1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Наука и техника

03.09.2001 Как украинец в европейский отряд астронавтов попал...

Давно известно, что при длительном пребывании в космосе астронавты страдают от авитаминоза и мышечного истощения. Как ни странно, но одна из причин этого заключается в недостаточном питании во время орбитального полёта. Исправить ситуацию решили сотрудники Немецкого центра аэрокосмических исследований /г. Кёльн/, которые совместно с Европейским космическим агентством (ESA) разработали в этой связи целую серию специальных экспериментов. Самое непосредственное участие принимал в них и наш корреспондент Евгений Берлев.

Трудности, которые испытывали первые космонавты, были вполне сравнимы с лишениями мореходов-первооткрывателей. Цингой и дизентерией покорители Вселенной, разумеется, не страдали, однако их космический рацион был весьма однообразным и уж точно не самым вкусным: на первых порах в него входили лишь фруктовые и мясные кубики (по внешнему виду напоминающие бульонные), печенье и соки. Оно и неудивительно, ведь в космических условиях продукты должны быть прежде всего легкоусвояемыми и питательными; т.е., как сказал бы специалист, обладать высокой биологической и энергетической ценностью. О вкусовых качествах никто особо не думал.

С увеличением продолжительности полётов на орбиту расширился и ассортимент «космической кухни», в нём появились и вполне привычные для землян блюда, хотя и приспособленные к специфическим условиям космоса. Пюреобразные продукты, отчасти обезвоженные, упаковывают в тюбики и вакуумные пакеты. На сегодняшний день в меню членов экипажа Международной космической станции (МКС) входит более двухсот блюд: от итальянской пиццы до жареной утки по-пекински и даже креветочного коктейля. Тем не менее и сейчас астронавты, вернувшиеся с орбиты, страдают временными расстройствами сердечно-сосудистой системы, у них наблюдается атрофия мышечной и костной ткани, а также эффект вымывания кальция из организма. Как считают специалисты кёльнского Института аэрокосмической медицины и питания, эти проблемы связаны в первую очередь с неправильным питанием. Рассказывает руководитель проекта по исследованию влияния невесомости, доктор биологических наук Мартина Хеер:

    - Нами было установлено, что во время космического полёта астронавты едят и пьют меньше, чем необходимо человеческому организму в этих условиях. А это, конечно, отражается на обмене веществ в мышцах и костной ткани. Примечательно, что эффект, вызванный недостаточно калорийным питанием, сравним с влиянием невесомости. То есть при анализе изменений в организме астронавта, происшедших за время его пребывания на орбите, почти невозможно определить, какая часть этих изменений вызвана воздействием микрогравитации, а какая заключается в неправильном питании. Чтобы выяснить это, был задуман специальный эксперимент в условиях, сравнимых с космическими. Для этого отобранные нами десять человек, добровольно согласившиеся участвовать в исследованиях, в течение четырёх недель содержались на специальной диете; а мы вели за ними наблюдение.

    Под условиями, приближёнными к космическим, мы чаще всего представляем различные центрифуги или бассейн с барахтающимися в воде фигурами в скафандрах, хорошо известные по документальным фильмам о Звёздном городке. Но ничего подобного данным экспериментом не предусматривалось. Для имитации невесомости добровольцам предписали строгий постельный режим. Четырнадцать дней и ночей им было запрещено покидать специальную койку. Даже естественные потребности надлежало отправлять в лежачем положении. Мало того, койки ещё имели наклон в шесть градусов, причём голова находилась ниже уровня ног. Мартина Хеер объясняет это так:

      - Такое положение обеспечивает необходимую неподвижность тела. Благодаря длительному пребыванию в горизонтальном положении удаётся снять нагрузку с опорно-двигательного аппарата. Одновременно в организме идёт перетекание жидкости из нижней части тела в верхнюю, а также происходит смещение внутренних органов. Следствием этого является давление желудка на пищевод, что ускоряет наступление чувства насыщения, а это, в свою очередь, вызывает снижение аппетита. Таким образом, нам удаётся в какой-то степени сымитировать состояние невесомости.

      Суровые условия эксперимента добровольцев не отпугнули. Прельщённые неплохим денежным вознаграждением в пару тысяч марок и возможностью в течение месяца безнаказанно предаваться праздности, десять молодых людей в возрасте от 20 до 30 лет (среди них – и ваш покорный слуга) выразили готовность пострадать во имя науки. После тщательного медицинского отбора и психологических тестов была составлена наша интернациональная команда: кроме меня, украинца по национальности, и немцев, в наш потешный отряд астронавтов вошли ещё турок и итальянец. Все десять человек – студенты.

