1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Суть дела

01.11.2001 Мусульмане в Германии

Несколько сот агентов ФБР ищут сейчас в Германии следы тех, кто подготовил и совершил теракты 11 сентября. Предполагается, что преступники несколько лет учились в университете Гамбурга и при этом совершенно не скрывали, что являются приверженцами строгого ислама. Более того, они получили в университете специальное помещение для молитв и работы "исламского кружка". Как рассказал журналистам канцлер университета, он лично однажды зашёл на один из политических диспутов, проводившихся этим кружком. Дискуссия, проходившая в переполненном зале и с участием гостей-арабов из других университетов, показалась канцлеру абсолютно бессмысленной, полной догм и антиимпериалистических штампов, и он её покинул. А присмотреться, как теперь выясняется, стоило бы, ведь во главе кружка, стоял один из сентябрьских террористов. Правда, канцлеру корить себя особенно не стоит: примерно в то же самое время Генеральная прокуратура ФРГ, имея в своих руках одного из этих террористов, не заинтересовалась им и отпустила, поскольку он не угрожал безопасности Германии.

Подобную беззаботность объяснить просто: в стране существует множество самых различных религиозных объединений, порой экстремистских, но запретить их можно только в том случае, если они угрожают безопасности Германии – закон о религиозных свободах появился после войны как реакция на тотальные запреты нацистов.

Более того, в Берлине религиозным общинам доверено даже религиозное образование школьников – мусульман, хотя во всех других частях Германии преподавание религии находится под контролем властей. Естественно, когда этот закон вводился в жизнь, никто об исламе и не думал. Но сейчас, например, в некоторых школах берлинского района Кройцберг, нет ни одного немца – только иностранцы, в основном, мусульмане. А потому (по закону) преподаванием ислама в этих школах занимаются учителя, присланные местной религиозной организацией. Здесь она называется «Исламская федерация».

Организация, даже по либеральным берлинским понятиям, странная, проповедующая принципы, явно несовместимые с Конституцией Германии, например, тезис о неравенстве мужчин и женщин. Учителя от «Исламской федерации» запрещают детям-мусульманам играть с немусульманами, слушать их музыку, пить Кока-колу и т.д. Спецслужба ФРГ – Ведомство по охране конституции - доказывает, что «федерация» связана с экстремистской исламистской партией Milli Görüs, которая за свою антидемократическую деятельность запрещена в Турции.

Правда, доказать факт распространения вредоносных идей учителями «федерации» невозможно, поскольку ... никто не знает, что и как они говорят своим ученикам: занятия ведутся на арабском языке и входить в классы во время занятий даже директор школы не имеет права. Обеспокоенные городские власти попытались изгнать «Исламскую федерацию» из школ, тем более, что она представляет только пять процентов берлинских мусульман. Но Административный суд Берлина с этим не согласился. Главный аргумент судьи – отсутствие доказательств антиконституционной деятельности, а то, что "федерация" не учит детей критически относиться к религиозным догмам, то какая церковь этому учит, а, кроме того, например, католики запрещают женщинам становиться священниками, но никто не считает католическую церковь антиконституционной, - сказал судья.

А потому «Исламская федерация» может и дальше воспитывать детей так, как считает нужным. Тем более, что она готова пойти на уступки властям: теперь городские инспектора могут заходить в классы даже без предупреждения. Вряд ли, однако, такие "налёты" позволят кого-то уличить в антиконституционной деятельности, тем более, если действительно именно на таких уроках происходит промывание мозгов мусульманских детей и закладывается фундамент их религиозного фанатизма, который потом может привести их в стан террористов. Да и вообще, что происходит там, внутри мечетей, или на уроках ислама, насколько всё это опасно для немусульман? И не может ли быть так, что именно сейчас где-то в Германии незаметно живут в ожидании своего часа новые террористы.

Министр внутренних дел Баварии Бекштайн уверен, что только на его территории таких "законсервированных" агентов несколько сот. В этой связи меня заинтересовал сюжет, показанный на днях баварским телевидением.

    - После 11 сентября нам не дают покоя некоторые вопросы. Например: «Где и как верующие студенты превратились в фанатиков-убийц?» Не где-то далеко, а возможно здесь, в немецких мечетях. В Гамбурге, или Кельне, или может в Мюнстере, где радикальная исламская организация Хезбола готовит приверженцев не только для молитвы, но и для борьбы.

