1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Суть дела

04.01.2001 Россия и ЕС. Передача первая

В студии Виктор Агаев. Здравствуйте.
В наступившем году в практическую плоскость переходит вопрос о расширении Европейского Союза: уже в марте страны-члены ЕС должны принять решение о том, кто и когда может рассчитывать на приём в сообщество. Несмотря на то, что на членство в ЕС претендуют Венгрия, Польша, Чехия, страны Балтии, Румыния, Болгария - в общей сложности, как минимум, 12 стран - полвека находившихся под контролем Кремля Россия к появлению в непосредственной близости от своих границ нового соперника относится весьма спокойно и даже безразлично. Что весьма странно, если вспомнить, как панически реагировала Москва на расширение НАТО на Восток. В этой и следующей передаче пойдёт речь об отношениях между ЕС и Россией. Но есть ли на самом деле какие-то практические отношения? Как ни странно, за последние шесть месяцев, что председателем, т.е. организатором всей работы в Евросоюзе была Франция, в документах, которые отражают деятельность организации и постоянно публикуются, Россия не упоминалась ни разу. Есть Кипр, есть страны Балтии, есть Турция, но России нет. Как, впрочем, и в России вы не найдёте серьёзных материалов о Евросоюзе. Поэтому большинство россиян, судя по опросам и редким публикациям в прессе, не знают ни членов ЕС, ни его цели, ни его проблемы. Российские журналисты в основном пишут, о раздутых ими же, а потому неправильно понятых спорах между ЕС и США. Российские политики, правда, чаще ссылаются на опыт Евросоюза, но при этом каждый из них трактует этот опыт по-своему и стремится доказать что-то своё. Например:

Образование ЕЭС в 1957 году стало новым проявлением современного этапа общего кризиса капитализма и отражает сформулированную Лениным объективную тенденцию к интернационализации хозотношений и капитала, к ликвидации узких нацграниц. Возникновение ЕЭС знаменует собой и дальнейшее углубление конфликта между производительными силами и производственными отношениями в условиях капитализма, и попытку правящих кругов стран-участниц разрешить его - этот конфликт - с помощью межгосударственного объединения. Большая советская энциклопедия, видимо, стремясь вызвать подозрение о наличии каких-то тайных умыслов у 6 наиболее развитых стран Запада, писала в 1972 году: «Официальной целью создания ЕЭС объявлено достижение постоянного и равномерного развития, стабильности, скорейшего повышения уровня жизни и более тесных связей между государствами - членами ЕЭС путём образования «Общего рынка».

Понять скептицизм и недоверие советских пропагандистов нетрудно: западноевропейские политики начинали путь к тому, что сейчас называют Евросоюзом, не с написания и обсуждения каких-то общих деклараций, а с практических шагов - уже в 1950 году французы и немцы решили начать сотрудничество в деле добычи угля и производства стали. Это было немыслимо, ведь ещё за пять лет до этого обе нации были заклятыми врагами, которые столетиями сражались за право владения... угольными шахтами и стальными заводами в Руре и Сааре. Но два французских политика Робер Шуманн и Жан Моне, почувствовав цену мира и потребности времени и, видимо, поняв, как будет развиваться дальше спрос на уголь и сталь, решили, что в интересах совместного будущего ФРГ и Франции сейчас выгоднее поступиться частью своих интересов в стале-угольной сфере. Так начался путь, на котором ЕС находится до сих пор - путь постепенного отказа от своего суверенитета. Этот отказ идёт очень и очень трудно, методом проб и ошибок, но идёт. Уже давно на границах между странами нет никаких пограничников и таможенников, уже существует единый рынок труда, специалисты работают над сближением законодательств и т.д. Через год появятся единые деньги. Постоянно идут поиски того, что называют «европейской идентичностью». Неожиданным для всех препятствием на этом пути к единству стала встреча лидеров стран ЕС в Ницце, где должна была быть подготовлена почва для дальнейшего расширения Евросоюза. Кто-то говорит, что Франция - в тот момент председатель ЕС - плохо подготовила вопрос. Нет, уверен, французский политолог Доминик Мойси. Мы сделали максимум возможного. Двери для расширения по-прежнему остаются открытыми. Но...

    ...мы должны понимать, что создаваемая нами сейчас Европа - это уже не та Европа, что создавалась Моне и Шуманном. После того, как было принято решение о новом расширении ЕС, сейчас в Ницце мы стали свидетелями триумфа "межправительственной" Европы.

    Дело в том, что члены ЕС оказавшись перед необходимостью решать вопрос о расширении своих рядов, почувствовали, что прежде всего необходимо определить, какую часть своего суверенитета они - 15 стран - готовы отдать новым членам Союза - а их будет не менее 12. И под триумфом "межправительственной" Европы французский учёный имеет ввиду явный рост влияния каждого из правительств на ход событий в ЕС.

