, ни первого звонка, ни цветов – обычное начало трудового учебного года.

Школа для детей во Франции начинается с трех лет. Не детский сад, а именно школа, «эколь матернель». Уроки, звонки, перемены. Когда малыши в шесть лет перейдут в начальную школу, им опять же будут объяснять, что учеба – это работа, как у родителей, полный рабочий день, с 8:30 до 17 часов. Всего полтора часа на обед, и опять за парту, на свое рабочее место. А потом еще уроки и всякие внешкольные занятия. В целом дети загружены так, что их начинают жалеть сами родители.

Казалось бы, можно вздохнуть в среду. В этот день недели нет школьных занятий. По договору между церковью и государством среда предназначена для Катехизиса. Кто-то при храме действительно изучает закон Божий, кто-то совмещает это с драмкружком, кружком по фото, а кому-то, как у Маршака, петь охота.

При незнании французской системы образования, школьников лучше не спрашивать в каком они учатся классе. В ответ вы услышите либо непонятную аббревиатуру, либо страшно удивитесь, что 16-летний верзила только что перешел в первый класс. Можно лишь догадаться, что отсчет двенадцати школьных лет идет в обратную сторону, и что после первого класса есть еще «терминаль» – то есть год подготовки к заключительным экзаменам, к бакалавриату.

В принципе, во Франции сдавать бакалавриат после лицея вовсе не обязательно. Закон обязывает учиться до 16 лет, а дальше твоя воля. И сколько ты к этому возрасту получил классов образования – не важно. Можешь бросать школу и идти работать. Несколько лет назад при президенте Миттеране социалисты почему-то решили, что процентное отношение получивших бакалавриат надо довести до 80%. Но как оказалось это невозможно без снижения уровня требований и, в общем-то, обществу не нужно. Бакалавриат – это путь к высшему образованию. Уже за три года до экзаменов подростки определяют свой путь – литература или наука, экономика или торговля – и приходят к финишу с достаточно узкой специализацией. В соответствии с ней и сдают экзамены. Сдают, надо сказать, все семь предметов за одну неделю, без продыха, иногда по два экзамена в день.

Забег, то есть первый экзамен, - это во Франции национальное событие. Начинают всегда с философии. По всей стране в один день. А к вечеру философствовать на предложенные темы начинает вся страна. В этом году, например, один из вопросов звучал так: «Можно ли понимать свободу как право сказать нет?» И что бы там не написали в своих философских сочинениях выпускники, свою оценку, как впрочем, и по другим предметам они узнают только через пару недель после окончания экзаменационного марафона. Но при этом, они никогда не узнают, какой учитель из какой школы оценивал их работу. Во имя объективности экзаменаторам рассылаются безымянные, просто под номером исписанные листы бумаги.

Во Франции, как известно работа учеников оценивается по двадцати балльной шкале. Так вот, чтобы получить аттестат о сдаче бакалавриата, нужно набрать в среднем не менее 10 баллов. Получил 14 – заработал отметку хорошо, а 16 – очень хорошо. На это, конечно, обратят внимание потом, когда выпускники средней школы будут выбирать – учиться им в бесплатном государственном университете или же попытаться получить место в одной из престижных высших школ, где готовят будущую элиту французского общества. «Битва при Ватерлоо была выиграна на полях для игр Итона»Есть своя кузница кадров и в Британии. Крупнейший британский полководец, герцог Веллингтон когда-то сказал: «Битва при Ватерлоо была выиграна на полях для игр Итона». Так в крылатом изречении знаменитый выпускник Итонского колледжа указал на уникальное положение этого элитарного образовательного учреждения в британской культуре, влияние его выпускников на такие важнейшие исторические события, как полный разгром Наполеона. Что было справедливо в его, Веллингтона, времена, 200 лет тому назад, справедливо было еще несколько лет назад. Достаточно сказать, что из 50 премьер-министров Великобритании, 19 были выпускниками Итонского колледжа! Что же представляет собой это элитарное учебное заведение? Послушайте репортаж нашего лондонского корреспондента Джерри Миллера.

Итон-колледж находится в городке Итон в 25 километрах к западу от центра Лондона. Городок стоит на берегу Темзы, на другом берегу высится главная загородная резиденция королевской семьи – Виндзорский замок. Основал колледж в 1440 году король Генрих Шестой, тот самый, при котором началась Война Белой и Алой роз. Каждый год, в конце мая, ученики Итона приезжают в Лондон, чтобы возложить цветы в той башне крепости Тауэр, где Генрих Шестой был убит сторонниками Ланкастеров ножом в спину во время молитвы. Памятник Генриху Шестому красуется в центре главного двора колледжа. Итон гордится самой старой классной комнатой Европы – на ее обшитых деревом стенах и старинных неуклюжих партах оставили свои подписи ножиками многие поколения мальчишек – эта комната была в непрерывном использовании с 15-ого века и по наши дни....

