1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Германия из первых рук

04.01.2001 Что общего между коровой и культурой?

У микрофона Александр Варкентин, здравствуйте! Ну, как Вам Новый год? Уже что-нибудь принёс, кроме нового тысячелетия? Или та же ситуация, что у меня? Знаете, проснулся поутру, глянул в зеркало - вот тебе, бабушка, и миллениум! Физиономия всё та же, только помятость после праздничной ночи, как бы это поделикатнее сказать, несколько выше нормы. На следующий день пошёл в банк за деньгами - а на счёту всё та же помятость, только долгов после праздничной ночи прибавилось. Вот и все перемены. Зато и ничего из ряда вон выходящего в плохом смысле не произошло. Спасибо и на этом. Ну, а раз смены вех не случилось и наступивший год - никакая не новая эра, а просто продолжение старой, то и давайте посмотрим, что же больше всего волновало немцев в ушедшем году. А поможет нам выбрать самые горячие темы Общество Немецкого языка. Каждый год он после тщательного отбора называет ключевые слова и выражения, чаще других появлявшиеся на страницах газет, звучавшие по радио и телевидению. На этот раз в список вошли такие выражения как «коровье бешенство», «собаки бойцовских пород» «грин кард» и «ведущая культура». Но первое место в прошлом году заняло выражение «афера с черными кассами». Вот с него и начнём.

    Мы считаем, что «афера с чёрными кассами» действительно стала ключевым, определяющим выражением 2000 года. Вообще-то, афера началась ещё в конце 99, но тогда мы еще не могли включить её в список, потому что и не подозревали, какой размах приобретёт этот скандал. Но в ушедшем году «афера с чёрными кассами» была самой важной темой всех публичных дискуссий в Германии. Нам даже долго сомневаться не пришлось - первое место присуждено «афере с чёрными кассами» единогласно.

    Вот так провозгласил победителя член Общества немецкого языка профессор Йохен Бер. Эта победа - оглушительное поражение для всей немецкой политики. «Афера с чёрными кассами» привела к краху целый ряд политических карьер и изрядно подорвала доверие немецких избирателей к политике и, особенно, к политикам. Главный герой или, антигерой аферы - бывший канцлер Германии, бывший председатель Христианско-демократического союза Гельмут Коль. А начиналось всё как в дрянном детективе - с чемодана, в котором лежал миллион. Чемодан этот из рук в руки передал бывшему казначею ХДС Вальтеру Лайслеру Кипу скандально известный лоббист и торговец оружием Карл-Хайнц Шрайбер. Чемодан всплыл в ходе расследования прокуратуры по делу об уклонении от уплаты налогов против бывшего партийного казначея. Он вынужден был признать, что означенный миллион марок был пожертвованием в пользу его партии. Ну, что ж, жертвовать в пользу политических партий в Германии никому не воспрещается, более того, подобные пожертвования даже не облагаются налогом. Однако сами партии должны скрупулёзно указывать все суммы пожертвований и имена щедрых дарителей в своих финансовых отчётах. А вот в отчёте ХДС этот миллион не фигурировал. Сам Коль сначала пытался свести всё к мелким ошибкам:

      В свою бытность Председателем партии я считал необходимым соблюдать конфиденциальность относительно некоторых деталей, например, когда производились экстренные выплаты членам партии или партийным организациям на местах. Поэтому я считал допустимым наличие отдельных счетов, с которых и осуществлялись эти выплаты. При этом я испытывал полное доверие к фирме "Вайраух и Капп", которая вела эти счета. Я должен сказать, что во всей моей политической жизни личное доверие было для меня особенно важным, намного важнее, чем чисто формальные финансовые проверки. Я сожалею, если следствием этого стали пробелы в отчётности и контроле и, возможно, нарушения закона о финансировании политических партий. Этого я не хотел. Прежде всего я хотел служить интересам моей партии.

      Расследование того, как Гельмут Коль служил интересам своей партии, продолжается и по сей день. Удалось выяснить, что у Христианско-демократического союза существовали так называемые «чёрные кассы», куда поступали неучтённые деньги и так же бесконтрольно исчезали со счетов. Сам Коль вынужден был признать, что в своё время лично получил таких анонимных пожертвований как минимум на два миллиона марок. Нет, в попытках личного обогащения никто Гельмута Коля не обвиняет. Но до сих пор остаётся подозрение, что анонимные пожертвования в той или иной степени влияли на принятия политических решений его правительством. Тем более, что имена щедрых жертвователей Коль до сих пор отказывается назвать, ссылаясь на данное им честное слово:

        Так как я это понимаю, другие могут понимать это иначе, для меня было и остаётся делом моей чести держать данное мною слово.

        Опуская многие детали, можно сказать, что честное слово Коля стоило ХДС многомиллионных штрафов и привело к самому глубокому политическому кризису партии. Сменилось всё её руководство. Понадобятся ещё годы работы, чтобы вернуть себе доверие избирателей. Впрочем, кризис доверия распространился и на другие партии. Нет, немецкие избиратели не настолько наивны, чтобы не догадываться, что политики не всегда являются образцами морали. Политики - тоже люди. В отличие от чопорных американцев, немцы прощают своим политикам и загулы и любовные интриги. Достаточно сказать, что нынешний Канцлер Германии Герхард Шрёдер женат уже в четвёртый раз, а министр иностранных дел Йошка Фишер - в третий. В Америке ни тот не другой не мог бы даже депутатом поселкового совета стать. Но вот нечистоплотности в денежных делах немцы не прощают. Даже, или тем более, такому заслуженному политику, как Канцлер германского объединения Гельмут Коль.