      В Ницце мы наблюдали триумф национальных интересов в Европе, в Ницце наступило прозрение о значении национальных интересов. Но причина этого не в национальных интересах, а в структуре Союза. Сейчас можно говорить о возникновении "гибридной" Европы, которая очень удобна для русских. С точки зрения безопасности преобладает межправительственность, национальные интересы. Это "реальполитик". С такой Европой России значительно удобнее, уютнее, проще. Это не Европа Моне, но это и не Европа де Голля. С экономической точки зрения потенциально - это значительно более федеральная Европа, чем де Голль или русские могли бы себе это представить. Второй аспект, важный для отношений с Россией, это то, что в Ницце дверь была оставлена открытой и даже ещё приоткрылась для расширения на восток. России надо привыкнуть в факту, что страны Варшавского договора и СЭВ становятся членами ЕС. Но это будет совершенно другой ЕС, не тот о котором сейчас все говорят и не тот, который существует. Нам всем предстоит свыкнуться с новой реальностью. Партнёрство с Россией должно быть партнёрством надежды и ожиданий. Россия вернулась и это хорошо, потому что стабильная и безопасная Россия, о которой мы говорим, должна быть уверенной Россией, но мы не даём ей карт-бланш, т.е. она не может делать, что захочет, нельзя допускать её обратно любой ценой. Единственный способ для нас оценивать Россию - это оценивать её по делам.

      Аналогичной точки зрения придерживается и Швеция, к которой 1 января перешло председательство в ЕС. Как говорит премьер-министр Швеции Перрсон.

      Приоритетными для Швеции во время её председательства в ЕС будут три направления - расширение Евросоюза, проблема занятости и окружающая среда. Четвёртый приоритет - Россия. Имеется ввиду укрепление сотрудничества в тех областях, где интересы ЕС и России пересекаются. По мнению шведского премьера, сейчас перспективы для развития сотрудничества ЕС с Россией лучше, чем несколько лет назад. Главная причина - улучшение ситуации в российской экономике.

        Вопрос только в том, насколько постоянны и необратимы эти изменения в экономике. Хотелось бы надеяться, что рост экономики является тенденцией, т.е. начавшийся рост станет базой для дальнейшего роста. Второй повод для оптимизма европейцев объясняется тем, что, похоже, интерес России к европейским делам и к ЕС становится более последовательным и глубоким, чем в последние годы.

        Некоторые специалисты считают, что Россия надеется выиграть от того, что при расширении на Восток ЕС будет интенсивно развивать связи со странами-соседями России, странами, имевшими и имеющими до сих пор тесные экономические отношения с Россией, а это приведёт к развитию экономических связей с самой Россией и будет способствовать росту интереса России к ЕС.

          Вторая причина нынешнего интереса России к ЕС заключается в том, что внутри ЕС происходят сейчас существенные изменения, связанные с тем, что европейцы стремятся к проведению самостоятельной политики безопасности, к урегулированию конфликтов и кризисов своими силами. Безусловно, интерес России вызывает и то, что ЕС получает свои собственные вооружённые силы.

          Третий фактор - нынешний президент России больше ориентирован на Европу, чем предыдущий.

            В то же время мы не отказываемся от критики России в таких например, вопросах, как война в Чечне - мы не скрываем, что ситуация там у нас вызывает огромную озабоченность. Декларация, принятая на встрече лидеров ЕС в Париже, как известно, включает и пункт о необходимости поиска политического решения конфликта. Нас беспокоит отсутствие политического диалога в этой проблеме. Второй аспект - гуманитарная катастрофа в Чечне. Эти вопросы останутся на повестке дня на всё время председательства Швеции в ЕС. Иначе, говоря, отношение ЕС остаётся прежним - мы будем стремиться к сотрудничеству и критиковать, когда это необходимо. В то же время мы сознаём, что ситуация за прошедший год изменилась.

            Шесть месяцев - срок небольшой, но Швеция постарается добиться хоть чего-нибудь.

              В частности помочь вступлению в ВТО. Этого, конечно, нельзя добиться за шесть месяцев. Но мы хотим это начать и намерены для этого провести в Москве конференцию на высоком уровне, чтобы обсудить возможные последствия вступления России в ВТО.

              Во-вторых, мы хотим уделять больше внимания охране окружающей среды, в частности, мы обеспокоены низким качеством очистки сточных вод в балтийском регионе. В этой связи нас особенно беспокоит Санкт-Петербург, который является основным фактором загрязнения Балтийского моря. Наше внимание привлекает и проблема ядерной безопасности на Кольском полуострове. Похоже, что эта проблема вызывает в Европе больше беспокойства и страхов, чем в России. Поэтому мы предлагаем создать многостороннюю международную программу ядерной безопасности и экологии для России. Уже идут переговоры между Россией и рядом европейских стран по этому поводу. Какие-то успехи есть, но до прогресса далеко. Необходимы компромиссы с обеих сторон.

