1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Cool

04.02.2001 Мода как перманентная революция

Сегодня мы поговорим о моде.

В начале 20 века в моде появилось три основных направления: ориентированная на поиск нового haute-couture, то есть высокая мода, pret-а-porter - малотиражная дизайнерская продукция и "streetware" - массовая, уличная мода. К началу 90-х это исторически сложившееся деление утратило всякий смысл. Стритвэр и одежда для занятий спортом вдруг оказались стилизированы до уровня прет-а-порте, массовые лейблы всё быстрее подхватывали и довольно качественно реализовывали идеи ведущих модельеров, модники стали завсегдатаями блошиных рынков и магазинов секонд-хэнда. Мода и стиль окончательно утратили свою целостность, растворившись в море собственных отражений. Вопрос о том, «что нынче носят» звучит забавно, потому что носят и комбинируют практически всё.

- Возможность комбинировать, создавая свой, индивидуальный стиль - это самая чудесная и привлекательная сторона актуальной моды. Один из моих знакомых дизайнеров, он работает с Габриеле Штреле, нашей выпускницей, кстати, заметил как-то, что вещь из коллекции «Штренесс» смотрится гораздо эффектнее, если дополнить её блузкой с блошиного рынка. Демократизация моды даёт вам шанс проявить собственную креативность. К тому же модели и силуэты, которые разрабатывают высокая мода и известные дизайнеры, очень быстро подхватывают и реализуют массовые лейблы, такие, как «Хеннес и Мауритц», «Гэп» и так далее. Чтобы выглядеть стильно вовсе не нужно иметь много денег,

- говорит Зиглинде Цизлер, директор старейшей в Германии школы дизайна одежды в Мюнхене.

Однако воспользоваться открывшейся свободой для эксперимента, о которой говорит госпожа Цизлер, удаётся не каждому. И дело даже не в деньгах. Точно так же, как не всякий человек, имеющий микшерный пульт и вертушку, - ди-джей, не каждый потребитель способен стать дизайнером оригинального имиджа. Смелость носить экстравагантную одежду и сочетать дизайнерские продукты и секонд-хэнд свойственна людям с сильной индивидуальной линией, и такие всегда в меньшинстве. Посмотрите вокруг. Люди предпочитают удобную одежду, ту, что по-английски называется "casual clothes", неизменным успехом пользуется всё серенькое и чёрное. Госпожа Цизлер со мной не согласна:

    - Я придерживаюсь мнения, что дизайнерская мода, наоборот, в большой степени влияет на уличную моду, хотя, обычно, это происходит с опозданием в несколько лет. Жан-Поль Готье, например, оказал очень большое влияние на массовую моду конца 90-х.

    Из личного опыта припоминается: в это время наряду с андрогинным глэмом Готье, самыми крутыми считались коллекции авангардного бельгийского дизайнера Вальтера фон Байрендонка, его лейбла W & LT, расшифровывается как «Дикий и летальный трэш». В основе этого стиля - комиксы, сайенс-фикшн, техно-трэш. Коричневые меховые штаны сочетались с оранжевым пиджаком и варежками, свитера кислотной расцветки украшали говорящие пластиковые аппликации неземных существ, футболки выглядели как обложки альбомов психоделического техно. Однако среди этого истерического шика то и дело мелькали старомодные рубашки с воротниками «собачьи уши», брюки-клёш и прочая атрибутика 70-х, реже - неброские, но стильные вещи Хельмута Ланга, минималиста из Вены, который именно из-за своей бескомпромисности очень быстро стал абсолютным культом. «Новый минимализм» 90-х - отдельная тема, заслуживающая детального и пристального изучения. «Редуцированный» стиль бэйзиков в 90-е повсеместно стал символом хорошего вкуса. В 1997 году американский журнал «Артформ» писал о Х. Ланге как о «почитателе элегантной конвенциональности, которая необычайно точно передаёт дух времени». Дух этот был на редкость меланхоличным, войны в Персидском заливе, на Балканах, издержки глобализации и прочие экономические перепитии, свели на нет гламур, пылкость и кокаиновый шик неоромантических 80-х. На фрустрацию потребителя Ланг и ряд других именитых дизайнеров отреагировали аскетичным, редуцированным стилем: элементарные части одежды, минимум деталей, неброские цвета, как можно меньше макияжа. Некоторое разнообразие могли принести аксессуары: очки от «Гуччи» или чёрная нейлоновая сумка от «Прады».