    Ничего нового с Ближнего Востока. Кровь, ненависть и слезы, террор и палестинская интифада. Во имя аллаха формируется всемирный исламский интернационал.

    Одно из воскресений в Германии. Исламский центр в Мюнстере. Здесь встречаются шииты. «Мюнстер» - важнейшее место встречи сторонников движения Хезболла. За всем наблюдает иранский революционный лидер аятолла Хомейни. В программе уроки религии и языка для детей Аллаха. Они растут в Германии и живут по законам Корана. Влияние современности, западная мода нежелательны. Поп-музыка – запрещена.

      - Нет музыкальных групп, которые я любил бы. Дома у нас вообще нет никаких немецких телевизионных каналов. Я смотрю только арабские программы.

      Говорит на чистом немецком черноглазый мальчик лет семи.
      Его в кадре сменяет подросток:

        - Я чувствую, что нахожусь в мечети для того, чтобы узнать что-то новое о религии. Когда же я иду на дискотеку, я забываю об этом. Когда я просто хочу повеселиться, то не думаю о религии.

        Светлый зал, на стенах надписи на арабском языке, кафедра, ряды стульев. На них дети. Человек 20. Девочки в головных платках. Все встают при виде высокого гостя. Носитель религиозного сана шейх Али Катун прилетел из Ливана. Он передает послание из штаба движения Хисболла. Это одна из воинствующих исламских организаций. Его речь призывает к умеренности и подчёркивает дружбу Хисболлы к Германии. Шейх, явно работая на камеру, говорит:

          - Я приехал в эту страну с целью попытаться успокоить людей.

          Но в тоже время шейх али Катун советует не преувеличивать серьезность терактов в Нью-Йорке.

          Говорит шейх, посланец Хезболы:

            - Если Усама бен Ладен и организовал эти теракты, то это не тот террор, которому подвержены наши дети и к которому он не имеет никакого отношения. Самую большую агрессию против свободы и цивилизации мы пережили у нас на юге.

            Уже давно существует в Германии параллельное культурное общество со своими собственными правилами. Мы в гостях у семьи из Ливана. Ислам для них больше, чем просто религия. Это родина и смысл жизни. Усама бен Ладен для них не является ни примером, ни героем. Но...

              - Я думаю, что бедные, угнетенные народы, не только в арабских странах, но и по всему миру, ненавидят Америку за ее политику. Они ищут героя, неважно какого, главное, чтобы он восстал против Америки.

              Усама бен Ладен как Робин Гуд исламского мира в борьбе против Израиля и могучих Соединенных Штатов. Интифада является также культурной борьбой против сионизма. Борьба продолжается и здесь, в Германии. В интернете. www.muslimmarkt.de - эта страничка в интернете - срез мусульманского общества в Германии. На этом сайте можно найти всё: от советов по выбору прически до самого, что ни на есть религиозного экстремизма. Текст можно убрать в любой момент. На немецком есть также лозунги, призывающие к культурной борьбе.

              Говорит один из создателей сайта muslimmarkt.de:

                - В последнее время мы часто слышим выражение «доминирующая культура». Никто не убедит меня в том, что Loveparade - это явление немецкой «доминирующей культурой». Меня не заставят поверить в то, что растущая преступность, тяга к наркотикам, макдональдс - всё это «доминирующая немецкая культура». А когда немцы осуждают наших женщин за то, что они носят головные платки, то я просто поражен. Ведь немецкие монашки так же носят платок. А ещё я сам видел, как немцы-мужчины, здороваясь, протягивают руку мусульманской женщине и она должна извиняться за то, что в силу религиозных причин, ей нельзя прикасаться к руке мужчины. Неужели немцы не знают своих же правил приличия? Мужчины не могут первыми протягивать руку женщине!

                На том же сайте можно найти и призывы к бойкоту американского кино, и требование отказываться от всех израильских продуктов. Само собой разумеется, что Кока-кола и МакДональдс считаются делом рук дьявола. Даже если создатель этой интернет-страницы далек от терактов в США, корнем зла для него все равно является Америка. Правда, можно найти и указания на то, что ненависть к Америке направлена не против американского народа в целом, а только против правительства и его политики.

                Насколько эффективно воздействие на молодые умы? На вопрос немецкого журналиста о трех желаниях, девочка в исламском центре ответила:

                  - Чтобы не было войны, чтобы в Америке опять стояли две башни, и чтобы все жили в мире.