              Гражданское общество - это третий аспект нашей деятельности во время председательства в ЕС. Путин сам, обращаясь к Думе, говорил об отсутствии гражданского общества в России. И несколько европейских государств предлагают двусторонние программы по развитию неправительственных организаций, средств массовой информации, профсоюзов и т.д в России.

              Четвёртое направление нашей деятельности - борьба с организованной преступностью. Эта проблема обсуждалась уже не раз на совете балтийских стран и нам не хотелось бы дублировать работу этой организации, тем более, что Россия всегда активно участвовали в работе этой организации. Но мы хотели бы использовать накопленный там опыт, а не дублировать её работу.

              Особое внимание мы считаем необходимым привлечь к Калиниградской области, ставшей проблемным регионом для Европы. Особенно беспокоит состояние преступности и распространение инфекционных заболеваний. Нам кажется, что активнее должны быть привлечены к работе страны - соседи Калининградской области, вступающие в ЕС. Но решение проблем Калиниграда должно быть найдено на общеевропейском , а не на региональном уровне.

              Любое упоминание проблем Калининграда на Западе, как известно, вызывает болезненную реакцию в России. С настороженностью и непониманием реагируют в Москве и на сообщения о создании в рамках ЕС собственных сил быстрого реагирования. После встречи в Ницце ЕС намерен активнее работать над вопросом отношений между НАТО и силами быстрого реагирования ЕС. Но, что примечательно, и там, и там звучат заявления о желательности участия России в миротворческих процессах и в урегулировании конфликтов и кризисов.

              Об интеграции России в международные структуры говорил и президент Клинтон, выступая летом в Ахене при получении премии имени Карла Великого.

                Мы должны стремиться к такому партнерству с Россией, которое служило бы укреплению ее стабильности, углублению демократии и расширению всесторонних связей с Западом, равно как и ее полноправному включению в глобальные институты. Время покажет, какую роль в Европе в конечном счете призвана сыграть Россия. Удастся ли ей сохранить с таким трудом завоеванные свободы или она будет действовать в духе вчерашнего дня. Решать это - дело российского народа. Поскольку трансформация России не завершена, мы хотели бы способствовать становлению новой России.... России, усматривающей свое величие не в господстве над соседями, а в партнерстве с ними. В противном случае нас ждет изнурительная борьба между Россией и остальной частью Европы, что положит скорый конец нашим грезам о неразделенном континенте. Центральный вопрос, который стоит сегодня на повестке дня: как сохранить и даже упрочить наше союзничество в процессе дальнейшего объединения Европы.

                Вопрос об отношениях между США и Европой - это тема особой передачи, тем более, что мы, явно, стоим на новом повороте истории. Сегодня, заканчивая передачу, я хочу только процитировать Клинтона, сделавшего в Ахене любопытное наблюдение, на которое стоило бы обратить внимание всем, кто думает об отношениях в треугольнике Европа- США - Россия.

                  Да, можно указать и на разногласия, которые между нами существуют. Многие только это и делают. Иногда и я так делаю, когда не в настроении. Но нельзя забывать, что большое видится на расстоянии. Вот лишь несколько газетных заголовков об американо-европейских спорах. "Союзники жалуются на самоуправство Вашингтона". "Франция о НАТО - спасибо не надо". "США объявляют союзникам торговую войну". "Демонстрация протеста против американских планов по перевооружению". Первый заголовок относится ко временам Суэцкого кризиса 1956-го года. Второй - к 1966-му году, когда Франция вышла из системы военного командования НАТО. Третий - к 1981-му году, когда разразился кризис вокруг сибирского нефтепровода. Четвертый - к 1986-му году, когда горячо обсуждался вопрос о размещении в Европе ракет средней дальности...Как видите, разногласия между нами были и, скорее всего, будут, ибо мы всего лишь люди - существа бренные и несовершенные. Но поскольку Европа в нашем понимании это не только территория но и идея, постольку и Америка остается частью Европы, связанной с ней пуповиной родственных связей истории и ценностей. Европа и Америка должны черпать силу в нашем трансатлантическом союзничестве, Европа не должна воспринимать его как угрозу, а Америка не должна прислушиваться к тем, кто зовет ее идти своим путем в одиночку. Америка должна оставаться добрым партнером и верным союзником Европы.

                  Вот и всё на сегодня. Через неделю пойдёт речь о том, как воспринимают в России Евросоюз.