1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Мосты

01.03.2001 Самый популярный немецкий телеведущий Гюнтер Яух усыновил двух девочек из России

Все больше бездетных семейных пар из Германии решаются на усыновление детей из-за границы. Дело втом, что в последнее время из-за улучшевшегося социального и финансвого положения матерей-одиночек, количество брошенных детей в Германии значительно сократилось. И бездетные родители, желающиеусыновить ребенка из Германии, в буквальном смысле выстаивают длинную очередь. На примерно 20 кандидатов здесь приходится один ребенок. Супругам часто приходится ждать от трех, порой до пяти лет. Процедура усыновления детей из стран Латинской Америки, Азии, Африки и Восточной Европы, детские дома которых переполнены, продолжается не дольше, чем обычная беременность: девять месяцев. В прошлом году в Германии было зарегистрировано около двух тысяч международных усыновлений. Россия внастоящее время - один из крупнейших "бэби"-экспортеров. Ежегодно 5 000 российских сирот находят родителей в высокоразвитых странах. В 1999 году немцами было усыновлено около двухсот российских ребятишек. Понятна причина, по которой бездетные родители идут на этот шаг. Что же двигает уже состоявшимися мамами и папами принять в свою семью маленького россиянина из детского дома? Ответы на этот и другие вопросы вы узнаете из репортажа Оксаны Евдокимовой.

Гюнтер Яух - звезда немецкого телевидения. Но не только этим он известен в Германии. 3 года назад Яух и его супруга Теа удивили немецкую общественность тем, что приняли в свою семью русскую девочку Катю. Удивили, потому что в их семье уже тогда были родные домочадцы: Свеня и Кристина. Что побудилоЯухов принять чужого ребенка? Произошло это следующим образом. Супруга Гюнтера Яуха Теа как-то отправилась в гости на родину своей подруги - в Сибирь. В Тюмени она посетила детский дом. Познакомившись с его директором, Теа узнала, что многие сироты вряд ли найдут себе родителей в России: большинство из них больны. Тогда, в 1997 году, Теа и познакомилась со своей будущей дочерью. Шестимесячная Катя оказалась в детском доме после смерти своей матери. Ее отец был таджиком, мама татаркой. Из-за своей нерусской внешности, по словам директора детского дома, у Кати были незначительные шансы получить русских маму и папу. Именно тогда Теа решила взять Катю с собой в Потсдам. Почему? Об этом говорит Гюнтер Яух:

"К тому моменту у нас уже было двое детей. И скорее всего у нас могли бы появиться еще родные дети. Но нам пришлась по душе мысль, в будущем жить с другим ребенком, который как раз фактически не былбы родным, но который мог стать таковым, чью судьбу мы, возможно, могли бы изменить в лучшую сторону, чем если бы этот ребенок рос в детском доме. Хотя в самом начале мы были не очень уверены, потому что невозможно заранее знать, что ты, как отец или мать, будешь чуствовать по отношению к приемному ребенку. Но именно из-за того, что наш первый опыт оказался удачным, три года спустя мы решилиеще раз рискнуть и из того же самого детского дома удочерили Машу. Это, конечно, риск, потому что доконца не известно, насколько здоров ребенок. Катя и Маша в начале сильно болели. Хотя на самом делепосле того, как вы узнаете этих детей поближе, это уже не важно. Я знаю, что многие приемные родители ужасно боятся всяких болезней. Мы этого не боимся", -

- говорит Гюнтер Яух.

Процесс международного усыновления в среднем продолжается один год. Гюнтеру Яуху и его жене в какой-то степени повезло: за шесть месяцев им удалось решить все бюрократические проблемы. После того, как им была предложена Катя, Яухи направили все необходимые документы в управление по делам молодежи Потсдама. Было необходимо пройти так называемую проверку на способность быть приемными родителями. В дом Яухов приходил чиновник, чтобы проверить, достаточно ли места в доме для ребенка, хватает ли финансовых средств для того, чтобы вырастить его, какое впечатление производят родители, насколько прочны отношения между ними, достаточно ли у супругов опыта для воспитания приемной дочери, как относятся к усыновлению родные дети. Получив положительный отчет от потсдамского управления, Яух отправил все документы в областной суд Тюмени, после чего Катерину на три месяца внесли в российский центральный список детей-сирот: и так как в течение этого времени никто из россиян не пожелал удочерить Катю, Тео и Гюнтер Яухи получили официальное разрешение принять девочку в свою семью.

