1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Еуропа и Беларусь

03.12.2001 Немецкие «зеленые» свою миссию выполнили / Кавказ как конфликтный регион / Русский Берлин

Их звезда начинает закатываться. Странно, что только сейчас.

В Ростоке прошел очередной съезд немецких «зеленых». Партийные съезды, очередные и вне очереди, большие и малые, предвыборные и программные проходят в ФРГ часто. Иногда по несколько раз в год их устраивает всего одна партия. Но далеко не каждое такое мероприятие заслуживает подробного разговора. «Зеленый» съезд в Ростоке – исключение, он стал поворотным в истории партии. Вопрос стоял ребром: либо партия поступается своими основополагающими принципами и продолжает оставаться наряду с социал-демократами правящей, либо ставит свои принципы выше правительственого курса и разрывает правящую коалицию. «Зеленые» проголосовали за первый вариант – то есть сохранение власти – причем, неожиданно солидным большинством в три четверти голосов делегатов.

Камнем преткновения, о который чуть было не разбилась правительственная коалиция, стало решение немецкого правительства выделить части бундесвера на подмогу американцам в Афганистане. Канцлер Шрёдер увязал парламентское голосование по этому вопросу с вотумом доверия самому себе и тем самым заставил поддержать свое решение даже стойких «зеленых» пацифистов из числа депутатов бундестага. Но парламентская фракция «зеленых» – это еще не вся партия. Постфактум этот вотум предстояло затвердить на съезде. Его исход отнюдь не был предсказуем. Многие местные партийные организации – и, в частности, берлинская – требовали решительно осудить, как они считали, милитаристкий курс правительства, немедленно отозвать своих министров и расторгнуть коалицию с социал-демократами. На съезде, однако, всё же возобладала прагматичная линия. Большинством голосов делегаты хоть и не поддержали военное участие Германии в антитеррористической операции, но в принятой резолюции назвали приемлемым и согласились с ним. Такие вокабулярные, стилистические тонкости – для успокоения собственной совести, сути дела они не меняют.

Партия, выросшая из немецкого антивоенного движения, отказалась от своих пацифистских убеждений в пользу участия в работе правительства. Йошка Фишер и другие лидеры партии расценили итоги съезда как укрепление сплоченности «зеленых» рядов. Скорее всего, они ошибаются. Раскол партии не грозит, но вот её ряды изрядно похудеют. Порядка десяти процентов членов партии готовы в знак протеста сдать свои партийные билеты. Волна выходов уже поднялась. Ведь как минимум для стойких пацифистов места в партии фактически не осталось. Но ими решено пожертвовать во имя сохранения правительственных портфелей. А портфели эти в свою очередь, как объясняют «зеленые», им нужны, чтобы и дальше проводить свою линию в таких сферах, как экология, сельское хозяйство, иммиграция, внутренняяя политика. Этих тем, однако, явно недостаточно, чтобы закрепиться на политическом олипме. «Зеленая» звезда начинает закатываться.

Для многих в ФРГ кризис «зеленой» партии оказался неожиданностью. На самом деле, удивительно то, что он разразился только сейчас. Ведь по сути дела свою историческую миссию – пробуждение экологического сознания и критического отношения к милитаризму – «зеленые» уже выполнили. Честь им и хвала. Или – Мавр сделал свое дело, Мавр может уйти. Это в зависимости от точки отсчета. Бензин в Германии подорожал благодаря введенному так называемому экологическому налогу, в однополые браки можно вступать, решение о постепенном отказе от атомной энергетике принято, иностранцам стало чуть легче получать немецкий паспорт. Лозунги защиты природы и примата политики над военными методами давно уже перехватили – и реализуют на практике – обе большие общенародные партии: СДПГ и ХДС/ХСС. Нишу же стойкого пацифизма, непротивления злу насилием заняли посткоммунисты из Партии демократического социализма. Так что по большому счету в общем-то не совсем понятно, почему «зеленые» продолжают собирать на выборах всё еще сравнительно много голосов, хотя и меньше, чем в период своего расцвета в середине восьмидесятых годов. Скорее всего, сказывается некоторая инертность немецких избирателей или извечное фрондерство определенной их части, нежеление «из принципа» поддерживать респектабельных политиков. Но ведь респектабельность – дело наживное. Ни Йошка Фишер, ни Йюрген Триттин более не отвечают либерально-анархическим представлениям их традиционных избирателей. Так что, даже если «зеленым» и удасться сохранить за собой место в партийно-политическом ландшафте Германии, им станет здесь намного теснее, чем раньше.