        Если Вы из этого сделаете вывод, что для немцев вся мораль сводится к деньгам, я с Вами спорить не стану. Но возражу, что непорядочность в денежных делах - самая плохая рекомендация для политика. Пусть уж лучше он с практикантками развлекается. Но если политик приходит к власти или удерживает её с помощью «чёрных касс», чемоданов с миллионами или оплаченных олигархами избирательных компаний, я ему доверять не буду. Сколько бы он ни талдычил об интересах партии, нации и всего мира. Политикам доверять вообще приходится с опаской. Это показывает и второе в списке «слов года» выражение «коровье бешенство».

        По науке эта болезнь называется «губчатая энцефалопатия», а по-простому - «коровье бешенство». Выражается она в том, что корова начинает спотыкаться на все четыре ноги и вообще вести себя так, как будто она смертельно пьяна. Только вместо похмелья действительно наступает смерть. Так что шуточки здесь неуместны. Тем более, что учёные предполагают, что болезнь опасна и для человека. Абсолютной уверенности ещё нет, но считается, что именно потребление зараженного мяса может вызвать новый вариант болезни Кройцфельда-Якоба. Исход всегда смертельный. Первые случаи «коровьего бешенства» были зафиксированы в Великобритании лет 15 тому назад. С тех пор остальные европейцы и, в первую очередь немцы, были уверены, что «коровье и человеческое бешенство» - удел англичан, любителей кровавого ростбифа и дешёвых гамбургеров. А уж свои-то, доморощенные немецкие коровы ведут себя пристойно и бешенству не подвержены. Счастливая немецкая корова на баварском лугу стала символом вкусной и здоровой пищи. И немецкие политики дули в ту же национальную дуду: мол, у нас всё под контролем, в том числе и коровы. Пока в прошлом году случаи «коровьего бешенства» не были выявлены и в Германии. Эффект это произвело бешеный. Немецкий потребитель тут же переключился на свинину. Но и тут его поджидала опасность: оказывается, в некоторых сортах колбасы, изготовленной, если верить этикетке, исключительно из свинины или индюшатины, были минимальные добавки говядины. Для Германии, страны салями и сервелатов, сарделек и сосисок, это был настоящий удар. А тут ещё учёные припугнули, что вполне возможно переносчиками болезни могут служить и овцы и свиньи и даже куры, хотя сами они «коровьим бешенством» не болеют. И вот результат: мясные и колбасные отделы в гастрономах опустели, на фермах, где выявляются случаи «коровьего бешенства», забивается сразу всё поголовье скота. А потребитель взбешён и требует политических жертв. Министры сельского хозяйства и здравоохранения Германии пока ещё цепляются за свои посты, но с каждым новым случаем «коровьего бешенства» кресла под ними всё больше качаются.

        Видите, практически все «слова года», отобранные обществом немецкого языка, так или иначе связаны с политикой. И вызывают преимущественно отрицательные эмоции. Именно так и было встречено ещё одно слово из списка. По-немецки оно звучит как «лайткультур». А вот смысл в него каждый вкладывает какой хочет.

        Если переводить дословно, то «лайткультур» означает «ведущая или направляющая культура». Употреблялось это понятие и раньше, но бурную общественную дискуссию вызвало только после того, как его взял на вооружение лидер фракции христианских демократов в Бундестаге Фридрих Мерц. В статье об интеграции иностранцев в Германии он выдвинул требование, чтобы иммигранты придерживались правил этой так называемой «немецкой направляющей культуры». Вот тут-то и возник скандал. Фридриха Мерца и всю его партию тут же обвинили в национализме. Показательна реакция председателя совета еврейских общин Германии Пауля Шпигеля:

          Это что, немецкая направляющая культура - избивать иностранцев, поджигать синагоги и убивать бомжей? О чём мы вообще говорим? О культуре? Или о ценностях западной демократической цивилизации, которые положены в основу нашей Конституции? Там в статье первой записано: достоинство человека неприкосновенно. Уважать и защищать его - обязанность всей государственной власти. Достоинство человека. Я подчеркиваю, достоинство каждого человека неприкосновенно, а не только европейца христианского вероисповедания!

          Как ни пытались Фридрих Мерц и его сторонники объяснить, что все-то их требования ограничиваются тем, что любой иностранец, решивший навсегда обосноваться в Германии, должен обладать хотя бы минимальными знаниями немецкого языка, что он должен признавать Конституцию и соблюдать законы страны, а в остальном жить, как хочет, возмущению не было предела. Слово «направляющая культура», особенно с прилагательным «немецкая» практически исчезло из дискуссии. А сама дискуссия продолжается. И действительно, население Германии неуклонно стареет и сокращается. Страна в ближайшие годы будет вынуждена принимать всё больше иностранцев. Но на каких условиях? Все сходятся в том, что Германия давно стала иммиграционной страной. Но хочет ли Германия стать так называемым мульти-культурным обществом с этническими или религиозными гетто во всех крупных городах, или всё-таки удастся выработать какой-то минимальный свод общепринятых правил общежития? Пока однозначного ответа на этот вопрос нет. Но практически все партии разрабатывают сейчас свои проекты иммиграционного закона, которого в Германии до сих пор нет. Вот так не совсем удачное выражение вызвало к жизни давно назревшую дискуссию.

          Вот так общество немецкого языка подсказало нам с Вами, какие темы были самыми актуальными в Германии в прошлом году. Спасибо нашим корреспондентам Хайнцу Дюлонгу и Вальтеру Краузу за то, что они помогли мне подготовить эту передачу, спасибо Вам, дорогие радиослушатели за то, что Вы настроились на НЕМЕЦКУЮ ВОЛНУ.