Сложность процедуры международного усыновления объясняется тем, что за последние десять лет в России, как и других странах Восточной Европы много детей было вывезено за рубеж коммерческими, часто действующими нелегально, агентствами. Как говорит сотрудник Центрального ведомства по усыновлению в Гамбурге, Рольф Бах, международное усыновление через государственные ведомства стоит в среднемдесять тысяч марок. Если же в дело вступают коммерческие или криминальные агентства, то приемный ребенок может обойтись родителям от 30 до ста тысяч марок. Именно поэтому ужесточенный контроль и сложность процедуры в России Рольф Бах считает главным средством борьбы с криминальным бизнесом,получившим страшное название: торговля детьми.

"На мой взгляд, ситуация в России в последние годы изменилась в лучшую сторону. В начале девяностых она была намного драматичнее. Раньше в России, как и других странах Восточной Европы, вообще не было практики международного усыновления. Процесс молниеносно стартовал после падения Берлинской стены. Тогда не было ни законов, ни людей с опытом. Но постепенно ситуация начала меняться, начали приниматься соответствующие законы. Главной проблемой для России по-прежнему остаются американские коммерческие агентства, которые просто на этом делают деньги", -

- считает Рольф Бах, сотрудник Центрального ведомства по усыновлению в Гамбурге.

Бездетные родители, стремящиеся любой ценой получить заветного малыша, платят агентствам огромные деньги, что облегчает процедуру на многих этапах. Коррумпированности этого процесса, по мнению Рольфа Баха, можно было бы воспрепятствовать принятием Гаагской конвенции по международному усыновлению. Подписав этот документ, Россия обязалась бы работать только с государственными ведомствами. Гюнтеру и Тее Яухам дважды повезло абсолютно легально пройти через сложную процедуру международного усыновления:

"Мы очень много слышали как раз из Петербурга и Калининграда, что там там действительно в ходу взяточниство. Но из-за того, что я в Германии достаточно известен и из принципиальных соображений не иду на это, я с самого начала сказал, что удочеряем лишь в том случае, если процесс будет протекать абсолютно легально. Для меня это было главным условием, в противном случае у меня могли бы возникнуть серьезные проблемы".

По официальным данным, в России насчитывается 650 тысяч детей-сирот. Ежегодно около 5 тясяч малениких россиян покидают страну. Для четырех тысяч родиной становится Америка. В России все больше говорят о распродаже генофонда России. Некоторые политики выступают за полный запрет вывоза сирот за рубеж? Рольф Бах, сотрудник Центрального ведомства по усыновлению в Гамбурге, говорит по этому поводу следующее:

"Если бы в России было достаточное количество приемных родителей, тогда эту проблему можно было бы решить. Насколько мне известно, русские родители редко готовы усыновлять больных детей, или детей-инвалидов. Их принимают как раз немецкие семейные пары. А то, что касается распродажи генофонда, то об этом говорили политики во всем мире, но между тем они редко делали что-то для блага детей . До тех пор, пока для детей-сирот альтернативой остается жизнь в детском доме или даже на улице, международное усыновление я считаю необходимым", -

- говорит Рольф Бах, сотрудник Центрального ведомства по усыновлению в Гамбруге.

Что интересно, проблема усыновления детей иностранными гражданами возникла после второй мировой войны и в Германии. Тысячи немецких сирот усыновлялись гражданами стран североамериканского континента, Скандинавии и Бенелюкса. И политики тогда вели похожие дискуссии. Им, правда, удалось решить эту сложную задачу введением закона, запрещающего вывозить немецких сирот за пределы Германии. Но не на голых политических амбициях и возгласах типа "мы сами позаботимся о наших детях" основывалось принятие столь смелого решения: благоприятное развитие германской экономики плюс достаточное количество родителей, которые были готовы усыновить сирот, были решающими факторами. В России пока об этом говорить рано. В детских домах обитают 650 тысяч сирот, из годав год становится больше.