Кавказ как конфликтный регион

Германия превратилась в нейтральную политическую арену для диалога между сторонами различных этно-политических конфликтов.

В немецком фонде имени Фридриха Эберта, близком к Социал-демократической партии Германии, прошла конференция под названием:

«Кавказ как конфликтный регион: возможен ли пакт стабильности с Европой?». В конкурирующем Фонде имени Конрада Аденауэра, который ориентируется, скорее, на христианских демократов, в то же самое время собрались дипломаты постсоветских республик Средней Азии. А в бывшей правительственной резиденции для почетных гостей на горе Петерсберг над Бонном, которая теперь стала пятизвездочным отелем и просто старается зарабатывать деньги, заседали представители конфликтующих в Афганистане группировок. Обратите внимание – все эти мероприятия проходили в Германии. И это явный признак того, что ФРГ рассматривается как относительно нейтральная политическая арена, благоприятная для диалога между противоборствующими сторонами тех или иных конфликтов в мире. Одновременно это и свидетельство возросшего авторитета Германии в мире, признание её посреднической роли в урегулировании самых различных конфликтов. Чего, собственно говоря, и добивается канлер Герхард Шрёдер.

На конференции в фонде Эберта речь шла об этно-политических конфликтах на южном Кавказе – Нагорно-Карабахском и Грузино-Абхасском. В Берлин приехали представители из Армении, Азербайджана, Нагорного Карабаха, Грузии, Абхазии, России, Ирана, Турции, Евросоюза. Особенно острые дискуссии, которые велись на грани политической корректности, а порой и за этой гранью, шли по Нагорному Карабаху. Представлять позиции сторон, думаю, смысла не имеет. Они известны. В кулуарах конференции я разговаривал с человеком, которого можно считать относительно нейтральным – армянин, родившийся в Баку, еще в детском возрасте оказавшийся в Москве, где теперь возглавляет Центр кавказских исследований. Александ Искандерян – признанный специалист по южнокавказскому региону. Выступая на конференции он говорил о том, как нельзя решать этно-политические конфликты в регионе. А как можно?

- Такого рода конфликты на разных своих стадиях всегда имеют сложную структуру, которая включает в себя многочисленные составляющие: экономическую, политическую, юридическую, демографическую, военную. Если вырывается из контекста какая-та одна из составляющих конфликта, и на ее основе начинается решаться вопрос, то ничего не получится, например, в начале карабахского конфликта были попытки решить проблему при помощи денег, но ничего не получилось. Сложные проблемы решаются комплексными методами.

- И все-таки как их решать? С чего хотя бы начать их решение.

- Нагорный Карабах зашел в своем развитии достаточно далеко, он закостенел, превратился в некое квази-государственное образование. Он имеет все признаки государства, кроме одного – он не признан международным сообществом. Есть армия, легитимная власть, президент, власти избранны народом и т. д. Соответственно, для того, чтобы начать решение конфликта вокруг Нагорного Карабаха, первое, что надо сделать, это начать разговаривать с Нагорным Карабахом. Ибо интересы Нагорного Карабаха и интересы Армении – это не одно и тоже. Они отличаются. Странно то, что переговоры идут с 1992 года в рамках Минской группы, хотя Нагорный Карабах, строго говоря, не является субъектом переговоров. Как метко заметил один азербайджанский журналист: «Азербайджанская сторона готова говорить хоть с марсианами, но только не с жителями Нагорного Карабаха, а ведь если ты желаешь прийти к компромиссу с кем-то, то надо как минимум с ним разговаривать». Но это было бы только первым шагом.

- А может быть лучше вообще ничего не трогать. Оставить все как есть?

- То, о чем я сейчас сказал, это - чисто гипотетическая возможность, потому что Азербайджан в нынешнем своем состоянии не готов к переговорам напрямую с Нагорным Карабахом. Поэтому, более или менее, так оно и происходит. Переговорный процесс, который сейчас проходит, - довольно вялотекущий и мало результативный.