                  "О чем ты мечтаешь?" - спросил мой коллега мусульманскую девочку во время съемок. Её спонтанный ответ: «О том, чтобы можно было жить без платка».

                  Проблемой радикализации мусульманской молодёжи занимаются в Германии и учёные. Вернер Шиффауэр, профессор европейского университета "Виадрина" во Франкфурте на Одере, опубликовал недавно результаты интересного исследования, в котором попытался определить факторы, толкающие молодых турок, живущих в Германии, в лагерь исламских фундаменталистов. С профессором Шиффауэром беседовал Сергей Лопатенко:

                  - Что же заставляет турецких студентов, молодых людей из относительно благополучных семей, живущих в Германии и имеющих неплохие перспективы, вступать в радикальные религиозные организации?

                    - Студенты и школьники (мусульмане), надеющиеся и стремящиеся занять в обществе более высокую ступеньку, чем их родители, подвержены большей дискриминации, нежели другие возрастные категории. По моим данным, молодые мусульмане в Германии подвергаются двойной дискриминации: во-первых, как турки и иностранцы, во-вторых, как мусульмане. Можно сказать, что просто турку легче ассимилироваться в немецком обществе, чем турку-мусульманину. Поэтому поведение молодых турок, обратившихся к исламу, можно сравнить с поведением маргинальных социальных групп. Они агрессивно настроены по отношению к окружающим из-за того, что чем-то отличаются от них, но в то же время стараются подчеркнуть свою необычность. Так поступают и инвалиды, и гомосексуалисты, которые подчеркивают свою особенность.

                    - По вашему мнению, мировоззрение эмигрантов определяют три фактора: «первое поколение», «Турция» и «Германия». Что означают эти три понятия для турецких эмигрантов?

                    Прежде, чем профессор Шиффауэр ответит, - историческая справка.

                    До начала пятидесятых годов мусульмане в Германии были экзотикой. Всё изменилось в годы «экономического чуда», когда для резкого подъёма страны с минимумом затрат, были завезены миллионы «гастарбайтеров», среди которых оказалось больше всего мусульман – турок, марокканцев, тунисцев. На них была свалена самая грязная и самая тяжёлая работа. Со временем существенная часть их вернулась домой, но, тем не менее, сейчас в стране живут, по официальным данным, 3,3 млн. мусульман. Большинство –турки (2,5 млн.) Кроме них есть мусульмане из Боснии, Албании, Македонии, Туниса, Марокко. Примерно триста тысяч арабов из разных стран. Пятая часть мусульман, ныне живущих в Германии, имеет паспорта ФРГ.

                    Число находящихся в стране нелегально никому неизвестно. При этом экономическое положение мусульман в стране очень тяжело. Скажем, из 35 тысяч безработных в Кёльне - иностранцев 20 тысяч и 90% из них - мусульмане. Полвека Федеративная Германия пыталась интегрировать мусульман в свою среду. На разных этапах истории это делалось с разной степенью искренности и последовательности. Одни политики руководствовались при этом только экономическими соображениями, другие - гуманитарными принципами, многие видели свою цель в создании «мультикультурного общества».

                    После 11 сентября даже оптимисты поняли, как мало сделано и как сложны препятствия на пути к реальной веротерпимости. Пессимисты говорят о начале холодной гражданской войны. Центральный совет мусульман Германии, объединяющий 500 мечетей и 19 исламских организаций страны, обеспокоен тем, что власти возбуждают в прессе и в населении всеобщую подозрительность по отношению к мусульманам. В результате чего появляется знак равенства между исламом и образом врага, а это, естественно, ведёт к разрушению гражданского мира в Германии. Ситуация в стране крайне противоречивая и очень напряжённая. Немцы боятся мусульман, а мусульмане – немцев и исламских экстремистов. Ледяное молчание, всеобщая подозрительность, оскорбления, угрозы испытали на себе после 11 сентября все «явные» иностранцы в Германии. Но особенно мусульманки, которых вера обязывает носить головные платки. Они и раньше не давали покоя немцам, доходившим в своей борьбе с этими скромными символами ислама до Конституционного суда. Поиск своей, исламской, идентичности становится всё более типичным для мусульман-школьников и мусульман-студентов в Германии.