Многие приемные родители из высокоразвитых стран свой поступок по отношению к российским детямрассматривают как своеобразный акт благотворительности. Вот что по этому поводу думает Гюнтер Яух,известный телеведущий и отец двух приемных дочерей из России:

"Знаете, благотворительность - это когда дают кому-нибудь деньги, или кого-то поддерживают, или работают для какого-нибудь проекта. Но если вы берете в свою семье ребенка, то этот человек остается навсегда с вами связанным. И, на самом деле, у меня и Теи такое ощущение, что мы, родители, становимся счастливее через этих детей. Я думаю, что тот, кто всего на всего рассуждает: ах да, я хочу спасти ребенка - и необдумывает при этом все как следует, столкнется скорее всего с проблемами в воспитании. Нужно все трезво обдумать, способен ли я вырастить приемного ребенка, буду ли я готов бороться с трудностями, если, например, ребенок окажется нездоровым, готов ли я к проблемам, которые скорее всего не возникнилибы при воспитании родных детей. Приукрашивать действительность в этом случае не стоит".

Как говорят эксперты, у приемных детей в возрасте 14-15 лет возникает желание посетить родину, можетбыть, даже заняться поиском своих родных родителей. Именно поэтому психологи советуют не скрыватьот усыновляемых информации об их происхождении. Так и поступают в семье Яух:

"Если наша четырехлетняя Катя видит глобус, она может сразу показать, где она родилась.Тогда она указывает на эти российские просторы. Показывая на Германию, она знает, что там родились ее родители, сестры. Кстати, в воспитании мы не делаем никаких различий. Они все сестры, одно сердце, одна душа. В этом отношении нет никаких эмоциональных проблем. Кстати, перед тем, как принять решение об усыновлении, я и Теа говорили об этом с нашими родными детьми. Они нам дали ясно понять, что они очень этого хотят и были счастливы, когда в нашем доме появилась первая девочка".

Кате, первой приемной дочери Яух, сейчас четыре года. Душа девочки с раскосыми глазами, как говоритГюнтер Яух, для него до сих пор остается загадкой.

"Мы могли бы себе спокойно представить, как наша Катя в возрасте четырех-пяти лет могла бы совершенно самостоятельно скакать на пони. В ней есть что-то такое дикое, она совсем не такая, как наши родные дети, несмотря на то, что воспитываем мы их абсолютно одинаково. И мы с любопытством ожидаем ее взросления. Позволит ли она нам тогда заглянуть в ее русскую душу? Этого мы еще не знаем".

В Германии, как и в других государствах Западной Европы, господствует негативное мнение о детских домах России. Супруга Гюнтера Яуха Теа после посещения тюменского детского дома не подтвердила расхожее мнение. Об этом говорит Гюнтер Яух:

"Прежде всего, моей супруге бросилось в глаза то, что ухаживают за детьми совсем не плохо. Им есть чтоодеть, поесть. В этом отношении было все в порядке. Единственное, что является проблемой в любом детском доме мира, - это дефицит тепла, внимания, то, что у воспитателей слишком мало времени, чтобы заботиться о каждом ребенке".

Итак, с мая 2000 года в семье Яух четверо детей. Последней дочери Маше чуть больше года. Девочки не говорят по-русски. Их родным языком будет немецкий. Единственное, что их все еще связывает с родиной- это временное российское гражданство, русские имена да обязательство немецких родителейрегулярноотправлять в Тюмень отчет о жизни девочек в Германии. А еще - песня "Калинка", пению которой Катерина научилась у русской подруги Теи, той самой, которая и была связующим звеном между семьей Яух инаходящимся за несколькими тысячами километров тюменским детским домом. ма одной из стен этого дома висит доска, а на ней - фотографии счастливых,улыбающихся россиянок, нашедших семейный очаг в далекой Германии.

С популярным телеведущим Гюнтером Яухом беседовала Оксана Евдокимова. Вермя нашей передачи подошло к концу. Мне осталось только попрощаться с вами, дорогие друзья, и пожелать всего самого доброго. До встречи в эфире в это же время ровно через неделю.