    Однако минимализм 90-х не ограничивался прямыми углами и серийным повторением, как это было в 60-е. Сегодня это дигитальный мир, ситуация «структурной замкнутости». Поиск оптимальных минималистских форм определяют функции софт-вэр, с которым работает дизайнер, и базовый набор деталей из архива. Покорившие Европу в 80-е японские модельеры Реи Кавакубо, Йоши Ямамото, Иссей Мияке, в 90-е продолжали шокировать публику смещёнными пропорциями, искажённым силуэтом, сочетаниями из прямых линий и ассиметрии. Они радикально изменили представления о женской красоте. Коллекция лейбла «Комм де гарсон» 1997 года от Реи Кавакубо, ставит под вопрос пропорции тела. Набивая нелепого покроя клетчатые юбки и блузки подушками и толстыми прокладками, Кавакубо превращает своих манекенщиц в деформированных и горбатых монстров. Эстетика шефа «Комм де гарсон» следует японской традиции. «Красота - это не обязательно красивость», а «несовершенство и нерегулярность - признаки настоящей жизни». За такие идеи в Европе на коллекции японских дизайнеров сразу навесили ярлык «анти-моды». Сегодня кружевной пуловер от Кавакубо можно увидеть в Лондонском музее современного искусства, но в своё время ей стоило огромного труда разъяснить критикам прелесть этого дырявого, словно проеденного молью, предмета. Согласитесь, научить вязальную машину время от времени спускать петли так, чтобы это выглядело, как будто пуловер вышел из мастерской вязального кружка «неумелые ручки» - большое искусство.

    Ещё один культовый персонаж нашего обзора, Йоши Ямамото, одевший в свои костюмы японских гангстеров в новом фильме Такеши Китано «Брат». Ямамото уже более 30 лет пребывает в авангарде моды и до сих пор продолжает делать по нескольку коллекций в год. Космополитичного дизайнера раздражает, когда его соотечественники используют в своих моделях национальные мотивы. Любитель быстрых автомобилей, сигарет, крепких напитков и игры в бильярд, напоминает коллегам, что они «дизайнеры, а не продавцы сувениров». Ямамото игнорирует наличие цветов (кроме чёрного и серого), кроит по прямой, подолы обычно не подшивает, швы не обрабатывает, а вместо хитроумно скроенных горловин и рукавов предпочитает прорезать отверстия. Женская одежда от Ямамото иногда напоминает плащ-палатку. Однако, закрепившееся за ним клише минималиста этот модельер категорически отвергает: «Минимализм - это претенциозная мелочность, а мне нравится всё искреннее, горячее и страстное».

    Впрочем у минимализма есть не менее культовый оппонент в лице легендарной Вивьен Вествуд. Эксперты сегодня сходятся в том, что именно она сильнее всех влияет на актуальную моду. В том, что они пристально изучают всё, что делает Вествуд, не раз признавались и Карл Лагерфельд, и Кристиан Лакруа, и Жан-Поль Готье.

    Вествуд сделала карьеру на волне панка и «новой романтики»: первой стала применять резину в одежде и строчить швами наружу. К концу 90-х она порывает с уличной эстетикой, и неожиданно отправляется на поиски «новой элегантности». В он-лайн интервью телеканалу ЦДФ блистательная дизайнерша бескомпромиссно заявляет, что минимализм закончился в 20-е годы. Сегодня, когда ничего потенциально нового изобрести нельзя, все обречены на повторение и бесконечную комбинацию того, что уже имеется. Единственное спасительное средство - крайний индивидуализм. «Можете считать меня динозавром, но я одна из последних, кто ещё может что-то сделать в мире моды... Я сознаю своё бессилие против массовой индустрии, но я категорически против того, чтобы все носили простенькое и одинаковое. Это никакая не мода», - поясняет великая панкесса, которая предпочитает создавать ироничную одежду в духе пиратского камзола и средневековых рыцарей, или в стиле плаката 20-х.