                    Исследовав эту среду, Вернер Шифауер профессор европейского университета «Виадрина» во Франкфурте на Одере, приходит к выводу, что главной причиной ухода этой молодёжи в экстремистские группы, является её неудовлетворённость тем положением, тем местом, которое отвели немецкие политики «гастарбайтерам-иноверцам». И если старшие поколения (выходцы из глухих деревень Турции), надеясь на скорое возвращение обратно, могли мириться с тем, что у них нет настоящих мечетей, что моления происходит в каких-то подворотнях, то нынешняя молодёжь, потерявшая полностью связь с исторической родиной, но так и не получившая признания в Германии, ищет пути и способы выделиться из серой массы своих единоверцев и – подобно тому, как это делали террористы-народовольцы, РАФовцы, или последователи Че Гевары, стать героями, ведущими свой народ к светлому будущему – единому исламскому государству, в котором все будут равны и счастливы.

                    Но послушаем самого профессора.

                      - Миграция ведёт к потере понимания между поколениями. Родители в большей степени боятся хоть и привычного уже, но до сих пор чуждого немецкого окружения, нежели их дети, а потому стараются их оберегать и защищать. Дети же, взрослеющие здесь, не видят никакой необходимости в такой защите и конфликтуют с родителями. Они даже уверены, что знают ситуацию в Германии лучше, чем родители. Такой конфликт возникает из-за различий в приоритетах. Первое поколение эмигрантов приехало в Германию в шестидесятые годы для того, чтобы улучшить свое финансовое положение и обеспечить себе будущее. Большинство надеялось вернуться в Турцию и в каком-либо из больших городов открыть свое дело. Резкое ухудшение экономического положения в Турции привело к тому, что многие остались в Германии. Устройство их жизни носило временный характер: в своих мыслях они ориентировались на Турцию, но фактически жили в Германии. Здесь и сейчас работали и копили деньги для того, чтобы там и в будущем можно было прожить. Однако, для многих турок второго поколения возвращение и ориентация на Турцию стали проблемой. Они не хотят отказываться от хорошей жизни «здесь и сейчас» в пользу какого-то сомнительного будущего в Турции.

                      - Скажите, где Вы проводили свои исследования? Встречались ли Вы с кем-нибудь из представителей радикального движения?

                        - Да. Я этнолог и изучаю отдельные случаи, по которым затем воссоздаю картину происходящего. Я проводил свои исследования в организации так называемого "кёльнского халифа" Каплана, который претендует на роль лидера всех мусульман мира. Помог мне в этом турок, которого я знал еще со времен моих исследований в Турции. Этот знакомый замолвил за меня слово и послужил гарантом, так как к тому времени, а это был 1995 год, сообщество уже находилось под наблюдением полиции. Поэтому люди не решались давать интервью. Мне пришлось производить хорошее впечатление.

                        - Что могут предпринять немцы в будущем для того, чтобы избежать появления радикальных организаций в будущем?

                          - Таких феноменов избежать нельзя. Лучше было бы дать почувствовать мусульманам здесь в Германии, что они признаны, признать их религиозное движение. Люди ощущают себя под двойной дискриминацией, что заставляет их создавать оппозицию, за которой скрывается силовой потенциал. Это то, что можно было бы конкретно сделать. Я бы также стал помогать тем движениям и течениям, которые пытаются преодолеть противостояние Ислама и Запада и которые пытаются вести свою деятельность, быть здесь принятыми.

                          Такие явления достойны внимания. Тем более, что феномен «спящих» агентов до сих пор не был известен в исламских движениях. Это скорее была стратегия спец. служб, нежели религиозных движений. Молодые мусульмане, с которыми мне пришлось познакомиться, были открытыми приверженцами ислама. Это не „спящие„ агенты, как многие думают. Они часто очень открыто проповедуют свою религию. Против «спящих» агентов трудно что-либо предпринять, так как они просто невидимы. Что же касается исламских организаций в Германии, то я боюсь, что незамедлительным ответом немецкого правительства будет: «Запрет, контроль, наблюдение!» Это понятно, так как население обеспокоено. Тем более, что экстремистами вполне может скрываться силовой потенциал. Но с другой стороны мне кажется, что правительство в этой ситуации зайдет слишком далеко, создав практически «государство-надзиратель». При этом требование иллюзорной безопасности сведет на нет важные гражданские права. А, кроме того, я не представляю, как это может защитить население от террористов-самоубийц.