1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Наука и техника

01.10.2001 «Космическая коммуналка» или как живут и работают астронавты на орбите

После совершённых в Нью-Йорке и Вашингтоне терактов проблеме обеспечения безопасности полётов уделяется гораздо больше внимания, чем прежде.

Президент США Джордж Буш считает целесообразным присутствие полицейских на борту самолётов, совершающих рейсы внутри страны. Готово в случае необходимости пойти на такой шаг и руководство крупнейшей немецкой авиакомпании «Люфтганза».

Вследствие снижения спроса на билеты, многие авиаперевозчики решили отменить некоторые рейсы и поднять цены. Пассажирам, отправляющимся в США, приходится появляться в аэропортах европейских столиц на час-два раньше, чем обычно. В Америке введено правило, запрещающее парковать автомобили в непосредственной близости от зданий аэропортов.

Мерам по повышению безопасности полётов в гражданской авиации будет посвящён один из следующих выпусков «Науки и техники». А в сегодняшней передаче Вас ждёт рассказ о том, как живут и работают астронавты на орбите.

Уже больше месяца на борту Международной космической станции (МКС) работает экипаж третьей длительной экспедиции – астронавт американского агентства НАСА Фрэнк Калбертсон и российские космонавты Владимир Дежуров и Михаил Тюрин. Вместе с ними на МКС был доставлен грузовой модуль «Леонардо». Его изображение даже поместили на эмблему миссии STS-102 (по американской классификации). На борту «Леонардо», который после разгрузки отправили назад на Землю, находилось несколько сот килограммов оборудования, а также стойки для модуля «Дестини».

В программу 6-месячного пребывания третьего по счёту основного экипажа на орбите входит выполнение около полусотни научных экспериментов, разработанных российской и американской стороной, монтаж доставленной на МКС аппаратуры (в том числе и с внешней стороны станции), а также приём нескольких экспедиций посещения.

Фрэнк Калбертсон, Владимир Дежуров и Михаил Тюрин сменили на орбите членов второй длительной экспедиции, в состав которой входили астронавты НАСА Джеймс Восс и Сьюзен Хелмс и российский космонавт Юрий Усачёв. Они пробыли на МКС чуть меньше полугода – 167 дней. Буквально сразу после возвращения на Землю они дали интервью американскому телевидению, рассказав о своих необычных впечатлениях. Подробности – в сообщении, подготовленном Сильвией Тигс.

- Прошедшая неделя была для меня очень тяжёлой. Вставать рано утром и тут же бежать в ванную – на орбите в этом плане всё было гораздо проще,

- именно так шутливо описал свои ощущения Джеймс Восс спустя несколько дней после завершения полёта в космос. Как известно, в состоянии невесомости на движение тратится гораздо меньше энергии. Человек к этому быстро привыкает; так что после возвращения с орбиты ему приходится как бы заново адаптироваться к земным условиям. Специально разработанный для американских астронавтов курс реабилитации рассчитан на полтора месяца. Подход к каждому строго индивидуальный: кому-то после возвращения из космоса трудно удерживать равновесие при ходьбе, кто-то испытывает проблемы в связи с ослаблением мышечных усилий...

Общаясь с журналистами, члены экипажа второй длительной экспедиции уверяли, что отлично ладили друг с другом, и что МКС идеально подходит на роль «космической коммуналки». Между прочим, астронавтам НАСА Сьюзен Хелмс и Джеймсу Воссу и российскому космонавту Юрию Усачёву уже доводилось вместе летать на орбиту. В мае 2000 года они – вместе с командой американского корабля «Атлантис» – на несколько дней отправлялись на МКС для проведения работ, связанных с доставкой грузов и строительством станции. Этот полёт стал подготовительным перед отправкой в длительную экспедицию. Кстати, с Юрием Усачёвым американские астронавты знакомы уже давно; и именно этот факт, по словам Сьюзен Хелмс, помог экипажу быстро сработаться:

- Там, в космосе, мы были хорошей командой. Друг с другом мы сотрудничаем уже на протяжении нескольких лет. Для слаженной работы не последнее значение имел тот факт, что каждый из нас уважительно относится к сохранению интимной сферы коллег.