      Как показывает практика, студенты, располагающие определённым запасом свободного времени и за некое вознаграждение готовые провести его экстравагантным образом (на время превратившись в астронавтов или глотая таблетки в лабораториях фармацевтических концернов), в качестве подопытных существ для медицинских экспериментов подходят лучше кроликов. Кстати, свою роль сыграло и обычное любопытство, говорит доброволец Кристиан:

        - Вообще-то своё участие в эксперименте я рассматриваю как весьма своеобразную возможность подзаработать. Каникулы ещё не закончились, и в это время я всё равно бы работал, но Центр аэрокосмических исследований – это всё же нечто совершенно особенное. Не какая-нибудь макаронная фабрика!

        Главное неудобство заключалось, конечно, в том, что в течение двух недель было запрещено покидать постель. Подобного опыта ни у кого из нас не имелось, пребывание в больнице с каким-нибудь переломом не в счёт. Подземная лаборатория, где мы провели в общей сложности целый месяц, по атмосфере чем-то напоминала подводную лодку. Но милый моему сердцу космический антураж присутствовал в здании Института аэрокосмической медицины и питания, где находится лаборатория, повсюду. Например, в коридоре были выставлены образцы научной аппаратуры и продуктов питания с орбитальной станции «Мир». Так что я твёрдо настроился на настоящее космическое приключение, ради которого, собственно, и пришёл сюда.

        Кстати, и понаблюдать за работой учёных со всей их научной машинерией тоже было весьма любопытно. На деле всё оказалось очень похожим на месяц в больнице пионерлагеря с ангиной: постоянный медицинский контроль, строгий режим и... масса свободного времени. Убивал его каждый по-своему. Кто-то принёс мешок с книгами, а кто – с игрушками. Многие, в том числе и я, серьёзно рассчитывали провести это время с пользой для учёбы, однако толку из этой затеи не вышло... Пока ещё было разрешено ходить, мы проводили досуг в кают-компании: резались в шашки и играли на компьютере. А когда настало время заступать на двухнедельную постельную вахту, промежутки между просмотром фильмов по телевизору и рутиной исследовательских процедур стали занимать книги. Впрочем, утомлять себя чтением особой нужды тоже не было: наши отдельные каюты, как номера в хорошем отеле, были оборудованы видеомагнитофоном, а видеотеку учёные собрали для такого случая весьма неплохую.

        Что касается впечатлений непосредственно от лежания, то они, на удивление, довольно позитивные. Наклонное положение кровати перестало замечаться уже через пару дней, ещё через какое-то время к постоянному пребыванию в горизонтальном положении привыкла и спина. Тем более что регулярный массаж был призван предотвратить возможные ортопедические осложнения. Впрочем, справедливости ради надо сказать, что необходимость постоянно находиться в постели всё же вызывала определённый дискомфорт. Здоровый организм требовал движения. Но условия эксперимента требовали выдержки, и мы лежали. И ничего сверхчеловеческого в том нет, чтобы проваляться две недели в кровати, да ещё в таких, можно сказать, санаторных условиях! В этом со мной солидарен и другой участник эксперимента – Филипп из Бонна:

          - Уже через два дня я чувствовал себя совершенно нормально. Даже ожидаемых болей в спине и тяжести в голове от наклонного лежания, как у некоторых ребят, у меня не было. Так что жаловаться просто не на что.

          Впервые после длительного пребывания в постели встать на ноги оказалось не так-то просто. Ноги казались ватными и тряслись от напряжения, немного кружилась голова. Однако какое это счастье – стоять на своих двух. На следующий день лишь крепатура напоминала о двух неделях неподвижности, разум же был занят простыми радостями бытия, как то возможность ходить, сидеть или крутить педали велотренажёра.

          Некоторое разнообразие в монотонность нашей подземной жизни привносила такая неотъемлемая часть эксперимента, как контролированное питание. Всё, что поглощалось или выделялось организмом добровольца, подлежало строгому учёту. Абсолютно всё! Поначалу необходимость пользоваться гигиеническими пакетами и ёмкостями для сбора мочи вызывала некоторое смущение, но потом к этому привыкаешь. В конце концов, это тоже часть эксперимента, да и астронавтам на орбите приходится не легче.

          Дневной рацион жидкости напрямую зависел от веса тела; и на мои 80 кг полагалось почти четыре литра живительной влаги. В основном это были соки (апельсиновый и яблочный) и минералка; чай и кофе из меню были исключены. Кормили нас на удивление часто: шесть раз в день.

          В целом эксперимент предусматривает два режима питания. Во-первых, так называемую гипокалорийную диету – рацион включает лишь 75 процентов необходимых организму калорий (кстати, примерно так и питаются астронавты). Во-вторых, это – нормальнокалорийное питание, которое и выпало в этот раз на нашу долю. Тут главная задача – сохранение своего веса. Для этого калорий съедается ровно столько, сколько необходимо для заданного образа жизни – активности или же неподвижности.