- Такого рода конференции, как здесь в Берлине, дают ли они какой-либо позитивный эффект? У меня, например, складывается впечатление, что на таких встречах все выливается во взаимные упреки.

- Вы знаете, я бы с вами не согласился. У меня есть довольно большой опыт всякого рода встреч. Любые встречи и контакты - даже выпускание пара, высказывание существующих обид, вытаскивание наружу непонимания, - они помогают, потому что альтернатива этому – война. Вопрос стоит не об успешных или безуспешных переговорах, а о каких-либо переговорах. Полное отсутствие контакта сторон в конечном итоге приводит к радикализму, созданию образа врага, демонизации противоположной стороны конфликта. Поэтому я считаю, что все такого рода форумы, симпозиумы, конференции, встречи каких угодно групп людей: журналистов, ученых – работают на урегулирование в дальнейшем.

- Как вы считаете, насколько удачен выбор Германии в качестве политической арены для такого рода встреч.

- Германия – очень удачная политическая арена для такого рода встреч по той простой причине, что Германия – это одна из тех стран, которая воспринимается нейтрально сторонами конфликтов, при чем я говорю про все конфликты, не только про карабахский, а, предположим, про грузино-абхазский и т. д. Остальные страны, задействованные в переговорном процессе и не только в переговорном процессе, как то Россия, США, Турция, Иран, имеют некоторые свои интересы в регионе. Эти интересы могут восприниматься сторонами как нечто мешающее переговорам и возникает известное для специалистов явление, когда конфликты возникают внутри посредников. В Минской группе есть конфликты между собственно сторонами конфликта, а также среди посредников. В случае с Германией этого нет, поэтому Германия – хорошее место для такого рода встреч.

Считает председатель Московского центра кавказских исследований Александр Искандерян, с которым я беседовал в кулуарах конференции по Южному Кавказу, проходжившей в немецком фонде имени Фридриха Эберта.

Русский Берлин

В Доме науки и культуры Российской федерации на Фридрихштрассе впервые прошли сертификационные экзамены по русскому языку как иностранному, в которых приняли участие около 200 берлинских школьников, изучающих русский язык. Экзамены проводились в рамках проекта, совместно разработанного Московским университетом и Немецкой ассоциацией преподавателей русского языка и литературы. Педагоги надеются, что выдача сертификатов повысит желание немецких школьников изучать русский язык. Ведь получение сертификата дает иностранцу право на сдачу вступительных экзаменов в российский ВУЗ...

В одном из выставочных залов немецкой столицы прошла презентация работ художников - российских немцев, проживающих сейчас в Берлине и Дрездене. С приветственной речью к собравшимися обратился федеральный уполномоченный по делам немцев-переселенцев Йохен Вельт. Затем состоялся концерт, на котором выступили переселенческий хор «Отрада», танцевальная группа и ансамбль цимбалистов...

Памятник советским воинам, павшим во время боев на Зееловских высотах, снят с пьедестала для капитального ремонта. Бронзовое изображение солдата высотой четыре с половиной метра установлено в окрестностях Берлина на территории братского кладбища, где захоронены 33 тысячи военнослужащих Красной армии. Проведенная недавно рутинная проверка показала, что крепления, с помощью которых монумент держится на пьедестале, проржавели. Памятник сооружен в 1945 году. В семидесятые годы рядом с ним был открыт мемориальный музей. После воссоединения Германии его экспозиция была полностью переработана. В прошлом году музей посетили 30 тысяч человек...

Земельный суд Берлина приговорил 39-летнего выходца из России к 22 месяцам тюремного заключения условно. Перед этим он признался, что участвовал в контрабандной перевозке в Германию почти пяти миллионов сигарет. Вынесенный приговор стал последним на процессе по делу преступной группировки, в течение нескольких лет нелегально переправившей через польско-немецкую границу 40 миллионов сигарет. Контрабандисты прятали их под туалетной бумагой, импортировавшейся из России. За счет неуплаченных налогов и таможенных пошлин немецкому бюджету был нанесен ущерб размером 8 миллионов марок. Три других контрабандиста отправлены судом за решетку на различные сроки вплоть до 4 лет...

Также по теме