43-летняя Сьюзен Хелмс стала первой женщиной, вошедшей в состав длительной экспедиции на МКС. Но новичком её не назовёшь: начиная с 1993 года, Хелмс уже пять раз отправлялась на орбиту на американских челноках. Правда, за исключением последнего, полёты были непродолжительными – от пяти до шестнадцати суток.

Сьюзен Хелмс говорит, что во время пребывания в космосе наибольшее удовольствие получала от царящей там тишины: v - Ничто не может нарушить этой тишины – ни телевизор, ни телефон; и к этому невольно привыкаешь. Я даже не ожидала, что буду просто наслаждаться этим покоем.

Командира второго экипажа МКС, 43-летнего россиянина Юрия Усачёва привлекло другое:

- Мы все уже замечали, что там на орбите есть свой специфический запах. Он похож на тот, который исходит от разогретого металла. Так и стали называть этот запах – «разогретый металл».

Опыта работы на орбите у Ю.Усачёва было гораздо больше, чем у других членов экипажа. Он дважды входил в состав длительных экспедиций на станцию «Мир» – в 1994 и 1996 году.

Для коллеги Юрия Усачёва – 52-летнего астронавта НАСА Джеймса Восса – самыми яркими и незабываемыми остались впечатления от выхода в открытый космос:

- Вид на Землю из космоса просто потрясающий. Мы даже часто ненадолго прерывали свою работу, чтобы просто насладиться этим видом.

Полёт Ю.Усачёва, Д.Восса и С.Хелмс продлился 167 суток – на месяц дольше запланированного. За это время на МКС был доставлен дистанционный робот-манипулятор и шлюзовая камера для выходов астронавтов в космос. Кроме того, основной экипаж принимал на борту станции три экспедиции посещения, в одну из которых был включён и «космический турист» №1 Дэннис Тито. Помимо работ по монтажу доставленного на МКС технического оборудования, Ю.Усачёв, Д.Восс и С.Хелмс провели несколько десятков экспериментов, многие из которых были посвящёны изучению воздействия космических условий, в частности, невесомости, на человеческий организм.

Распорядок дня на орбите обычным никак не назовёшь. Неожиданности подстерегают исследователей Вселенной чуть ли не на каждом шагу, нештатные ситуации не редкость. И в этом плане Международная космическая станция почти не отличается от российского орбитального комплекса «Мир», в марте этого года затопленного в южной акватории Тихого океана. 43-летний Томас Райтер – рекордсмен среди немецких астронавтов по продолжительности беспрерывного пребывания в космосе. Он 179 дней и ночей находился на борту станции «Мир». В беседе с Дагмар Рёрлих он поделился своими впечатлениями о работе на орбите.

Согласно программе пребывания на «Мире», большую часть времени Томасу Райтеру – дипломированному инженеру в области аэрокосмических технологий и бывшему военному лётчику – надлежало заниматься проведением нескольких десятков экспериментов, совместно разработанных учёными из стран, входящих в Европейское космическое агентство (ESA). Для этого Т.Райтеру пришлось поднабраться знаний в самых разных областях науки – от астрофизики до сопротивления материалов. Одним из главных направлений при проведении экспериментов было наблюдение за воздействием невесомости на человеческий организм, а также изучение свойств материалов в условиях космоса.

В отличие от большинства других зарубежных астронавтов, Томас Райтер был на станции «Мир» не просто исследователем-экспериментатором, а бортинженером. Поэтому в его задачу входило и оказание помощи своим российским коллегам Юрию Гидзенко и Сергею Авдееву при поддержании технического оборудования орбитального комплекса в рабочем состоянии.