          Все продукты, которые попадали к нам на стол, вернее сказать, в кровать, разумеется, проходили предварительные анализы в лабораториях диетологов. Тот же хлеб, что мы ели на завтрак, был выпечен тут же в институте и содержал тщательно рассчитанное соотношение жиров, углеводородов и балластных веществ. Некоторое представление о гастрономических таинствах сего предприятия я получил из бесед с нашим чутким обслуживающим персоналом, весь этот месяц опекавшим нас в подземной лаборатории-бункере. Вот что рассказала приносившая мне еду Сара:

            - В рамках этого проекта я прохожу практику, на кухне. А вообще я изучаю диетологию. За несколько недель до начала эксперимента мы с коллегами составили план необходимых закупок. Сейчас я занимаюсь на кухне приготовлением пищи. Больше всего времени отнимает не сама готовка, а многократное взвешивание и перевзвешивание продуктов. Ведь каждый из ребят получает строго индивидуальное количество питательных веществ. Вообще же, еда здесь вполне здоровая, не слишком жирная, и овощей с фруктами немало. Я бы и сама не отказалась от такого питания.

            У нас же, членов потешного отряда астронавтов, выбора всё равно не было. Так что приходилось довольствоваться сугубо диетическим столом. Часто после обеда мы, как симулянты в госпитале из пресловутых похождений бравого солдата Швейка, мечтали о чём-нибудь таком нездоровом, но доступном там, на воле. Например, о гамбургере. Не отказался бы наш брат «отравиться» включённой в меню МКС пиццой или уткой по-пекински.

            Однако эксперимент и настоящий космический полёт вещи всё же разные. Так что и ели мы не из тюбиков и вакуумных пакетов, а из обычной земной посуды. Правда, в последний день нам разрешили заказать на завтрак всё, что душа пожелает. Кристиан попросил принести ему...

              - ...кофе, колу и лимонад. И всё это я изрядно намешал уже прямо с утра. Наверное, не стоило этого делать, потому что мне чуть не стало дурно. От кофеина сразу же закружилась голова. Хотя потом я всё же перекусил чипсами, «сникерсом» и ветчиной с сыром. Однако стакану колы и кофе после месяца перерыва я был всё равно очень рад... Сначала я долго вдыхал аромат кофе, два-три вдоха, затем – первый глоток... Непередаваемое ощущение!

              Мой последний космический завтрак был куда более прост: яичница с беконом, да пара тостов с сыром, совсем в английском стиле. И, конечно, кофе. Посидеть на диете мне придётся ещё как минимум пару-тройку раз. Это предусмотрено проектом, рассчитанном в общей сложности на полтора года.

              Исследование влияния невесомости задумано, собственно, как ряд экспериментов. Каждый из добровольцев должен пройти четыре этапа длительностью в один месяц (как раз в студенческие каникулы) и с перерывом в полгода. На первом этапе доброволец проводит две недели, лёжа в постели, и получает питание с нормальным для такого образа жизни содержанием калорий. Затем в контрольной фазе режим питания сохраняется, но уже при обычной двигательной активности.

              В следующие же два этапа необходимый организму рацион уменьшается на четверть. Сравнивая полученные в различных режимах результаты экспериментов, учёные надеются выяснить, какие явления, происходящие в организмах добровольцев, вызваны недостаточным питанием, а какие можно объяснить воздействием невесомости. Для этого, собственно, и необходимы четыре этапа с каким-либо одним ярко выраженным фактором, объясняет сотрудница кёльнского Института аэрокосмической медицины и питания Андреа Бёзе:

                - Конкретные выводы мы сможем сделать лишь по завершении всех четырёх этапов эксперимента, когда будут собраны и обработаны анализы мочи и крови, а также подведены общие результаты проведённых опытов. Однако уже теперь, согласно итогам первого этапа проекта, в организмах участников эксперимента произошли изменения. Находясь в постели, добровольцы потеряли в весе в среднем около килограмма. Однако нормальный вес тела быстро восстанавливается, как только человек получает возможность вставать и ходить.

                Очевидно, что как средство для похудания длительное лежание вряд ли себя оправдает...

                Возможно, что данное исследование послужит толчком для разработки новых продуктов питания специально для длительных космических экспедиций. Раз уж аппетит у астронавтов в космосе уменьшается, значит для их полноценного питания и «космическая диета» должна содержать большее количество калорий при меньшей сытности, делится с нами далее своими соображениями Андреа Бёзе:

                  - Примечательным в нашем исследовании является ещё и то, что результаты его послужат не только развитию космонавтики, но вполне могут быть использованы и в земной медицине, особенно на благо инвалидов, прикованных к постели. Так что благодаря этому научно-исследовательскому проекту нам, возможно, удастся найти способ не только помочь астронавтам избежать негативного влияния невесомости, но и предотвратить некоторые осложнения у тяжелобольных, вынужденных долгое время оставаться в постели.

                  Следующий этап эксперимента намечен на февраль. На этот раз нашему «редакционному астронавту» Евгению Берлеву неподвижно лежать в кровати уже не придётся. Его ждут гораздо более серьёзные испытания. Какие именно, Евгений говорить отказывается, ссылаясь на строжайший запрет со стороны устроителей эксперимента. Может быть, его уже начали готовить к полёту в космос?!.