    Среди её творческих достижений, например, так называемые «брюки раба», или bondage-trousers, с соединёнными на уровней коленей брючинами. Эти, изобретённые Вествуд в сотрудничестве c Мальколмом Мэк Ларреном, «смирительные штаны» стали страшно популярны в 90-е годы на фоне повального увлечения эстетикой садомазохизма. Кстати, у Вествуд работают и некоторые выпускники мюнхенской школы модельеров, которой руководит гость нашей программы Зиглинде Цизлер. Каким видится ей молодая мода начала 21 века?

      - Я полагаю, что есть несколько дизайнеров, которые определяют стиль начала первой декады нового века. Например, Бернхард Вильгельм, немецкий дизайнер, работающий в Антверпене. Его лейбл носит замысловатое название "ZOOO BVBA". В его коллекциях много вязанных вещей, он часто использует вышивку, аппликацию, очень причудливый покрой. Кроме того, актуальная мода для молодых ориентирована на новое отношение к телу - его стараются показать как можно больше: большие вырезы, шлицы, коротенькие блузки и свитерки, чтобы пупок с пирсингом видно было. Всё это связано с новым мироощущением, на которое в 90-е значительно влияли техно-культура, увлечение фитнесом, дизайном тела.

      Бернхард Вильхельм - имя относительно новое. В середине 90-х Вальтер фон Байрендонк, Дрис ван Нотен, Анн Демёлемеестер, Дирк Биккембергс, Мартин Марджиел и другие «новые дикие», в основном выпускники Антверпенской школы модельеров, потеснили японских мэтров.

      Радикальные бельгийцы не изобрели цельный стиль, их больше интересовали отдельные предметы и части гардероба, которые каждый мог бы комбинировать по своему разумению. Дрис ван Нотен вдохновлялся индийскими сари и индонезийскими саронгами, использовал для своих моделей одежды ткани, специально изготовленные по азиатским образцам. Приспособленная к европейскому вкусу яркая, тёплая цветовая палитра Южной Азии, приобретала сдержанную прозрачность и тонкие цветовые нюансы.

      Наиболее радикален Мартин Марджиела, его фирменная этикетка - прямоугольная белая тряпочка. Глядя на вещи от Марджиела, вспоминаешь о деконструктивистской архитектуре: швы наружу, плечи, талия и вырезы для рукавов смещены. Мир моды был в шоке, когда традиционный и весьма консервативный парижский Дом моделей Hermes пригласил в 1997 году Марджиелу разработать женскую коллекцию. Результат, впрочем, был не ахти. Но, представляя на суд публики и критиков новую коллекцию, новую идею, дизайнер всегда «говорит больше, чем на самом деле знает». То есть он никогда не может быть уверен, будут ли его идеи функционировать и, если да, то как. И в этом одно из главных преимуществ моды, которая в 20 веке заняла совершенно особую позицию среди остальных жанров искусства.

      Мода стала катализатором идей, постоянно взаимодействуя с кино, изобразительным искусством, литературой, нарушая традиционное представление о иерархии жанров. Человек извечно занят проблемой самоидентификации, поисками себя, и в этом ему без моды никак не обойтись. Поэтому мода будет оставаться крайне дифференцированной, тем более, что политическая и экономическая ситуация в мире такая, что вообще непонятно, в каком направлении всё будет дальше развиваться, и возможно ли вообще какое-то движение, какой-то прогресс. Директор Мюнхенской школы модельеров Зиглинде Цизлер считает, что в этой ситуации главной тенденцией является взаимодействие моды и новых технологий.

        - Да, такие модели уже есть в продаже, в США и в Японии. Например, джинсовая куртка с интегрированным мобильником и клавиатурой в кармане. Надев куртку, остаётся лишь вставить в ухо наушник. Существует также верхняя одежда и очки с интегрированным компьютером, одежда и обувь, регистрирующие состояние нашего здоровья и реагирующие на окружающую среду. Это всё уже производится, так же, как и «интеллигентные ткани», которые обладают способностью воспринимать изменения температуры окружающей среды и вашего тела, поддерживая такой баланс, чтобы вы всегда чувствовали себя комфортно. В настоящее время таких разработок становится всё больше, и я полагаю, что через год-два эта мода войдёт в нашу жизнь.

        Мир моды настолько необъятен, что невозможно набросать картину даже одного десятилетия за время нашей передачи. В стороне остались знаменитые манекенщицы декады, анти-мода, симуляции плохого вкуса фирмы «Прада», многие культовые дизайнеры, а также особенности бизнеса и маркетинга в области моды.