- День у нас начинался в восемь часов утра. Поднимаясь, мы первым делом проверяли, как работают основные бортовые системы, всё ли в порядке; и только после этого можно было умываться, бриться, чистить зубы – в общем, приводить себя в порядок, как и на Земле. Потом мы все вместе завтракали и около часа спустя после подъёма приступали к проведению экспериментов или профилактическим работам – в зависимости от того, что было запланировано программой на этот день.

«Весь день расписан буквально по минутам», - говорит Томас Райтер.

- Мы работали с девяти до часа-двух - в зависимости от обстоятельств. Затем целый час посвящали физическим упражнениям. Ведь находясь в длительной экспедиции, необходимо интенсивно заниматься спортом, чтобы тренировать мышцы. Потом – обед, на который отводится максимум 45 минут.

После обеда, обычно часа в три пополудни, члены экипажа станции «Мир» вновь приступали к работе, заканчивая её примерно в семь-восемь часов вечера. Затем опять занимались спортом, ужинали. После этого, отмечает Томас Райтер, готовились к работе, предстоящей на следующий день.

- Для начала заглядываешь в программу. Смотришь, какие приборы и инструменты тебе завтра понадобятся и сразу откладываешь их. Потом дорабатываешь то, что не успел сделать днём; ведь не все эксперименты удаётся провести в отведённое для них время.

Суббота и воскресенье официально считались выходными, однако и в эти дни члены экипажа не только отдыхали и расслаблялись, но и продолжали работать.

- Время от времени надо, конечно же, заниматься уборкой, как и дома. И на орбитальной станции, которая эксплуатировалась к тому времени уже не один год и где побывали несколько десятков человек, это было очень-очень важно. Мы внимательно следили за соблюдением правил гигиены. Так, как-то мы проводили эксперимент, целью которого было проверить, есть ли на станции микроорганизмы. Так вот их оказалось крайне мало! Это неудивительно, потому что чуть ли не каждую неделю мы делали генеральную уборку: пылесосили, меняли фильтры, протирали все поверхности тряпкой, пропитанной специальным дезинфекционным раствором. Это была обычная для выходных дней работа. Но приходилось, конечно, и заниматься проведением экспериментов – правда, в меньшем объёме.

Кроме того, в случае прибытия на «Мир» экспедиции посещения, график кардинально менялся. В это время работать приходилось каждый день, забывая про выходные, а иногда даже и ночью. О многочасовом выходе в открытый космос Томас Райтер говорит с особым удовольствием. Вместе со своим коллегой С.Авдеевым он закреплял на внешней стороне станции научное оборудование Европейского космического агентства.

О полёте на орбитальную станцию «Мир» Томас Райтер, который, кстати, отлично говорит по-русски, вспоминает с восторгом:

- Это просто удивительно. До этого я никогда не получал подобных впечатлений. Это было так красиво. Трудно описать это словами...

Томас Райтер мечтает вновь отправиться на орбиту. Год назад я брал у него интервью и, в частности, задал тогда вопрос о том, входит ли в его планы работа на Международной космической станции. И вот что он на это ответил:

- Да, такие планы у меня есть, и я достаточно высоко оцениваю собственные шансы. К сожалению, сегодня я ещё не могу точно сказать, когда это произойдёт. Но рано или поздно я обязательно ещё раз отправлюсь в космос. Я в этом уверен!

Реальный шанс отправиться на МКС у Томаса Райтера недавно действительно был. Когда в начале года разгорелся спор по поводу того, вправе ли Россия включать в состав очередной экспедиции на Международную космическую станцию американского миллионера Дэнниса Тито, руководство агентства НАСА говорило о необходимости его замены на члена Европейского корпуса астронавтов Томаса Райтера. Но Москва всё-таки настояла на своём, и на орбиту отправился заплативший за полёт 20 миллионов долларов «космический турист» Д.Тито...