Примерно 7% британских школьников, мальчиков и девочек, учится в так называемых «независимых», то есть негосударственных средних школах типа Итона. В большинстве своем – это школы-интернаты. Самые известные и старейшие из них, помимо Итона – Винчестерский колледж, в котором учился, но не закончил внук Ельцина, Вестминстер-скулл, сегодняшний премьер-министр Тони Блэр – выпускник ее, Харроу-скул, которую заканчивал Уинстон Черчилль и Кинг-скулл, Кантерберри, где среди прочих учился писатель Сомерсет Моэм. Он же, кстати, на территории своей школы и похоронен – Сомерсет Моэм завещал своей Кинг-скулл почти всё своё состояние и попросил, чтобы после его смерти прах его развеяли под окнами школьной библиотеки.

Но вернемся к Итонскому колледжу. Как и в государственных средних школах в Итоне дети учатся с 13 до 17 лет. Однако все остальное: и условия приема, и распорядок дня, и школьная программа, и организация досуга, и плата за обучение – на государственные школы не похоже. Для поступления в Итон мальчик в возрасте 11 лет должен пройти тест на коэффициент интеллекта, а в возрасте 13 – вступительный экзамен. Стоимость обучения в Итонском колледже в 10 с лишним раз превышает государственную - примерно 15 тысяч фунтов стерлингов или 23 тысяч долларов в год – это не считая проживания, питания, учебников и так далее.

Высокий уровень академической успеваемости (сегодня Итон занимает четвертое место по успеваемости среди всех британских школ) достигается здесь в первую очередь за счет большого числа преподавателей – на 1270 учеников приходиться 140 учителей. Более того, благодаря высокой плате за обучение, Итон-колледж имеет возможность брать на работу самых лучших педагогов Британии. Но это еще не все. Как в самых престижных британских университетах Оксфордском и Кембриджском, в Итоне к каждому ученику прикреплен преподаватель, который играет роль индивидуального наставника, так называемый «тутор». Интересно, что каждый школьник имеет право самостоятельно выбрать себе «тутора». Имеет ученик возможность самостоятельно выбрать и многие предметы из широчайшего спектра школьной программы. Здесь, к примеру, можно выучить, и на хорошем уровне, почти любой язык мира, от японского до суахили.

У каждого школьника – отдельная комната, никакой роскоши, все функционально: тут есть складная металлическая кровать, тахта и письменный стол. Ученики обязаны носить школьную форму: длиннополые темные сюртуки, жилетки, белые рубашки и темные брюки в мелкую полоску. Преподаватели ходят в черных накидках, подобных тем, что носят профессора Оксфорда и Кембриджа. Подъем в школе в 8 утра. После завтрака начинаются 40-минутные уроки, затем следуют факультативные занятия и игры. К шести вечера школьник должен вернуться в жилой корпус, и после этого он не имеет права выходить за пределы школы. В 9:30 вечера – отход ко сну.

В Итонском колледже многие века существовала своего рода «дедовщина» - «фоггинг» на уникальном итонском сленге. Мальчики, недавно поступившие в школу, должны были выполнять всевозможные мелкие поручения школьников постарше, среди прочего будить их, готовить им чай, разводить огонь в каминах и даже согревать собственным телом крышки унитазов. Все это, так же как и телесные наказания, было полностью запрещено 15 лет тому назад. Вместе с тем режим строгой дисциплины далеко не упразднен. За курение – денежный штраф. За отлучку из школы без разрешения – пробежка вокруг Большого Виндзорского парка или чистка древних стен колледжа ото мха. За употребление наркотиков или сексуальные отношения – вон из школы.

Далеко неординарны итонские развлечения. Среди них – швыряние сырых яиц в высокопоставленных посетителей колледжа. Умение похитить яйцо со школьной кухни и метко запустить его в спину, скажем, одному из членов попечительского совета колледжа (состоящего, кстати, почти без исключения из «старых итонцев», то есть выпускников колледжа) – высоко ценится среди итонцев молодых. Есть тут и игры, в которые за пределами Итонского колледжа не играют - к примеру, так называемая «стенная игра», «wall game» - гибрид регби с вольной борьбой, результат которой почти во всех случаях – ничья.

Надо сказать, что в наши дни вся система частных школ типа Итона подвергается в Великобритании жестокой критике со стороны, как педагогов, так и бывших учеников. Они настаивают, что элитарные учебные заведения калечат детские души, делают выпускников неприспособленными к жизни в современном британском обществе в том случае, если у них нет сверх амбициозных планов. Однако Итон и другие „независимые школы„ - динозавры продолжают жить и процветать, хотя и вынуждены все более и более энергично приспосабливаться к требованиям наших дней. «Европейская школа» в КельнеВ Германии система среднего образования тоже стремится приспосабливаться к быстро меняющимся требованиям современности. Одной из многочисленных попыток не отстать от стремительного бега времени является «Европейская школа».

За названием «Европейская школа» не скрывается какое-то строго определенное учебное заведение. Так себя сейчас называют в Германии многие средние образовательные школы, которые пытаются включить в свои учебные планы элементы интернационального и интеркультурного воспитания. В чем же тогда особенность «Европейской школы» в Кельне ? Наверное, прежде всего, в ее многоязычности, то есть в стремлении обучить своих воспитанников как можно большему числу европейских языков. Рассказывает директор школы Дагмар Нэгеле:

    - Что касается изучения иностранных языков, то «Европейские школы», по крайне мере, именно этим занимается «Европейская школа» в Кельне, должны стремиться к воспитанию детей в условиях многоязычия. Другими словами, мы стремимся к тому, чтобы дети в Европе в будущем свободно владели сразу несколькими языками или, по крайней мере, могли объясниться на нескольких языках. Наши ученики могут свободно выбирать, правда, такой выбор они должны сделать обязательно: какие языки они хотят изучать – Итальянский, Испанский, Португальский, Голландский, Турецкий, Немецкий, Французский. Причем, языки они должны начинать учить с нуля, то есть ни один из них не должен быть их родным языком.

    Руководители и педагоги «Европейской школы» уверены, что любой выпускник среднего учебного заведения должен владеть несколькими, а не каким-то одним иностранным языком. Примечательно, что кельнская школа – это далеко не единичный пример мультилингвального воспитания. По всей Европе, говорит Дагмар Нэгеле, подобные же учебные заведения объединились в «Систему школ европейской ориентации» /NEOS/ и сотрудничают между собой в деле составления ориентированных на Европу.

      - Примерно 30 школ очень активно работают в этом направлении в Германии, а вместе со школами-партнерами по всей Европе они образуют сеть из ста таких учебных заведений. В 1999 году программа NEOS была удостоена языкового сертификата Европейской комиссии, то есть своеобразного сертификата качества. Своим примером мы хотим увлечь и другие школы, чтобы и они активнее включали иностранные языки в свои учебные планы.

      «Европейские школы» обрели особую популярность и известность именно сейчас еще и потому, что Европейская комиссия объявила 2001 год «Европейским годом языков». Однако, в отличие от этой одноразовой компании, программа NEOS не ограничена по времени. Мотивы инициаторов и пропагандистов этой программы вполне понятны, но чем интересна «Европейская школа», например, в Кельне для ее учеников? Зачем они добровольно учат сразу несколько иностранных языков? На эти вопросы можно получить иногда самые неожиданные ответы. Вот только некоторые из них:

        - Меня зовут Плачидо Кантарелла, и я учу много языков, прежде всего потому, что мне это нравится. Да и потом, эти знания мне могут пригодиться в будущем.

        Хотя можно от учеников «Европейской школы» в Кельне можно услышать и такое:

          - Меня зовут Джессика, я учу Итальянский и Английский. Французский я не стала брать, потому что мне он показался слишком трудным. Да и потом английский язык мне кажется важнее, потому что в других странах говорят в основном на английском.

          Против подобного заявления ничего не могут возразить даже преподаватели иностранных языков. Они тоже давно уже заметили, что на многих семинарах, в которых участвуют как немецкие, так и иностранные ученики, важнейшим языком общения является Английский, даже если у школьников есть возможность изъясняться и на других европейских языках. Педагоги признают, что английский должен обязательно входить в набор основных языков, которые изучают питомцы «Европейской школы» в Кельне.

  • Автор Джерри Миллер, Ирина Кривова, Геннадий Темненков
  • Напечатать Напечатать эту страницу
  • Постоянная ссылка http://p.dw.com/p/1Plw
  • Автор Джерри Миллер, Ирина Кривова, Геннадий Темненков
  • Напечатать Напечатать эту страницу
  • Постоянная ссылка http://p.dw.com/p/1Plw